Триста лет тому назад

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Италия Кальяри. Давыдов.

Это был тот самый утес, где всегда стояла Мими ожидая его. Как она узнавала? Один бог ведает, видно подсказывало её любящее сердечко. Давыдов выплюнул травинку. Надо начать курить трубку, что ли. Вроде как успокаивает.

Что же случилось на самом деле, Мими? Отец не смог ничего рассказать, тот был уверен, что его дочь покинула дом добровольно, никаких следов борьбы, пропала всего лишь её любимая шаль и гребни, подаренные любимым, и все.

Да, здесь вся округа знала, что монсеньёр берет к себе девушек, потом награждает приданым. на последок сказал старый рыбак.

Сердце предательски сжалось и зажгло грудь. Давыдов выровнял дыхание. Так успокоится. Если с ним что то случится, Мими никто не поможет это точно. Он несся сюда как сумасшедший, меняя специально размещенных коней по пути следования, не отдыхая, кажется даже не ел. Его гнало непреодолимое чувство утраты, почему-то он подумал, что любимая заболела, а скромный доход рыбака не позволяет обратится к лекарю.

Приехав к дому он застал только печального отца Бенедаты в компании с черным котом и бутылкой граппы. Выслушав версию полупьяного мужчины, гость еще держась за сердце присел на сундук. Версия хоть и сомнительная, но предчувствие беды улеглось, и Давыдов решил подождать до утра, а днем уже наведаться в гнездо этого милорда, и самому посмотреть, по доброй ли воле Мими последовала туда.

Может это её выбор. Да, Давыдов тоже предлагал ей богатство безбедную жизнь, но как ни крути, он не молод, и не так уж пригож собой. Девочка безусловно достойна большего, и сама в праве выбирать свою судьбу. И если она решила так, это её право, но его любовь не станет от этого меньше.

Если это её ошибка, он её простит. Если её выбор пожелает счастья, и будет смотреть. Иногда издалека. 

Ну а если это чьи-то грязные помыслы, и Мими увезли насильно – Давыдов поднялся в полный рост и сжал кулаки. Можно пожалеть недостойных. Он не остановится ни перед чем.

Италия Замок N. Через час после отъезда Шарлотты

Пьер пришел в замок пешком, и один. Так спокойнее. Поговорит с девкой, объяснит ей как надо себя вести, припугнет, не без этого. За размышлениями главарь похитителей, и поверенный монсеньера в делах амурных, прошел через портик первого этажа, и даже миновал комнату, где оставил девушку. Опомнился, вернулся и долго созерцал накрытый ковром сундук, осознавая что там, на сундуке никого нет. В сундуке тоже никого не обнаружилось.

На всякий случай Пьер посмотрел под сундуком. Потом обыскал весь первый этаж.

Потом плюнув на строжайший запрет, поднялся на второй и все обыскал там. Тщетно. Во всем замке небыло ни души. Девка исчезла. Ведьма.

Пьер перекрестился и рысью направился к своим сообщникам, Старый говорил, что в соседней деревушке есть подходящая молодка, и с ней можно легко сговориться. А он, Пьер, пожадничал, да и выслужиться хотел, приведя бабу помоложе и не прибитую работой на большую семью. выслужился осел.

 Так скорее, в деревню, сговориться с молодкой, пока не приехал милорд, а золото, что ж, как нибудь отыграется.

                                                                                ***

Вокруг странного замка небыло ни рва, ни моста, вообще, как оборонительное сооружение – тфу. Никуда не годится. Давыдов расседлал коня и спутав ему ноги отпустил попастись в ближайшем пролеске.

Подступы к замку очень хорошо просматриваются, незаметным не проскочишь. Замок, кстати, весьма и весьма знакомый. Как то именно там, однажды проходило собране двенадцати. Случайность? Шутки провидения?

 

Дорога, опять таки, наезженная и нахоженная, судя по следам, множеством деревянных башмаков. Раннее утро, жары еще нет, мужчина присел на обочине дороги и покусывая травинку погрузился в невеселые думы.

Ревность? Пожалуй нет, только горечь потери, и сожаление того, что не смог дать Мими всего, чего она заслуживает. И вот теперь она в замке, а ты сиди здесь, старый болван! И кусай локти! Да она никогда ничего не просила, да и чего она попросит у бедного моряка! До прикидывался скромным матросом!

Теперь Мими в замке. Бесчувственный болван! Думал только о себе, приезжал, отдыхал, покой, свобода! Потом возвращался в свое именье с кучей слуг, и заботливой Глафирой, а Мими оставалась тут, одна, хозяйство, отец, сети. А ведь наверняка ей хотелось другой жизни. Она не говорила этого, даже напротив, говорила что не хочет. Боялась , что он пойдет на преступление из-за богатства. Какой болван! Упивался мыслью, что Мими любит его таким как он есть! Без титула, денег, связей.

Напыщенный индюк. Ты подумал о ней? Что она тратит свои лучшие годы, свою юность и свежесть, на такого болвана как ты. Если бы он мог... Если бы все вернуть... Он поговорил бы с ней, и раз, и еще раз, и даже открылся бы... Но где его птичка?

Так он сидел ругая себя на все корки, когда в начале дороги показалась группа крестьян, направлявшихся к замку.

Давыдов подобрался, оглядел себя – отлично, как раз похож на бывалого моряка, штаны добротная куртка, шляпа и платок. Что он сможет свободно разговаривать на местном диалекте, мужчин не сомневался. Кучка крестьян тем временем поравнялась с ним.

- Здоров будь отец! И вы будьте здоровы, добрые люди

- И тебе не хворать

- Я вот подрядится на работу хочу, добры люди

- Так Бог в помощь, подряжайся

- А не подскажете ли, какой светлости тот замок? И может ихняя светлость меня возьмет?

Крестьяне переглянулись и энергично замотали головами, но самый старый пожевав губами изрек – Кто знает, может и найдется. Ты парень здоровый, сильный. Монсеньёр давно велел перетащить мебеля да сундуки. Идем, я тебе заплачу.



Виктория Ветер

Отредактировано: 12.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться