Ты чертовски идеальна для меня

Font size: - +

Глава 10

(Юлиана)

       Сердце бешено стучало в груди, отбивая дьявольский ритм. Я практически задыхалась от нахлынувших эмоции и позже не могла понять, чего мне стоило сдерживаться в присутствии Жюли. Почему-то известие о том, что моя мать вдруг захотела меня увидеть, впервые за тринадцать лет, так сильно меня взволновала не вначале нашего с Эри разговора, а сейчас. Или я просто подсознательно не хотела волновать сестру?

      Продолжая стоять рядом с Жюли, я будто смотрела сквозь неё… Она что-то взволнованно говорила, но я не реагировала на её слова.

      - Я пойду, - внезапно, даже для себя, произнесла я. Развернувшись, я, не оглядываясь, дошла до лестницы, спустилась вниз и вышла из здания галереи. На улице моросил дождик, но в этот момент это было как раз то, чего я так хотела. Валэри говорила, что когда идёт дождь и тебе грустно, небо плачет вместе с тобой, чтобы уменьшить твою боль и взять часть на себя. И хоть это были слова ребёнка, сейчас они пригодились как никогда кстати. От осознания того, что не одной тебе сейчас больно, немного легчало.

      Прислонившись спиной к камню здания, я опустила голову так, чтобы закрыть лицо волосами и прикрыла глаза. Я не хотела видеть эту женщину. Ничего хорошего она не принесла в мою жизнь. Хотя… Я могла поблагодарить её за то, что она бросила нас. Тогда бы я не жила с дядей и у меня не было моей жизни, я не была бы любима и неизвестно как сложилась бы моя жизнь. Но этой встречи не избежать… Если я не встречусь с ней сейчас, она придёт сама, и это будет хуже.

      - Ана, - услышав знакомый голос на краю сознания, я подняла глаза и увидела Ёна. Обхватив моё лицо ладонями, он нахмурился и провёл большим пальцем по моей губе. – Что случилось? Ты нас испугала. Ещё и вылетела… Мы не успели ничего сообразить. Твоя подружка на грани истерики. Что случилось? – Я смотрела на Ёна невидящим взглядом, лишь слыша его взволнованный голос, и на душе становилось легче. Я решилась довериться этому человеку, но могу ли я раскрыть ему своё прошлое? Это явно не то, чем можно похвастаться. Но где-то глубоко сидевший внутренний голос настойчиво твердил, что чтобы не случилось, он поможет. Даже если это прошлое захочет разрушить всё, что с таким трудом было выстроено, он не отступится. И снова, камешек за камешком, поможет мне построить новую жизнь.

      Положив ладони ему на запястья, я заставила его отпустить меня и, сделав шаг вперёд, обняла мужчину, скрепив пальцы за его спиной. Он опешил и, кажется, даже затаил дыхание, но потом я почувствовала, как меня обняли в ответ, а его пальцы зарылись в мои волосы.

      - Что случилось, Ана? – тихо спросил он.

      - Прошлое, - только и ответила я. Более объяснений не потребовалось. Он что-то для себя понял, покрепче сжав меня в объятиях, придавая, таким образом, мне уверенности в себе. И это помогло. По телу разлилось тепло, обволакивая меня как кокон. Мне даже показалось, что стало легче дышать.

      - Просто забудь о нём, - сказал Ён, аккуратно поглаживая меня по волосам, - и живи настоящим.

      - А если это прошлое хочет ворваться в настоящее? – спросила я, отстраняясь от супруга и заглядывая ему в глаза. – И путей отступления не существует.

      - Значит, нужно встретиться с ним лицом к лицу, чтобы расставить все точки над i и забыть о нём, как о страшном сне, - ответил тот с лёгкой улыбкой на губах. – Я не думаю, что твоё прошлое настолько страшное. – Мужчина слегка прищурился. – Или я чего-то не знаю? – Я невольно вздрогнула. – Да шучу я! Чего ты? – Ён рассмеялся, а потом снова обхватил моё лицо руками. В этот момент я почувствовала себя маленькой девочкой. Хотя, наверное, по сравнению с ним со стороны так и выглядело. - Не грусти. Ты теперь не одна. Я всегда буду рядом. Ты больше никогда не будешь плакать. – Мужчина улыбнулся, вызвав у меня ответную улыбку, а приосанившись и, взяв меня за руку, повёл к месту стоянки машины. – Я сегодня запланировал много мероприятий. Не будем терять время зря. Но, - воскликнул он и обернулся, - сначала заедем в магазин. – Он засунул руку в карман пиджака и извлёк оттуда сим-карту. Меня обдало жаром. Я почувствовала, как запылали щёки, и мне захотелось провалиться под землю. – Нужно купить тебе новый телефон.

      - А, может, я обойдусь? – робко спросила я, наблюдая за супругом.

      - Нет, - ответил тот, пряча карту обратно в карман и продолжая наш путь. – Когда мы вернёмся в Вегас, я забуду об этом. А ты даже и не подумаешь купить мобильный… Я должен знать, где ты и что с тобой.

      - Что-нибудь стало известно? – тихо спросила я, когда мы уже добрались до стоянки и супруг помог мне сесть. Облокотившись на дверь и крышу автомобиля, Ён отвёл глаза в сторону. – Ён?

      - Ана, давай не будем сегодня об этом? Не хочу портить этот день неприятными разговорами, - мужчина улыбнулся и закрыл дверь. Я вздохнула и откинулась на спинку кресла. Перед глазами всё так же стояла та фраза с экрана ноутбука – «Я сделаю так, что она не вернётся. Подготовь всё к моему возвращению». Это же значит, что он хотел меня оставить здесь? Во Франции. Неужели всё настолько плохо?

      Мне хотелось спросить его напрямую, но когда он сел за руль и я уже было открыла рот, в голове что-то щёлкнуло, и я снова откинулась на спинку кресла. Нет, не надо. Потом… Не время и не место… Мне нужно успокоиться, ему - расслабиться, а потом и спрошу.

      Машина медленно двигалась по улицам Парижа, лавируя в потоке других автомобилей. Я смотрела в окно на мелькающие дома и людей, и мне становилось тоскливо. Скоро придётся покинуть этот город, где всё пропитано щемящей сердце атмосферой. Где просто смотря на прохожих, хочется улыбаться. Где ты забываешь про все неудачи, которые преследовали тебя до этого и с головой окунаешься в чарующее чувство, без которого жизнь кажется неполной. Мне придётся покинуть город, где наконец-то смогла почувствовать себя любимой.

      Я глянула на сосредоточенного супруга, который следил за дорогой и вёл машину, и не могла не улыбнуться. Вспоминая того самоуверенного человека, с которым я познакомилась на парковке, и сопоставив тот образ с тем мужчиной, которого вижу сейчас, мне захотелось рассмеяться. Он изменился. Ради меня или тому виной обстоятельства, но он изменился. И это не могло не радовать. Хоть я и не знала его до этого, но была уверена, что от старого Джиёна не осталось и следа…

      Я всю жизнь пряталась за маской отстранённости, не подпуская к себе никого, кроме Валэри и дяди. Я всегда боялась, что если позволю кому-то прикоснуться к своему сердцу, его так же безжалостно разобьют, как тринадцать лет назад. Больнее жалят не враги, а те, кто ближе всего… Детская рана всё ещё продолжала жечь сердце, но мысли о том, что есть те, кому я дорога, заменяли любое обезболивающее.

      «Не грусти. Ты теперь не одна. Я всегда буду рядом. Ты больше никогда не будешь плакать»

      Слова супруга эхом отдавались в голове, заставив меня откинуть голову на спинку кресла и прикрыть глаза.

      Ты теперь не одна… Наверное, именно этой фразы я и ждала всю жизнь.

      - Не спи, мы почти приехали, - прозвучал насмешливый голос. Я улыбнулась.

      - Я не сплю. Я думаю, - пытаясь сохранять серьёзный тон, ответила я, но губы так и норовили снова растянуться в улыбке.

      - О чём, если не секрет?

      - О нас. О будущем.

      - Зачем думать о будущем, если есть настоящее? – спокойно спросил он. – Нужно жить сегодняшним, радуясь каждому дню…

      «… проведённому вместе», - про себя закончила я. В салоне повисла тишина, нарушаемая только шумом улицы за пределами машины. Я не знаю, почему он не закончил фразу. Возможно, ему самому пока что было непривычно осознавать, что теперь ему придётся делить свою жизнь ещё с кем-то. А, может, Джиён оставлял выбор за мной? Но в данный момент меня это не особо интересовало. Мы должны жить сегодняшним днём, не беспокоясь о том, что нас ждёт впереди…

      - Ты же слышал, что я хочу уехать завтра же? – я открыла глаза и посмотрела на Ёна. Тот кивнул, но ничего не ответил. – И ты ничего не скажешь?

      - А что я должен сказать?

      - Не станешь возражать? Не скажешь, что я должна остаться здесь? – намекнула я на его переписку. Свернув к обочине, Джиён остановил автомобиль и обернулся ко мне, оперевшись локтём о спинку кресла.

      - А должен? – я замялась. И что я должна ответить? «Прости, милый, я видела, как ты с кем-то переписывался, и мне кажется, ты намерен вернуться в Вегас один». Уж лучше сразу меня убейте! Я ему такое точно не скажу. Я знаю, что значит разозлить Джиёна. Имела возможность лицезреть. И честно, больше не хочется.

      - Я подумала…
- Не надо, - перебил меня супруг. – Иногда это действие плохо сказывается на наших отношениях. – Я чуть не подавилась воздухом. Замахнувшись, чтобы стукнуть мужчину, услышала смех в ответ и совсем опешила. Он издевается?!

      Выйдя из машины, он обошёл её и открыл мне дверь. Скрестив руки на груди, я обиженно уставилась перед собой, показывая тем самым, что выходить не намерена. А что? Имею полное на это право!

      Наклонившись, мужчина заглянул в салон и ухмыльнулся.

      - Ана, если ты сейчас сама не выйдешь, я тебя вытащу. И тогда не кричи, что тебе неловко будет висеть у меня на плече, когда мы войдём в торговый центр. Я опущу тебя, только когда мы окажемся на месте, - его голос был спокойным и ласковым, но почему-то от него у меня мурашки по коже побежали.

      Господи, если бы я знала, что вышла замуж за шантажиста… Хотя, это я знала… Но, наверное, всё же повторила бы это ещё раз.

      На посещение магазинов у нас ушло почти полдня. И одним походом за новым телефоном мы не ограничились. А мои «не хочу» всегда наталкивались на стену. Как объяснить человеку, что я не люблю шопинг? Никак. Если этот человек не принимает отказов, это физически невозможно. Утешало одно – Алекс должен был перебронировать наши билеты, и уже завтра мы окажемся дома.

      Наверное, за всё то время, что я провела в Париже, это был лучший день в моей жизни. Никакой официальности, никакой показухи… Мы просто гуляли по городу, наслаждаясь этими моментам и запоминая их. На будущее. Когда внезапно пошёл дождь и Ён предложил пойти в машину, я отказалась. Смеясь, я выскользнула из кольца рук супруга и закружилась на месте, позволяя струям дождя прикоснуться к коже.

      Когда остановившись, я подставляла лицо под капли дождя, я почувствовала, как за спиной оказывается Ён, и меня снова заключают в объятия. Его одежда, как и моя, полностью промокла и прилипла к коже. Но от соприкосновения наших тел появляется приятное тепло, которое окутывает меня с ног до головы, и я хочу, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось. Я готова на коленях просить Бога, чтобы после нашего возвращения всё осталось как сейчас, но маленький червячок гложет меня, поселяя страх в душе, что счастье может закончиться, когда мы прибудем домой…

      Уже в салоне самолёта я поняла, как я боялась. Я не хочу встречаться с этой женщиной. Не хочу… Если раньше я руководствовалась эмоциями, сейчас была готова отдать всё, лишь бы вернуться обратно в Париж. Ничего хорошего от нашей встречи я не получу. Хотя нет… Нервный срыв можно, а так больше ничего…

      - Не волнуйся. Я с тобой, - шепчет супруг и накрывает мою руку своей. Я немного успокаиваюсь, но мысленно я уже в новом дне и жду прихода своего самого главного страха. Пока мы были в воздухе, Ён уговаривал меня немного поспать, и я даже пару раз проваливалась в темноту. Но я так резко вскакивала, что он, кажется, начал рассказывать какие-то истории из своей жизни, чтобы успокоить меня.

      Когда самолёт приземлился, на часах было начало трёх дня. Пока мы ехали домой, я не проронила ни слова. Ён пытался со мной заговорить, но когда понял, что это бесполезно, не нашёл ничего другого, как остановить машину и поцеловать меня.

      - Хватит себя накручивать, - сказал он, нагло ухмыляясь, когда машина сдвинулась с места. Я сложила руки на груди и отвернулась к окну, чтобы скрыть своё смущение. Но он всё равно успел это заметить и выглядел до ужаса довольным собой.

      Когда автомобиль остановился, я непонимающе обернулась к супругу, но того уже и след простыл. Как и таксиста. Открыв дверь, я вышла из автомобиля и обнаружила, что наши вещи уже выгрузили. Попрощавшись с таксистом, Ён посмотрел на меня и сделал приглашающий жест. Я снова обернулась к высоченному многоэтажному зданию, которое, если мне не показалось, чуть ли не кричало, что здесь живут самые богатые люди нашего города.

      - Где мы? – наконец-то спросила я, оборачиваясь к супругу.

      - Дома, - спокойно ответил Ён, подхватывая оба чемодана, и направился в сторону парадного входа.

      - Ён! – воскликнула я, но тот даже не обернулся. Мне оставалось только следовать за ним. Как прилежной супруге. В холле нас вежливо встретили и предложили помощь, но Джиён отказался. Меня проводили заинтересованным взглядом, от чего мне захотелось сжаться в комочек. Не люблю я столь пристальное внимание к своей персоне.

      Когда мы на лифте преодолели дюжину, как по мне, этажей и оказались в роскошном коридоре, Ён свернул налево и остановился только возле двери чуть ли не в конце коридора. Я продолжала стоять возле лифта, не решаясь сдвинуться с места. Что, чёрт возьми, происходит?! Я думала мы поедем за город… А это…

      Щёки обдало жаром, когда я подумала, что тут уж точно не будет тех, кто может ворваться в комнату… Да и я далеко не сбегу. И боюсь в этот раз дверь кое-кого точно не сдержит. Дыхание участилось, и я стала нервно прикусывать кончик ногтя.

      - Ана, хватит там стоять, - сказал супруг, выглядывая в коридор. Вздохнув, я дала себе мысленную пощёчину, назвав извращенной и трусихой, и не спеша направилась к квартире.

      - Я здесь живу, когда не хочу возвращаться за город, - сказал Джиён, закрывая за мной дверь. – Или когда хочу побыть один.

      Когда талии коснулись мужские руки, я невольно вздрогнула. Сердце бешено заколотилось в груди и мне показалось, что в прихожей стало жарковато. Скрепив пальцы в замок у меня на животе, шеи коснулись горячие губы, запечатлев на ней лёгкий поцелуй. Как же хорошо, что я волосы заранее перекинула на другую сторону.

      - Есть ещё несколько дней в полном нашем распоряжении, - прошептал супруг, когда я спиной почувствовала его часто вздымающуюся грудь. Одной рукой он продолжал придерживать меня у живота, медленно поглаживая большим пальцем в области пупка. А второй кончиками пальцев прошёлся по моей шее, заставив меня непроизвольно откинуть её в сторону.

      - У меня завтра встреча. Я не могу её пропустить, - слегка охрипшим голосом проговорила я. – И мне надо подготовиться к ней…

      За спиной затихли. Я чувствовала, как Ён сделал два глубоких вдоха и выдоха, как все его мышцы напряглись, а рука на животе прижала меня ещё крепче.

      - К чёрту встречи, Ана! – он резко развернул меня к себе лицом и впился жестким поцелуем в губы. Я опешила, не ожидая такого напора со стороны Джиёна, но ответила ему. Его руки оказались на моей талии и стали медленно спускаться вниз. Поцелуй становился более требовательным. Он покусывал и посасывал нижнюю губу, медленно спускаясь к подбородку, затем к шее, прикусывая кожу, а потом зализывая её. Джиён прижал меня к стене своим телом, и я почувствовала жар, исходивший от супруга. Скользнувшая на бедро рука проникла под край платья, приподнимая его вверх, оголяя край чулок. Продолжая придерживать меня за талию свободной рукой, он выводил непонятные узоры на платье, но даже сквозь плотную ткань я ощущала его прикосновение на своей коже.

      Решив не оставаться у него в долгу, я потянулась к пуговицам на груди мужчины. Пиджак упал на пол столь быстро, что я даже не успела насладиться моментом. Я расстёгивала пуговицы на рубашке, полностью потеряв контроль над собой. Я могла потом сказать, что это была не я, но зачем? Я пробежалась кончиками пальцев по его торсу, слегка оцарапывая кожу, и рассмеялась, когда достигла пояса брюк и услышала глухое рычание у уха.

      Разум затуманился, отдавая власть над телом бешеной страсти. Когда меня подхватили на руки и куда-то понесли, губы снова накрыли поцелуем. Сердце готово было вырваться из груди. Оказавшись в горизонтальном положении, я приподнялась и потянулась к молнии на спине, но склонившийся надо мной муж хрипло рассмеялся и завёл мои руки за голову, прошептав на ухо: «Не спеши». Придерживая меня за запястья, вторая рука опустилась на мой живой и стала медленно подниматься вверх. Коснувшись пальцами подбородка, он коснулся моих губ своими и резко перевернул на живот.

      Поцелуй в шею и звук отъезжающей молнии на спине, заставил меня затаить дыхание. Бретельки платья поползли вниз, освобождая меня от оков ткани, и я поблагодарила тот момент, когда решила надедь его. Бюстгальтер под этим фасоном не предусмотрен… Горячие губы коснулись кожи, и я ощутила жар от поцелуев Джиёна, разлившийся по всему позвоночнику. Он был как истинный дракон, который одним дыханием мог сжечь тебя дотла, но сдерживался изо всех сил, чтобы не навредить. Когда он отстранился, я развернулась и, поцеловав его, потянула его к себе.

      Платье съехало вниз, под требовательным натиском мужчины. Губы снова коснулись шеи, спустились к ключице, я учащенно задышала. Всё тело было напряжено как натянутая струна, готовая в любой момент лопнуть, и лёгкое прикосновение горячих губ к груди заставило меня прикусить губу и глухо застонать.

      Я не сразу распознала трель стационарного телефона, который, наверное, надрывался уже давно, потому что раздавшийся голос Сынхёна заставил меня вздрогнуть и выставить перед собой руки.

      - Джиён, я знаю, что вы уже прилетели, - раздался раздражённый голос азиата. – Будь добр, оторвись от супруги и перезвони мне. У нас есть небольшие проблемы.

      Я сжала губы в тонкую линию и расслабилась. Господи! Сынхён, ты дьявол! Уткнувшись носом мне в шею, супруг что-то пробормотал про то, что лично закопает Сынхёна с его проблемами и, поднявшись с кровати, вышел.

      Подтянув платье, тем самым прикрывая грудь, я выдохнула. Стыдно! И обидно! И всё одновременно разрывало изнутри. Только я не понимала, мне хочется плакать или смеяться? Я присела на кровати и, нашарив на спине молнию, кое-как подтянула её вверх.

      Оказавшись в гостиной, я увидела Джиёна, застёгивающего пуговицы на рубашке. Он не заметил моего приближения вплоть до того, пока я не обняла его со спины и не прижалась к нему щекой.

      - Что-то случилось? – тихо спросила я.

      - Проблемы с документацией, - ответил тот и развернулся ко мне. – Я отъеду ненадолго. Но скоро вернусь. Дождись меня. Я хочу тебе кое-что сказать.

      Я кивнула и улыбнулась. Он снова невесомо коснулся моих губ своими и, подхватив лежащий на спинке кресла пиджак, направился к выходу.

      Когда за Джиёном захлопнулась дверь, я устало опустилась на край дивана и упала на бок. Сердце продолжало бешено стучать в груди, дыхание было прерывистым. Но когда я вспомнила, от чего нас оторвал звонок Сынхёна, не смогла сдержать рвущийся наружу смех.

      Когда я ощутила покалывание, обхватила живот руками и села ровно. Щёки горели, и даже бежавшие по ним слёзы не могли их охладить. Да, не везёт моему любимому мужу. Сначала я его обломала, теперь Сынхён… Даже боюсь себе представить, что Джиён устроит другу, когда увидит его.

      Взлохматив волосы на затылке, я осмотрелась. Кое-кто так и не дал мне это сделать…

      Если я правильно поняла, квартира имела четыре комнаты. Высокие пололки, зоны комнат разделены свисающей с потолка занавеской из металлических бусин. Стенки между кухней и гостиной вообще нет. Её заменяет высокая барная стойка, со специальной полкой для бокалов. Поднявшись на ноги, я не спеша дошла до первой перегородки и провела рукой по бусинкам. Те, ударяясь друг о друга, создавали приятную мелодию, разрушая застоявшуюся тишину, от которой у меня начало гудеть в ушах.

      Одного взгляда на полумрак, созданный милыми бра, разбросанными по периметру гостиной, и барной стойки с бокалами хватило, чтобы в голове созрел план, и для его свершения особо ничего не требовалось. Обследовав кухню, я поняла, что Джиён не утруждает себя пополнением шкафов и холодильника припасами, и вздохнула. Ко многому ему придётся привыкнуть…

      Быстро вбежав в прихожую, я разворошила стоявший в углу чемодан и, выудив из него простые джинсы с футболкой, скрылась в спальне. На то, чтобы переодеться, у меня ушло не больше десяти минут. Когда я оказалась у лифта, быстро натягивая куртку и пряча мобильный с кредиткой в карман, столкнулась с молодой парой, с которой тут же распрощалась.

      Спросив у консьержа, где находится ближайший магазин, я кивнула мужчине и выбежала на улицу. Я была уверена, что после возвращения Джиён будет очень устававшим и ему захочется отдохнуть. Мы только прилетели и его тут же вызвали в офис. А что может быть лучше романтического ужина? К тому же, это будет ещё один шаг, который сделает нас ближе друг к другу.

      Обратно я возвращалась с двумя сумками, полными продуктов, и очень надеялась, что Ён ещё не дома… Резко остановившись, я усмехнулась. Дом… Я только сегодня узнала об этом месте, но уже сейчас знала, что он мой… Наш… У нас есть место, где мы всегда будем одни. И никто не сможет нам помешать…

      Когда я вошла в холл, то даже ничего не успела сказать. Видимо, консьерж понял всё, когда я ещё только выбегала из здания. С широкой улыбкой сообщив, что Джиён ещё не возвращался, и он позвонит мне, он предупредил своего помощника, что отлучится и забрал у меня пакеты.

      - Спасибо, - сказала я.

      - Не за что, - ответил тот. До нужного этажа мы поднимались молча. Я чувствовала на себе изучающий взгляд мужчины, но когда как бы невзначай обращала на него внимание, он улыбался. Уже возле двери, когда я отперла её своим ключом и обернулась к мужчине, он с искренней улыбкой сказал: - Я очень рад, что господин Квон нашёл свою женщину. Он вас действительно любит. Поверьте человеку с большим опытом. Приятного вечера.

      - Спасибо, - сказала я, наблюдая за удаляющимся мужчиной.

      Наверное, в течение первых двадцати минут, пока я пыталась разобраться что у Джиёна где стоит, я была готова отказаться от этой затеи. Но я быстро себя одёрнула и прогнала ненужные мысли. «Ты что забыла, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок?!» - возмущался внутренний голос. – «И не важно, что сердце уже наше! Нужно закрепить результат!»

      Когда воздух наполнился ароматами приближающегося «сладкого» во всех смыслах вечера, зазвонил телефон.

      - Слушаю, - ответила я, даже не глянув на экран. Я и так еле успела поднять трубку. Ещё чуть-чуть, и звонок прекратился бы.

      - Чем ты занята, что не отвечаешь? – с насмешкой произнёс Ён. Губы непроизвольно расплылись в улыбке от любимого голоса. – Неужели с любовником развлекалась? Да так понравилось, что про мужа решила забыть.

      - Да, с тремя, - в тон супругу сказала я. – Четвёртым будешь?

      - Развратница! – воскликнул тот и тут же рассмеялся. – Ладно, хватит… Что ты делаешь?

      - Ничего, - не моргнув глазом, соврала я. Пусть это будет сюрпризом.

      - Так уж ничего? – Неужели он всё-таки что-то смог заметить в моём голосе. - Да, Юлиана, не умеешь ты врать.

      - Когда ты приедешь? – попыталась я перевести разговор на другую тему.

      - Через полчаса, не больше.

      - Буду ждать, - ответила я, прикидывая в уме, успею принять душ или нет.

      - Ана? - после недолгого молчания, спросил Ён.

      - Что?

      - Я люблю тебя, - Я улыбнулась. Всего три слова, а в груди сразу потеплело, и в животе запорхали бабочки, как бы слезливо это не звучало.

      - Я тоже тебя люблю.

      Когда я отложила телефон и опустилась в рядом стоящее кресло, я всё так же не могла сдержать улыбку. Господи, я как обычная влюблённая идиотка!

      Хлопнув себя по коленям, я сходила на кухню, чтобы проверить готовность ужина, и направилась в спальню. Во время похода с Валэри по магазинам она сказала, что мне очень идёт красный. Возражать я тогда не стала. А когда Жюли подтвердила её слова, я согласилась, что это как раз лучший вариант… Особенно сегодня…

      «Просто и сексуально одновременно», - сказала Жюли, когда я только надела платье и вышла из примерочной. Красная ткать мягко обнимала кожу, подчёркивая грудь небольшим полукруглым декольте и очерчивая талию и бёдра. Оно доставало до середины бедра, давая возможность представителю сильного пола немного пофантазировать… А мне покраснеть из-за чересчур маленькой длины. Спереди платье казалось вполне закрытым, что подтверждали и длинные рукава, зауженные к запястьям. Но когда я повернулась боком к зеркалу, то показалась оголённая спина с полукруглым разрезом, доходившим до поясницы.

      Собрав волосы в высокую причёску, я выпустила несколько вьющихся прядей, чтобы они касались плеч, и улыбнулась своему отражению.

      Когда в коридоре послышался шум открываемой двери и хлопок, я глянула на электронные часы и пожала плечами. Те полчаса, о которых говорил Ён, ещё не прошли… Но, возможно, он просто быстрее управился?

      Я даже забыла про туфли, стоявшие возле ножек кресла. Ступая босыми ногами по паркету, я беззвучно дошла до выхода, а оказавшись за дверью, замерла. Облачённая в облегающее чёрное платье, высокая брюнетка стояла возле накрытого стола и вертела один из бокалов в руке. Медленно обернувшись, она улыбнулась и прошлась по мне взглядом.

      - Да, даже из такой замухрышки как ты может что-то выйти, - сказала она с нотками сарказма в голосе. Её внешность казалась мне знакомой, но я не могла вспомнить, где я её видела. Ответ как обычно вертелся на языке, но когда я уже фактически хватала его за хвост, он ускользал.

      - Что вы делаете в этой квартире? – спокойно спросила я. Брюнетка ещё шире улыбнулась и поставила бокал на стол. Я внимательно следила за её движениями, пока она открывала сумочку и что-то там искала, а когда извлекла на свет ключи и позвенела ими, отступила на шаг назад.

      - Я провела в этой квартире больше… ночей, чем ты, - девушка запнулась. Но было видно, что заминка была произведена специально, чтобы произвести впечатление, и насладиться моментом. Еще раз окинув комнату взглядом, полным ностальгии, она снова посмотрела на меня. – Ты думаешь, долго здесь продержишься? Джиёну нужна жена, только чтобы получить наследство отца. А когда он покажет тебя миру, и все формальности с бумагами будут соблюдены, он избавится от тебя. Ты же не думаешь, что всерьёз могла заинтересовать его? Маленькая замухрышка, забитая в себе и росшая как изгой?

      - Если я такая замухрышка, как ты говоришь, то почему же ты не стала его женой? – я подошла ближе к брюнетке и сложила руки на груди. Внешность, казавшаяся мне знакомой, пробудила воспоминания дня подписания нашего с Джиёном договора. Шикарная брюнетка, которая была выставлена за дверь охраной. Бывшая любовница, как её тогда назвал Ён. – Это тебя выкинули как ненужную шавку, а не меня. Разницу видишь? Это тебе закрыт вход в здание компании. – Я посмотрела на сжатые в руке девушки ключи и ухмыльнулась. – А Ён знает, что ты сделала дубликат его ключей? Это, кстати, уголовно наказуемо.

      Я так и не поняла, как успела среагировать на выпад Эллы и прикрыть лицо и глаза. Только почувствовала резкую боль и тепло, а когда на пол у моих ног упало несколько красных капель, ошарашено посмотрела на брюнетку. Схватив меня за раненую руку, она больно впилась ногтями в моё запястье.

      - Я три года окучивала этого идиота. И думаешь, отступлюсь, потому что непонятно откуда вылезла ты? – Вопрос, видимо, был риторическим, потому что, помолчав, брюнетка приблизилась ко мне и прошипела: - Ты сильно пожалеешь, что вылезла из своей дыры и перешла мне дорогу.

      Отпихнув меня, девушка развернулась и направилась к выходу. От резкого хлопка я вздрогнула. В мире живут сумасшедшие, и, кажется, мне посчастливилось встретиться с одной из них. Прижавшись спиной к стене, я съехала вниз и уставилась в одну точку невидящим взором. Испугалась ли я? Не особо. Лишь вид крови заставил меня похолодеть, но я с детства его не переношу. Элла не вызывала у меня страха, лишь жалость и некую брезгливость… Я не могла понять, как можно любить деньги больше, чем себя. Я до этого момента никогда не видела таких денег, но даже и не думала о том, чтобы угрожать кому-то. Да, я не святая, и согласилась… фактически продать себя ради семьи, но это не одно и тоже… Ведь так?

      Я смогла вернуться к реальности, только когда повторно хлопнула дверь и послышались торопливые шаги.

      - Ана! – подхватив меня под локоть, Ён поднял меня на ноги и развернул к себе лицом. Он выглядел обеспокоенным и его глаза бегали из стороны в сторону в поисках чего-то, пока не остановились на окровавленной руке. Не спрашивая моего разрешения, он отвёл меня на кухню. Найдя в ближайшем к выходу ящике аптечку, он занялся обработкой раны. – Это она сделала? Я видел Эллу, выбегающую из дома. – Его голос был пропитан злобой, и если бы не я, он, наверное, кинулся вслед за девушкой.

      - Всё хорошо. Просто царапина, - спокойно ответила я.

      - Ана!

      - Все, правда, хорошо, - ответила я и улыбнулась. Дождавшись, пока Ён завяжет бинт, который особо и не нужен был, я обняла супруга за шею и легко прикоснулась губами к его губам. – Я рада, что ты вернулся. Я скучала…

      Будет ли наша жизнь лёгкой и безоблачной? Нет. Я на это даже не надеюсь. А о предстоящих неприятностях можно даже не мечтать, они и так будут. Но пока рядом мужчина, на которого я могу положиться, я ничего не боюсь. Из каждой неприятности есть выход. И если что, мы его найдём…



Дара Ворон

Edited: 23.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: