Трудовые Будни Великого Героя

Размер шрифта: - +

ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ СТАРОЙ ИСТОРИИ

Карта мира ТБВГ

Что общего у дракона, оглобли и лихорадки? Тупой охотник, которому мозги отшибло задолго, до того, как он взял меч в руки. Это же надо так было вляпаться...

Дракон, закованный в сверкающую бронзовую чешую, возвышался надо мной и явно размышлял, как быстрее прикончить мастера-бестиария. Не могу его винить: припёрся на его территорию посреди болота, в тяжёлом доспехе, с двуручником на плече и с намерением заполучить редкий трофей.

Мне показалось, что слышу издевательское ржание коня, оставшегося на границе топи. Ну, и правильно: и так проваливался по щиколотку в трясину под весом железа, так ещё бы коня пришлось тащить на себе.

Лошади умнее людей - не лезут туда, где не пройти.

Пока в голове мелькали мысли, а дракон, приблизив ко мне широкую морду и сверкая прищуренными в усмешке глазами, решал, что делать с безумным бестиарием-одиночкой, тело продолжало действовать. Подошёл поближе, оторвал руку от двуручника на плече и швырнул невесомую магическую пыль прямо зверю в пасть.

Дракон хрипло вдохнул, поморщился, потряс головой. Выдохнул. И полностью сосредоточился на мне.

Ой. Я скинул двуручник с плеча и впервые задумался: с какого перепугу взял эту оглоблю вместо привычного бастарда?

Дракон сделал шаг вперёд и небольшие волны мутной воды и грязи нанесли первый, самый слабый удар по моим доспехам.

Не так я рассчитывал одолеть своего дракона, но всё равно - ты мой!

Взмахнул мечом, и он гулко прошелестел в воздухе. Дракон словно кивнул, прижимая голову к длинной шее, рыкнул и... закашлялся.

Неужели?!

Дракон чихнул и зелёное пламя плеснуло прямо в меня. Раз. Закалённая сталь и магия алхимиков отразили первый, самый сильный удар.

Дракон пытался сдержаться, но пыль щекотала ему ноздри, и он продолжал чихать. Новые порции огня становились всё жиже и холоднее, пока не остался только кашель простуженной рептилии. Наросты на шее и спине стояли торчком, как шерсть у разъярённого кота.

Вот теперь за дело.

Быстро прошлёпал по болотной жиже поближе к дракону, стараясь на сломать лодыжки на невидимых кочках. Величественная тварь походила на пьяную монашку: крутила головой и ничего не соображала.

Вот теперь - ударить! Бросил двуручник к шее твари, но дракон дёрнулся и ушёл от меча. Я развернулся, использовал инерцию длинного оружия, нанёс удар сбоку. Дракон пытался дотянутся до меня лапой. Перепонки на ней издавали лёгкий хлопающий звук. Лапа пролетела выше, даже не коснувшись шлема.

Продолжаем пляску, вращаем мечом и пытаемся отрастить плавники, чтобы не утонуть в болоте.

Попал!

В смысле, я попал, и подмышка дракона окрасилась красным. Ближайшие не сгоревшие в пламени кусты затряслись от вопля рептилии. Теперь усилим натиск!

Но вместо нового удара, мне показалось, что на забрало шлема набросили паутинку и мир потерял чёткость. Болото с чмоканьем вцепилось в мои ноги и отказалось отпускать. Я дёрнул одну ногу, поднял голову, чтобы посмотреть на дракона и увидел только летящую мне в лицо перепончатую лапу.

Болото уступило силе дракона и отпустило меня из своих влажных объятий. Я чувствовал, как сместился горизонт. Видел, как отдалился всё ещё чихающий дракон. Ощущал, как приближается жёсткая посадка. И снова тренированное годами тело само подняло руку, скрючило пальцы и активировало формулу.

В темноте перехода остались запах травы, гари и почему-то крови. Интересно чьей?

Я отложил перо и сжал голову руками. Казалось она разваливается не только по швам черепа, но и змеится трещинами от глаз к затылку.

Чёртова лихорадка, дракону её в дышло! Как же замучила болезнь! Третий день вставать с тяжелой головой, чувствовать полный упадок сил. И как назло — куча приглашений на турниры, охоту и один обнаглевший дракон. А у «великого героя» нет сил даже на то, чтобы поднять ложку с микстурой, не то что — свой меч.

Я встал с кровати и подошёл к окну. Серое небо раскинуло над городом свои объятия, приглашая в мир тоски и уныния. Погода соответствовала моему настроению — мерзко, противно. Какие турниры в такой туман? Там ни зрители схватки не увидят, ни рыцари не разглядят кончик своего копья. Даже такого короткого, как у сэра Дрома.

Я хихикнул, представив толстенького, простите, округлого сэра Дрома, заблудившегося в тумане верхом на его пегой лошадке. Представил, как библиотекарь, который мечтал на старости лет добыть кубок турнира, забавно вертится кругом, в попытке разглядеть врага сквозь мокрое забрало, машет копьём, чтобы разогнать туман.

Смех перерос в кашель. Лихорадка, чтоб её. Отлип от окна. Подошел, а точнее дополз, еле переставляя конечности, к тумбочке с лекарствами.

Бледными руками взял флакон с микстурой. Стекло коснулось сухой кожи, словно подгнившая холодная рыбина. Вместо того, чтобы выбросить флакон подальше и вымыть руки, я вылил в рот мерзкое, как кошачья моча, лекарство. Сразу запершило, но я сдержал порыв выплюнуть всё наружу. Не быстро, но всё-таки мне становилось лучше. И я готов был вытерпеть худшие дни болезни и пить чёртову микстуру, от которой хотелось повеситься. У меня была цель.

Бронзовый болотный дракон. Самая большая ящерица из виденных мною и первый истинный дракон, который оказался на расстоянии моего меча. Метров тридцати в длину, около восьми в высоту. Это один из тех немногочисленных видов, у которого нет крыльев. Но это не помешало ему отправить меня в нокаут, да ещё и лихорадкой заразить.

Я отправился на охоту один. Пеший, с двуручным мечом. Какого лешего я взял именно эту оглоблю? Фантик сказал? Да этому Фантику надо рога пообломать, а то завёл в трясину, чёрт поганый. Вот только поправлюсь и пойду ломать.



Юрий Окунев

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться