Турнир мертвецов

Размер шрифта: - +

Глава 5. Демоны твоей души

В подвальных помещениях штаба хранителей находились тренировочные залы. Сделанные исключительно в белых тонах и размером сто на сто метров, они были достаточно крепки, чтобы выдерживать легкие спарринги среди обладателей шестнадцатого круга. Белиндо̀р стоял в окружении сотни воинов и весело проводил время. Гигантский бринрок играючи раскидывал своих оппонентов в честном кулачном бою без использования силы глаз. 
- Ну что, кто еще?! – довольно прорычал он. 
Желающих было не много, лежащие рядом изувеченные планетарцы, отбивали все желание.
- Ну что вы ссытесь, как какие-нибудь уша̀лрики! 
Ушалрики это трусливые, но в то же время невероятно быстрые животные с планеты Бринрок. Они имеют большие мохнатые уши, и очень часто, когда загнаны в угол хищниками, просто-напросто закрывают свои глаза от страха этими самыми ушами в ожидании своей смерти.
- Да хрен тебя завалишь, Белиндор. Дай другим спокойно потренироваться, - сказал кто-то из толпы. 
– Так тренируйтесь! Драка с сильным - самая лучшая тренировка! – бринрок оглядел толпу и сказал. - Вот что, дам сто илунов тому, кто сможем меня повалить! 
Зал тут же оживился, жажда наживы была довольна сильна. 
- Ну что? Кто хочет разбогатеть? – отсвечивая ухмылкой, спросил Белиндор. 
Все переглянулись друг с другом, и одновременно рванули на бринрока, крича как угорелые. Белиндор с легкостью выбрался из их окружения, просто перепрыгнув всю толпу.
- Ах ты, ублюдок, думаешь, сможешь с нами играться! 
Толпа разозлилась и снова рванула на него всеми силами.
- Сильный всегда играет со слабой жертвой, - Белиндор оскалил зубы, и так же резко рванул навстречу толпе. 
Он играючи уклонялся от всех ударов, сшибая своих врагов с ног и отправляя в глубокий нокаут в один свой мощный удар. Их челюсти ломались, а зубы крошились. Кости хрустели под его неудержимой яростью и жаждой битвы. Когда все закончилось, на ногах стоял лишь Белиндор, окруженный ноющими от боли планетарцами. 
- А-а-а, твою мать, как же больно! Кто-нибудь, вызовите врача! – кричали в зале.
- Ладно, девчонки, размялись и хватит. Я пойду, пропущу стаканчик-другой, как очухаетесь, подходите. Может, половые партнеры из вас окажутся куда лучше, чем по спаррингу, – Белиндор засмеялся своим мощным басом. – Так, осталось найти четвертак, чтобы напиться.
- Чего? У тебя же есть сто илунов, на кой хрен тебе сдался четвертак? – спросил рядом лежащий планетарец.
- Какие еще сто илунов? Отродясь столько не было! Я соврал, чтобы вы напали на меня, а-ха-ха, – загоготал тот на весь зал и направился к выходу.
- Ах ты, урод!
- Ублюдок!
- Пошел ты, Белиндор, чтоб ты подавился мочой, которую идешь пить! – в гневе кричали изувеченные планетарцы в след ему, на что тот лишь сильнее рассмеялся.
Бринрок ехал на верхние этажи, где располагался бар. Он достал из-за пазухи увесистый кошель и усмехнулся. 
- Нет ничего лучше двух побед одновременно над одним и тем же противником.
Дверь лифта открылась, и он уверенным шагом направился вдоль по коридору. Пройдя пару поворотов, Белиндор уткнулся в длинную очередь желающих пройти в бар. Судя по всему, там было под завязку, и охрана никого не пропускала. Белиндор нахмурился и пошел мимо очереди.
- Эй, ты что творишь, самый умный что ли… - начал возмущаться кто-то из очереди, как Белиндор повернулся к нему и, перебив его, сказал:
- Самый сильный, – затем улыбнулся и пошел дальше, не услышав ничего в ответ. 
Под недовольные провожающие взгляды, он вплотную подошел к охранникам. Ими были два бринрока и один фельсонт. 
- Белиндор, имей совесть, встань в очередь и жди, как все остальные, - сказал, преградивший ему дорогу фельсонт. 
- Слушай, мы же это обсуждали в прошлый раз, хочешь снова оказаться на больничной койке? – с легкой уверенной улыбкой спросил тот.
- Ты не посмеешь на меня напасть, закон мира вступил в силу, – пригрозил ему тот, на что бринрок схватил его за шиворот и подтащил поближе к своему лицу.
- Сейчас запрещены лишь убийства и военные действия, но поверь, я сейчас так надеру твою тощую задницу, что мало не покажется. Так что можешь подтереться этим законом мира, а затем засунуть себе в пасть и сожрать его. Я ясно выражаюсь? 
Фельсонт судорожно закивал.
- Вот и славно, а теперь, будь умницей, пропусти большого дядю напиться.
Охранник повиновался и отошел в сторону, что тут же возмутило стоящих в очереди.
- Эй, какого хрена вы его пропускайте? Пропустите тогда и нас тоже! –скандировала толпа.
- А ну заткнулись все нахер, иначе вообще никого не пропущу! - заорал взбешенный фельсонт, срываясь за свое унижение на других.
В баре был приглушен свет, и играла расслабляющая музыка, все о чем-то болтали и много пили. Белиндор сел за барную стойку. 
- Пошли нахрен отсюда, – сказал он сидящим рядом, но те его не совсем поняли. – Что вы смотрите, пошли нахрен отсюда, я сказал. Мне нужно больше личного пространства, – грозно повторил тот и рядом сидящие поспешили удалиться.
- Тебе как обычно? – спросил бармен, протирая стакан. 
- Нет, сегодня я напиваться не хочу, так что мне только один бочонок крепкого мурла̀нского, - сказал Белиндор и кинул бармену красную монету размером с его большой палец. – Сдачу оставь себе. 
Бармен поблагодарил его и достал из-под стойки один бочонок. Вставил в него трубку, поставил перед Белиндором большой граненый бокал и положил рядом с ним конец трубки.
– Любой каприз за ваши деньги, – улыбнулся бармен.
- Благодарю, - вежливо ответил тот и, наполнив большой бокал, тут же залпом выпил его, после чего сильно рыгнул. – Ха, отличное пойло, с характером бринрока! – похвалил напиток Белиндор, вытирая рот рукой. 
- Ты ведешь себя слишком вызывающе, - послышался неодобрительный голос справа.
- Да? А тебе ли не…- Белиндор поворачивал голову в сторону голоса, но, увидев сидящего рядом, на мгновение потерял дар речи. – Кхе-кхе, будь я проклят, какая встреча! Клинок Самуртатии, а где же твой господин? Ах да, его наивную жопу проткнули клинком, пока его великий защитник шлялся неизвестно где, - ехидно произнес Белиндор, налив себе в кубок еще алкоголя и чуть-чуть отпив.
Самуртат был ростом около ста семидесяти сантиметров, и казался карликом по сравнению с крупным бринроком. У него была черная заплетенная коса и красные глаза с черной радужкой. Одет он был в просторную, длинную дымчатого цвета кофту, открывающую левое плечо и руку. Кофта была подвязана ремнем на талии, а левая рука, начиная от плеча, была покрыта посеребренными пластинами. На ногах у него были того же цвета и материала просторные штаны и сапоги на шнуровке из жесткой кожи. Остальные четыре руки самуртата находились под барной стойкой, расположившись на коленях. На спине у него был изображен символ белоснежного цвета в виде меча, перерезающего планету пополам. По бокам висело по три меча с черными ножнами и черной рукоятью, обмотанной темно-зеленой тканью.
- Следи за своим языком, грязное животное, – грубо ответил ему самуртат.
- И что ты мне сделаешь? – подначивая того спросил бринрок. 
- Я тут недавно историю услышал, говорят, что какой-то тупой, никчемный бринрок был изгнан из своего народа. За то, что обоссал священную статую великого вождя, будучи пьяным в стельку, – с улыбкой закончил рассказ самуртат, и по лицу Белиндора на мгновение стало понятно, что он его задел.
- Ну что ж, признаю, один-один, слушай, а хочешь, анекдот расскажу? - снова заулыбался своим оскалом бринрок. 
Самуртат нахмурился, а Белиндор начал говорить на повышенных тонах. 
- Заходят как-то в бордель бринрок и самуртат. Бринрок кричит «Дайте мне шесть самых лучших и ненасытных женщин! Я покажу им, что значит настоящий мужчина!» тут в игру вступает самуртат, выпячивает грудь вперед и, сделав голос помужественней, дабы не отставать от бринрока, выкрикивает, «А мне дайте шесть мужчин, а то чё, зря, мне природа шесть рук дала?» 
После анекдота Белиндор впал в истерический смех, как и рядом сидящие посетители. Самуртат налился красками от злости и встал со стула. 
- Постой… ты куда… я еще один… смешной анекдот знаю, у-ха-ха, – Белиндор делал перерывы между словами, чтобы просмеяться. 
- Ну все, хватит с меня! – самуртат схватился за меч и бринрок тут же вскочил. 
- А-та-та, ты бы ручку свою маленькую с меча-то убрал, а не то вылетишь с турнира еще до его начала. Тогда твой господин не будет отомщен, – издевательски произнес Белиндор. 
Рука самуртата дрожала от злости, так и норовя достать меч из ножен. 
- Радуйся, что сейчас действует закон мира. Мы еще вернемся к этому разговору на турнире, – стараясь сохранять хладнокровие, сказал самуртат.
- Несомненно, Якита̀нтис, еще потанцуем. 
Воины смотрели друг другу в глаза.
– Ты можешь творить, что угодно, вести себя, как дикий зверь. Рыгать, пердеть при всех, ссать на город с аэромобиля на полном ходу, - бринрок слегка усмехнулся, вспомнив этот занятный случай. - Хамить и пользоваться своим превосходством в силе над другими, но твою искореженную душу я все равно буду видеть насквозь, – дрожащим от гнева голосом сказал Якитантис.
Белиндор промолчал, не переставая потешаться улыбкой над самуртатом, тот развернулся и вышел прочь из бара. 
- Все, концерт окончен, возвращайтесь к своим делам, - махнул рукой Белиндор и сел обратно за стойку, чтобы прикончить бочонок. 
Он просидел так еще несколько часов, тихо и не спеша попивая, как вдруг один разговор двух планетарцев привлек его внимание. 
- Я слышал о том, что в турнире будет участвовать один из варваров, - сказал планетарец, бринрок тут же навострил уши.
- Что? Да ты никак пьян! - не веря, ответил ему товарищ.
- Я тебе клянусь! Поначалу тоже думал, что это сказка, придуманная ренианцами, чтобы оправдать их ужасные потери в войне с илкарцами. Но вчера... тысячи планетарцев видели, как сам великий хранитель встречал каких-то непонятных существ. С виду как люмитанцы, но не они, а еще с ними был этот, как его, ну самый младший брат императора Авгулта.
- Лонут, что ли? 
- Да, Лонут, точно! А после, в гостиничных коридорах один из люмитанцев буквально накинулся на этих варваров, когда увидел. 
- А они что? - уже взбудоражено спросил планетарец.
- Да ничего, стояли, как истуканы, даже девушку свою не защищали, только Лонут заступился за них.
- Ха, так это какие-то слабаки, что они тут забыли тогда?! 
- Ну, слабаки не слабаки, а того люмитанца сегодня утром нашли мертвым...
- Да ну, уже ведь действует закон мира? Ублюдка, который это сделал, уже разыскали?
- Нет, вообще никаких следов. Ни камеры, ни планетарцы, никто ничего не видел и не слышал... 
Белиндор не выдержал и вмешался в разговор. 
- Ха-ха, вот это я понимаю! Сначала промолчали, а потом по-тихому вырезали ублюдка, чтобы их силу никто не видел. Яйца у этих варваров явно есть!
- Не спеши с выводами, Белиндор, тот люмитанец был силен и на пятнадцатом кругу. Вряд ли кто-то из этих варваров мог с такой легкостью его прикончить!
- А-а? Ты че это, споришь со мной, мелкий засранец? - грозно спросил у него тот.
- Я-я, н-нет, я не с-спорю... - тут же начал заикаться планетарец.
- Ха, да расслабься, я пошутил, у меня нет причин убивать тебя! Кто-нибудь из вас знает, где я могу найти этих варваров?
- По слухам, они живут где-то на верхних этажах, больше я ничего не знаю, на удивление, все почему-то молчат, - сказал другой планетарец.
- Хм-м, видимо, хотят быстрее всех прикончить их... спасибо за информацию, я пойду, - Белиндор тут же поспешил на поиски этих загадочных гостей. Его глаза горели энтузиазмом, он был в предвкушении новых противников. 

***
Джорелл сидел в холе на диване вместе с остальными.
- Да уж, нам тут чертовски не рады. Я каждую ночь жду, что к нам вломятся сюда, чтобы перебить, - сказал Дутанор.
- Закон мира хорошо работает, они побоятся делать это здесь, - поспешил успокоить всех Лонут.
- И что, нам теперь тут все время сидеть? - возмутилась журналистка.
- Закон мира, хах, как же, тому ублюдку, что нашли сегодня мертвым, он не очень-то и помог, – с легким злорадством сказал Дутанор.
- Вы же воины, в конце концов, покажите им силу, покажите, кто здесь хозяин, – снова сказала Руксэндра.
- Ты, походу, не до конца понимаешь ситуацию и место, в котором оказалась... - Дутанор посмотрел на нее, как на безумную дуру.
- В любом случае, нам нужны союзники, в одиночку мы тут все хлебнем горя, - предложил Джорелл, продолжая сидеть с запрокинутой на спинку дивана головой. 
- Союзники? Но кто согласится вступить с нами в союз? – спросил Дутанор.
- Кто-то, кто ненавидит ренианцев так же сильно, как и мы… - задумчиво ответил Джорелл.
- Даже если мы и найдем таких, то они откажутся вставать на нашу сторону. Здесь понимают только силу, которую ты обязан им продемонстрировать, Джорелл. Вчера, в коридоре, ты начал не очень удачно, – сказал ему Лонут, все припоминая тот трусливый, как ему казалось, поступок в коридоре.
Джорелл молча встал с дивана и направился в сторону выхода.
- Ты куда это намылился? – тут же спросил его Дутанор. 
- Пойду разузнаю что-нибудь, нам не хватает информации…
- О чем? – непонимающе спросил его Лонут.
- Обо всем. Мы не знаем абсолютно ничего о том, что сейчас происходит.
- Раз ты идешь, тогда я с тобой! – вскочил с места Дутанор.
- Нет, – холодно ответил ему Джорелл.
-Что? Какого хрена на этот раз? 
- Если вдруг начнется драка, то тебе придется раскрыть свои силы, нам и так хватает проблем. Думаешь, нас полюбят сильнее, если узнают, что мы притащили с собой пожирателя? – Джорелл окинул взглядом друга, тот был явно зол на него. 
Руксэндра непонимающе посмотрела на Джорелла, а затем на остальных, в комнате нарастало напряжение. 
- Вы о чем это, какой еще пожиратель? – попыталась разузнать девушка, испуганно посмотрев на Дутанора.
- Не твое дело, – в грубой форме ответил ей Джорелл.
- Но…
- Он сказал, это не твое дело! – заорал Дутанор, от чего та аж слегка подпрыгнула от страха.
- Успокойся, Дутанор, – вступился за нее Лонут. – Меньше знаешь, крепче спишь, Руксэндра, эта информация тебе ни к чему, – обратился к ней илкарец, посмотрев ей в глаза.
У Руксэндры пересохло во рту, она вспотела и была очень взволнована происходящим. Девушка была в абсолютно ином мире, среди каких-то страшных пришельцев, один их которых попытался её изнасиловать. А те, кто должен защищать её и все человечество, ненавидят девушку лишь за то, что она здесь и задает вопросы. Они жестоки к ней. Руксэндра не чувствовала себя защищенной, от чего ей было еще страшнее.
- Д-да пошли вы все! – не сдержалась она. – И вы хотите защищать людей?! Да вы самые худшие из всех вариантов, которые могли бы быть! Я здесь, одна, в этом страшном мире, а вы презираете меня и оскорбляете, делая только хуже! Эта война унесла миллиарды жизней… мне страшно, я устала… - больше не сдерживая слез, заплакала Руксэндра.
- Возможно, мы самый худший вариант, но мы всё, что у вас есть. Других защитников вам не найти, смирись с этим. Я предупреждал, что тебе здесь делать нечего. Ты сама полетела с нами… - холодным голосом сказал ей Джорелл, не внимая её слезам.
Ничего не ответив, Руксэндра убежала к себе в комнату. Она нервно достала из сумки камеру и, включив запись, начала делать свою работу. У неё были подавленный вид, туш стекала ей по щекам, а губы сжались от злости. 
- Сегодня… да насрать какой сегодня день. Запись первая, я познакомилась поближе с человеком, если так можно назвать это существо, которое будет нас защищать. Я не верю ему, это… холодное эгоистичное создание, зло воплоти, тварь! Ему плевать на людей, плевать на нашу планету, я уверена в этом. Не знаю, зачем он согласился сражаться за нас. Меня здесь чуть не изнасиловали, а он даже пальцем не пошевелил, чтобы спасти меня! Люди Земли, знайте, надежды… - она не успела договорить, как Лонут схватил у неё камеру и, сжав кулак, раскрошил её. 
- Ты что творишь?! – вскочив, вскрикнула она. 
- Нет, это что ты творишь?! 
- Люди должны знать правду об ублюдке, который их защищает! 
- Да? И что же произойдет после того, как они узнают?!
- Они… они… - попыталась что-то сказать Руксэндра, но не находила слов.
- Они поубивают друг друга! В вашем мире начнется полная анархия! Не ты ли говорила, что у вашего народа больше не осталось надежды и только вера в великого защитника, который встал на их сторону, согревает их сердца и успокаивает души?
- И я так думала, но узнав этого человека поближе…
- Да, ты разочаровалась образом принца в сияющих доспехах, но другие люди нет. Пусть они так и думают дальше, не отнимай у других надежду, только потому что твоя надежда не оправдалась. 
- Я…я… о боже, какая же я дура, – вдруг придя в себя, сказала она.
- Ты не дура, просто напугана и озлоблена, – Лонут успокаивающе положил ей руку на плечо.
- Спасибо тебе, Лонут, без тебя я бы уже, наверное, сошла с ума. Никогда бы не подумала, что инопланетянин будет успокаивать меня на другом конце вселенной, без обид, – с заплаканным лицом и улыбкой сказала она, посмотрев на него. 
- Жизнь… странная штука, никогда не знаешь, куда занесет, – так же улыбнувшись, ответил ей тот. 
Джорелл вышел из своих апартаментов и направился в правую сторону. Он миновал с десяток поворотов и длинных коридоров, прежде, чем оказался перед лифтом, идущим по одному из «пальцев» здания. Двери открылись, и овальная платформа белого глянцевого цвета, которая приехала к Джореллу, помчала его наверх. По всей длине пальца шло небольшое окно, через который открывался вид на бескрайний мегаполис. И чем выше он поднимался, тем прекрасней был вид. 
Джорелла тяготили печальные мысли. «Так вот, что ты чувствовал, Линтранд… теперь, когда на меня свалился весь этот груз ответственности за все человечество… Я не узнаю самого себя. Как же я хотел оторвать тому люмитанцу его поганую руку, но я не мог показать им свою силу. Моя сила должна стать эффектом неожиданности. Ужасные видения преследуют меня уже две тысячи лет, с того момента, как ты восстановил мне память. Иногда мне кажется, что я схожу с ума… Как бы ты поступил на моем месте? Черт, как же мне сейчас не хватает твоего совета» - думал про себя Джорелл. 
***
В это же самое время на другой планете, трое легионеров Эдера зашли в местный ресторан. У заведения был простой стиль, кожаные кресла в выдержанном классическом дизайне и круглые массивные столы, укрепленные на пятьсот процентов. На стене висел большой плоский экран. В основном, в заведении преобладали мягкие коричневые тона. 
Легионеры заказали столик и мирно уселись по местам, заметя множество издевающихся взглядов на себе. Атмосфера была напряженной, но оставалась настолько мирной, насколько это возможно, пока корень многих зол не заговорил. 
- А теперь свежий выпуск новостей и заголовки сегодняшних тем. Военный контакт с варварами, правда или вымысел? Неужто могучая армия ренианцев не справилась с кучкой оставшихся в живых илкарцев и отсталой расой дикарей? Или же, это не более чем сказки? Разобраться нам в этой проблеме поможет военный аналитик из расы делдаркцев. 
- Сраные журналисты, что они несут? Мы выиграли войну, просто не успели закончить её… - сквозь стиснутые от злости зубы прокряхтел один из легионеров, на что тут же услышал легкие смешки за спиной от сидящих делдаркца, фельсонта и самуртата. 
- Не обращай на них внимания, пусть себе ржут. Будь они там, то сразу обоссались бы и сдохли, – спокойным не громким тоном произнес другой легионер, отпивая из своего стакана.
- Что же касается хваленого легиона Эдера, так я считаю, что их сильно переоценили. Я слышал, они понесли немыслимые потери в этой войне, с какими-то недоучками, которые толком-то и не знают, как пользоваться илунием, – продолжал вещать с телевизора уже военный аналитик. 
- Постойте, но что если там не было никаких варваров, а раса илкарцев просто-напросто скрывала резервы сильных воинов? – задал вопрос журналист.
- Ой, я вас умоляю, какие еще резервы? Небыло у илкарцев никаких резервов, они были подчистую истощены этой войной. Я бы мог поверить, если бы им на помощь пришел сам Илиан, но он в этот момент сидел в своей крепости и чихать хотел на все. 
Смешки в зале стали более уверенными и громкими. 
- Как они смеют ржать над нашими погибшими братьями? Над нами… никто не смеется над легионерами, – сказал третий воин, сжав со всей силы кулаки. 
- Эй, легионеры, а что вас так мало? Обычно вас тут куда больше собирается, – с издевкой крикнул сидящий позади фельсонт. Легкий смех тут же прошелся по всему бару. 
- А ну закрой свою пасть! – прокричал первый легионер и, вскочив, стукнул кулаком по столу.
- У-у-у, какие мы грозные. А то что, встанешь на колени и отсосешь мне, как у илкарцев и дикарей? Какой член тебе, кстати, пришелся больше по вкусу? – засмеялся фельсонт. 
- Пойдем отсюда, нам сейчас ни к чему проблемы. Ублюдок просто хочет самоутвердиться и потрахать сегодня лучших планетарок за наш счет, - попытался вразумить своего товарища второй легионер. 
- Ну уж нет, никуда мы отсюда не уйдем. Говоришь, эта сука хочет потрахаться? Я устрою ему сегодня отличный секс с проводником душ.
- Да, я согласен с ним. Оскорбление одного из нас это оскорбление всех легионеров сразу. Такая дерзость не должна оставаться безнаказанной, – вмешался третий легионер.
- Но как же закон мира? – спросил второй.
- Что для тебя важнее, честь твоих братьев и твоего народа, или какой-то сраный закон мира? – спросил его первый.
После мимолетных раздумий, второй легионер тяжело вздохнул и махнул рукой.
- Ах, будь, что будет, вы правы, братья. Копье Эдера им в задницу, размажем мразей, заставим всех снова нас бояться, – оскалился тот. 
- Эй, голубки, долго еще там будете шептаться?! – крикнул делдаркец.
- Чур, я первый, – сказал второй легионер и направился к фельсонту. 
Тот был очень высок, как и полагается его расе и смотрел на ренианца свысока, в прямом и переносном смысле. 
- Смотри-ка, тебе даже на колени вставать не надо, ты и так мне самый раз, – снова усмехнулся фельсонт и ответ не заставил себя ждать. 
Ренианец призвал свой фиолетовый взгляд и быстрым движением оторвал бедняге его достоинство. От резкой боли фельсонт упал на колени, кровь стекала ему по ногам и лилась на ковер.
- Любишь свой член? На, жри! – ренианец затолкал ему оторванную часть тела в рот, от этой ужасной картины некоторых посетителей просто-напросто вырвало. Уверенность сменилась отчаянным страхом в глазах друзей фельсонта. 
- Убьем, убьем здесь всех! – заорал легионер.
***
Джорелл поднялся на самый верх, двери лифта отворились, пропуская его прямо в кабинет великого хранителя. Помещение было в темно-фиолетовых и светло-серых тонах. Посреди кабинета, спиной к окну, за столом сидел и сам хранитель, что-то набирая на планшете. Стол был массивным, белоснежного цвета с черным символом хранителей. Три высоких окна до потолка, возвышающихся позади хранителя, придавали ему величия.
- Джорелл, чем обязан такому визиту? – хранитель посмотрел на гостя и, убрав планшет в сторону, положил руки на стол.
- У меня есть несколько вопросов насчет турнира, Хранитель, если вы не против, конечно, – Джорелл подошел поближе к столу и посмотрел на хранителя сквозь капюшон и маску. 
Великий хранитель был явно обескуражен такой просьбой, и в то же время, весьма заинтересован. 
- Да, конечно, присаживайся, – хранитель нажал на одну из кнопок на столе, и рядом с Джореллом собралось небольшое сиденье из илуния, прямо напротив хранителя. Не дождавшись, пока Джорелл усядется, хранитель спросил:
- Так что же за вопросы привели тебя ко мне?
- Турнир, что он вообще из себя приставляет? Почему вдруг великие империи прекращают свои войны из-за него, и почему он только раз в тысячу лет?
Хранитель расплылся в улыбке, он переплёл пальцы в кулак около своего рта и тщательно посмотрел на Джорелла.
- Знаешь, Джорелл, признаюсь тебе честно, за девятнадцать тысяч лет, ты первый, кто спросил у меня, не что, а зачем, – довольным тоном произнес фельсонт.
- Да? А кто был до меня? 
- Я, до тебя таким вопросом задался я. И задал его не кому-нибудь, а предыдущему великому хранителю, моему отцу, – фельсонт опрокинулся на спинку кресла, скрестив между собой руки. 
- Ваш отец был когда-то великим хранителем?
- Да, и он был великим воином.
- Что с ним стало?
- То же, что и с любым великим воином в этом мире, его убили. 
- Значит, он умер как настоящий боец, – сказал Джорелл, решив, что соболезнования были бы оскорблением.
- Именно так, – покивал хранитель, дав тем самым понять, что Джорелл все правильно сказал. – Отвечая на твой вопрос, позволь я начну издалека, с того, как все начиналось. 
Джорелл молча кивнул. 
- Давно, тридцать одну тысячу лет назад, мой отец, в то время главный военный советник императора фельсонтов, понял, что мир катится к самоуничтожению. Тебе, наверное, неизвестна война под названием «Конец утопии»?
- Наоборот, я очень хорошо с ней ознакомлен, - спокойно ответил Джорелл.
- Даже так? А ты полон сюрпризов. Раз ты ознакомлен, тогда знаешь, что произошло. Так вот, мой отец понял, что без должного контроля мы легко поддаемся своим первобытным инстинктам. Несмотря на все эти технологии и заумные фразочки, которые мы порой говорим, планетарцы все те же животные… Мы убиваем, боремся за лучшее место под солнцем, беспорядочно совокупляемся со всеми подряд и жрем. И вот, мы достигли пика. От огромной силы и власти, которую нам дает илуний, у всех тут же поехала крыша. Латланцы просто не справились с огромной первобытной жаждой разрушения, которая появилась у вчерашних слабаков, и были задавлены огромным превосходством слабыми мира сего. 
После того как латланцы были практически стерты, отец предпринял отчаянную попытку. Он собрал самых сильных воинов со всей вселенной в одном месте для переговоров. Примечательно, что мы всегда славились своим умом и на тот момент, в войне фактически не участвовали, и трогать нас также боялись, иначе мы бы просто присоединились к их врагам и уничтожили обидчика. На этом и сыграл отец. Он прислал императору каждой расы весть о том, что фельсонты готовы вступить в войну на стороне любой расы. Однако, для того, чтобы выбрать сторону, каждый должен прислать по два своих самых сильных воина, дабы мы могли выбрать сторону по наиболее сильной паре. Измученные и истощенные нескончаемой войной, все правители тут же согласились. Самые сильные воины со всей вселенной прибыли в условленное место, тут-то и началась роль моего отца. Он убедил всех, что они должны объединиться друг с другом, чтобы остановить эту войну, что так будет лучше для каждой из рас. Отец мне рассказывал, что это было очень нелегко, заставить сражаться бок о бок тех, кто еще вчера были заклятыми врагами, но он всегда умел подбирать нужные слова. Убедив всех сражаться вместе ради мира, осталась самая главная проблема - фельсонты.



Павел Дримпельман

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: