Турнир мертвецов

Размер шрифта: - +

Глава 15. Ни живой, ни мертвый - пустой и упёртый

Я смотрел ему в глаза и не верил в услышанное.

То, что он предлагал, было чистой воды безумием.

С тяжёлым сердцем я согласился и с тех пор его глаза стали пусты, как и мои.

Генерал империи окнордов об императоре (с).

Император окнордов стоял в своих доспехах перед стратегической картой, на которой была показана расстановка сил всех империй. Его окружило множество разных советников, которые уже оценили возможности и ресурсы окнордов для ведения войны.

- Господин, вы уверены, что вам нужно участвовать в этом балагане? Отправьте любого из нас, и мы с радостью прольем кровь ради вас, - обратился к нему высокий генерал, чей доспех был увешан множеством орденов и почетных печатей.

Печати были не редкостью на мундирах воинов любых рас. Как правило, они были разных цветов и внутри них содержалось множество наносхем, на которых было записано кем и за что была выдана эта печать. Самая высокая по рангу печать была черного цвета и ставилась на мундир или броню за поднятие престижа своей империи в глазах других рас и не важно какими методами, и какой ценой.

- Нет, ваша задача подготовить империю на полную мощь, - император оглядел своих подчиненных. - Когда я выиграю, то объявлю миру о наших намерениях. Они должны принять наш дар или погибнуть, другого не дано.

- Думаю, с этим не должно возникнуть особых проблем. Мы уже испытали себя в нескольких битвах с каждой из рас и во всех вышли полными победителями, - сказал один из советников, чья душа была заточена в темно-красный доспех.

Все те, кто находился в комнате уже прошли обряд бессмертия и отныне они являлись бестелесными душами, которые управляли боевыми платформами. Практически вся раса окнордов переродилась в нечто непобедимое.

«Пустые глаза, пустые сердца… и цели их, соответственно, тоже пусты» - сказал как-то один из полководцев люмитании, столкнувшись с новой армией окнордов.

- Мы уже многого добились и отступать просто нету смысла. Все мы заложники своих чувств, а когда ты заложник, то значит слаб, а если так, то обречен с самого начала, и все те, кто тебе дорог, - император провел бесчувственной рукой по краю стола и еще раз глянул на расстановку сил.

- Нас нельзя убить, нельзя остановить, мы бессмертны! Да кто посмеет встать на нашем пути?! – воодушевленно прокричал другой генерал.

- Вот именно, что никто… - с тоской в голосе сказал император и на этой ноте объявил о конце совещания.

Он шел по белоснежному футуристическому коридору с гладкой, блестящей, изредка переливающейся в разные цвета поверхностью. Солнечные лучи проникали в прекрасные окна овальной формы и отражались от брони императора. За окном расположилась красивая и сильная империя. Улицы были чисты, как голубое небо без единого облачка. Белые, голубые и зеркальные небоскребы возвышались во всем своем величии. Меж ними летали машины, а у подножий было множество прекрасных фонтанов, парков и других элементов декора.

Агана̀дриус, так прозвали его родители и он гордо нес это имя сквозь время. Именно при нем империя окнордов достигла небывалых высот, став одной из самых мощных военных и экономических держав с недавних пор. Окнорды любят и почитают его, называя сыновей в его честь, а советники не смыкают глаз, трясясь над его безопасностью и благополучием даже больше, чем над своим собственным. Поэтому, когда император Аганадриус изъявил желание участвовать в турнире, все с ужасом ахнули, но отказать ему не посмели, ибо боготворят его.

- Добрый день, господин Аганадриус, - в коридоре император наткнулся на двух детей, мальчика и девочку.

Часть населения еще не прошла трансформацию, а детей и вовсе не трогали, давая им возможность вырасти, до недавнего времени.

- Растешь не по дням, а по часам! Ну-ка, напряги мускулы! – сказал император и мальчик напряг свои бицепсы с улыбкой на лице.

- Ты станешь самым могущественным воином, которого я когда-либо знал, - добавил тот и растормошил мальчишке волосы.

- А это что за красотка рядом с тобой? – спросил он мальчугана, глядя на милую девчушку.

- Это моя подружка, - ответил тот и слегка покраснел.

- Напомни-ка, сколько тебе лет? – спросил император.

- Четырнадцать, - ответил мальчик.

- А вам, юная мисс, я полагаю, столько же?

- Да, мой император, - ответила смущенная девушка.

- Эх, помню себя в этом возрасте… на уме были только одни девочки.

- М-мы… мы просто друзья, - промямлим мальчик, который уже покраснел, как помидор.

- Я тоже так говорил.

- Г-господин, а обряд бессмертия, это больно? – неожиданно спросил мальчишка, и оба ребенка отвели свои взгляды, будто виноваты в чем-то.

- Что? Нет, нет, совсем не больно, ты ничего не почувствуешь.

Аганадриус знал, что этот мальчик сам вызвался стать первым ребенком, который пройдет перерождение, храбрости ему и вправду было не занимать.

- А правда, что я после этого совсем ничего не буду чувствовать? Даже не буду радоваться собственному дню рождения и подаркам? – снова спросил мальчик и тем самым вогнал императора в легкий ступор.

- Кто, кто тебе это сказал? – озадаченно спросил Аганадриус.

- Я нечаянно подслушал разговор двух взрослых, простите… - мальчик виновно склонил голову.

- Ничего страшного, любопытство в твоем возрасте не грех, а дар природы, - император привстал на одно колено, чтобы поравняться с мальчиком глазами. – Видишь ли, сказать, что ты совсем ничего не будешь чувствовать – неправильно. Твои эмоции останутся с тобой, так как они неотъемлемая часть души, но… - император на мгновение задумался, затем взял мальчика за руку и провел его пальцами по руке девчушки.

- Чувствуешь? – спросил тот, глядя на мальчика.



Павел Дримпельман

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: