Трудно быть логом

Размер шрифта: - +

Кровавая тропа

+++++++

Кровавая тропа

 

Неделю спустя.

- Слышал, что у одиннадцатого в зоне творится? Локи* схлопываются одна за другой. Его уже шеф отлюбил, как слон черепаху. В Альфе шарахнул молнией, а в реале орал двадцать минут.

- Жесть. Ещё неизвестно, где опасней.

- Угу. Повезло ему, что проверяющие. А то шеф устроил бы глобальный апокалипсец. Напоследок вкатил одиннадцатому строгача и предупреждение, что ещё раз – и в лоскуты.

Угу. Вояка в тюрьме,  ворюга в пролёте, теперь и одиннадцатый отхватил… Прям чёрная полоса у чёрных, хы-хы.

Из служебного чата Альфа-Мира

 

***

 

Дождь ровно и неустанно молотил по осеннему лесу. Мокрые деревья цеплялись макушками за пелену облаков.

Двое медленно ехали по превратившейся в ручей тропе. Лошади осторожно ставили копыта в воду и фыркали, раздвигая нависшие над дорогой ветки.

Первый вёл коня шагом и постоянно оглядывался. Второй, идущий в поводу, лишь покачивался.

Сумерки сгущались. Пора было становиться на ночлег.

Деревня вынырнула внезапно, без полей и засек. Сразу за деревьями вдруг стала стена из заострённых брёвен, с тяжёлыми воротами из дубовых плах.

Учуявшие кров лошади пошли живей.

Первый откинул капюшон и постучал в ворота, не покидая седла. Внутри звонко залаял пёс.

Всадник ждал. Брёвна в заборе были свежие. Они даже начали вести вокруг ров.

- Что надо? – наконец-то хрипло крикнули изнутри.

- Свет вам. Мы странники. Просим приюта, - заученно отозвался всадник.

- Нет у нас приюта, езжай дальше, добрый человек.

Похоже было, что отвечавшему самому это не нравилось. Сколько ему было лет? Судя по голосу, немного.

- Я знаю, что у вас завёлся зверь, на которого нет управы, - сказал всадник в мокрые доски.

Струйка воды пробежала по спине.

- Если знаешь, тем более уходи, добрый человек, - сказал другой голос, постарше и погрустней, - Не поможешь ты нам.

- Не помогу, - согласился всадник, - Он поможет. Это он убил упыря в Чёрных Горках.

И потянул за повод второй лошади, на которой чуть покачивалась безмолвная фигура.

За воротами долго спорили, множились голоса. Над головой вдруг вспыхнул факел с невидимой прежде вышки, двинулся к лицу. Всадник безучастно повернулся навстречу.

Далеко ли до того выворотня, под которым хоть как-то можно переждать ночь?

Внутри заскрипел по пазам толстый брус. Ворота приоткрылись.

Двое медленно въехали в деревню, и ворота поспешно затворились. Их встречали четверо в плащах и с копьями. А впереди стоял осанистый мужчина, крепкий, и в годах. Вода стекала по его богато вышитой рубахе, но он будто не чувствовал холода.

- Прошу в мой дом, дорогие гости, - низко поклонился он, - Я – Липовар. Здешний староста.

- Я - Торп. А это – Мрум – отозвался первый всадник, спрыгнул с коня, подошёл к спутнику, и начал быстро распутывать ремни, которыми тот крепился к седлу. Справившись, он потянул на себя и привычно поймал плечом оседающее тело.

Далеко над лесом прогремел вечерний гром.

 

Огонёк лучины робко раздвигал над столом ночь, выхватывая лишь носы и щёки. Дальше стояла хихикающая и шушукающая темнота, в которой иногда мелькали озорные тени. Семья у Липовара была большая, кто б сомневался.

- … О прошлой луне случилось.

Холодная каша, заправленная льняным маслом, была чудо как хороша, как и сбитень. Гость ел не чинясь, хватая большие куски загрубевшими пальцами. Он оказался молодым здоровым парнем, густо заросшим рыжей бородой. Через лоб наискось у него шёл свежий шрам, лукаво поднимающий бровь.

- …Мы сразу и не поняли, - тихо говорил староста, - Думали – спят, или ушли до петухов. Потом глядим -  с домом что-то не то. Почернел весь. Я внутрь сунулся, а там и мельник, и жена, и дети лежат. Видно, к дверям бежали…

Липовар запнулся, заново переживая эту жуть. Гость продолжал жевать, шумно облизывая пальцы.

- Мы сначала думали, волк их порвал, - продолжал Липовар, отхлебнув горячего сбитня, - Собаки внутрь не идут, скулят, упираются. Зашли втроём с копьями и сетью, тут ОН из-за печи и прыгнул. Хрола успел порвать. Тот через два дня помер.

Потревоженный сквозняком огонёк вдруг вскинулся, раздвинув темноту до сидящей рядом с первым гостем безмолвной фигуры.  Староста вздрогнул и осёкся.

- Браги принеси, - бросил он за плечо, принял кувшин, и прилип к нему тремя долгими глотками.

- А позже, - почти шёпотом завершил он, - Он ночью к Хлопарю пришёл. У того пятеро было, да старики. Он один и спасся. Так и живём теперь, в трёх домах всем селом. Куда нам перед зимой податься?

Каравай был чудо как хорош, душистый и чуть тёплый. Торп заурчал от удовольствия.

- Господин Торп, - староста запнулся, - А вы их правда… Одолеете?

Гость смачно, с расстановкой догрыз крыло.

- Одолеем.

Торп подмигнул в темноту за плечом старосты. Оттуда фыркнули. Дочь у Липовара была хороша…

- Мы, конечно, в город обращались, - тихо продолжал Липовар, - Но меня и слушать не захотели. Сказали – солнце плохо славили.

Рыжий снова подмигнул в темноту.

- А у меня Знак перед домом стоит, золочёный! Каждый день маслом мажем! Я бутылку свячёной воды я взял за два золотых, да слова нужные от жреца выучил. Да вот…

- У зверя была корона? - вдруг раздалось сбоку, и староста подскочил, ударившись коленями о стол. Второй пришелец уже не спал и глядел пронзительно и ясно жёлтыми глазами, будто и не был только что бессловесной куклой. Вдруг разгоревшаяся лучина выхватила его плечи с лицом. Он тоже был молод. Убранные в хвост серые волосы, серые усы, и бородка. Его легко можно было бы потерять в темноте, если бы не глаза.



Константин Павлов

#11654 в Фантастика
#2023 в ЛитРПГ
#13299 в Разное
#402 в Боевик

В тексте есть: выбор, другой мир, реалрпг

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться