Ты прекрасный друг

Глава четвертая

Мое утро воскресенья началось как у всех уважающих себя школьников: с социальных сетей. Еще не умывшись и не почистив зубы, я первым делом разузнала, что Маринка ночевала дома. Ну, слава Богу! Оказалось, после бала ее встретил отец, который, разумеется, не отпустил несовершеннолетнюю дочь ночевать у кого попало. Конечно, Маринка в своем рассказе употребила «У Антоши». Но «кто попало» ему больше подходит. Вообще изначально подруга планировала прикрыться ночевкой у меня, но я к тому моменту, как известно, уже покинула сие мероприятие. Покинула быстро, размазывая сопли и слезы по щекам.

«Хуже того, – строчила мне Марина, ­– родители учуяли, что я пила вино! И теперь мне безвылазно сидеть дома две недели...»

Ой, как здорово!

«Инна, ну вот что за детский сад? Везет, тебе восемнадцать исполнится уже через две недели, у меня день рождения только летом! Это сколько мне еще терпеть родительский произвол?!»

Далее Маринка наставила кучу разных смайлов-стикеров. Злых и рыдающих. Я долго думала, что ей на это ответить и, наконец, написала:

«Голова-то не болит?»

«И ты туда же? Все! Отстань!» ­– и Маринка вышла из сети. Сердится.

Я сладко потянулась. Круто, две недели не переживать за подругу. Зная ее родителей, Кораблев точно к ним не сунется. И из дома ей теперь помимо школы определенно не уйти. Кстати, что там вчера вопил этот недомерок про «Ты у меня под колпаком»? Наверняка, все эти слова были сказаны сгоряча и сегодня он про меня уже забыл. Да и что он может мне сделать? Подкупить учителей, чтобы мне ставили плохие оценки? Бред какой! Или он за пару месяцев учебы в нашем классе не заметил, что успеваемость моя так себе. С тройки на тройку. И подкупать никого не нужно. Я представила, как Кораблев передает в конверте деньги нашей историчке, Ольге Ивановне, божьему одуванчику, и гоготнула. Ну прямо сицилийская мафия, а не школа.

Перед походом в ванную я решила на всякий случай еще раз обновить страницу. Напротив строки «сообщения» значилась единичка. Ого, от Кораблева. Это притом, что у меня его даже в друзьях нет. В сообщении было написано одно слово: «Берегись».

Я даже рот открыла. Это еще что такое? Он серьезно? Я не нашла ничего умнее, чем на его «Берегись» ответить «Автомобиля?» Немного подумав, я добавила Кораблева в черный список. Вот еще, по моей страничке шнырять будет, мафиози недоделанный.

Я уже съела яичницу и допивала кофе, когда из магазина вернулась мама.

– Приятного аппетита, – сказала она мне, войдя на кухню. – Слушай, Инн, там на лестничной площадке два молодца околачиваются. Это не по твою душу?

Я похолодела.

– Мам, а они подозрительные личности?

– Очень даже!

– Тогда точно ко мне, – с этими словами я схватила недопитый кофе и ретировалась в свою комнату.

Да ну что за ерунда! Подослать двух парней, чтобы наказать одну девушку? Утром в воскресенье? С этим Кораблевым я параноиком стану! В конце концов, если со мной случатся большие неприятности, у меня в доказательства есть сообщение с угрозой от Антона.

«Молодец, Зырянцева, решила засудить прокурорского сынка» – ехидно проквакал мой внутренний голос.

В комнату заглянула мама:

– Иннусь, не сходишь к тете Ларисе, они вчера приехали из деревни. Такой грибной урожай собрали: там и белые, и подберезовики и маслята. Хотят поделиться.

– Ну, вообще не очень хочется выходить из дома, – я посмотрела в окно, за которым свистел ветер, и многозначительно поморщилась. В такую погоду хозяин собаку из дома не выгонит, а тут – родную дочь!

– А вечером грибочки пожарим, с картошечкой! М? – мечтательно продолжила мама. – О, или я тебе пиццу приготовлю грибную!

Пицца? Так нечестно! Без ножа ведь режет!

– Не мать мне досталась, а манипулятор, – вздохнула я, в очередной раз за утро поднимаясь с постели.

Вообще тетя Лариса (мамина подруга детства) живет недалеко от нас. К тому же дорога к ее дому лежит через мой любимый парк, единственный приличный в нашем городе. Да и грибы я люблю. Смущала только погода: ветер свирепствовал. Придется, наверное, шапку надевать. А она у меня такая дурацкая, с огромным белым помпоном. И еще после нее волосы торчат, как у пугала. Ненавижу шапки. Но любовь к грибной пицце победила все на свете.

Выйдя из подъезда (на лестничной площадке, слава Богу, никого уже не было), я заприметила Лизу. Та топталась на месте, потирая замерзшие ладони. Лиза стояла без шапки и перчаток, в том же легком светлом пальто, в котором я видела ее на выставке в сентябре. Ветер трепал буйные кудри. Я непроизвольно поежилась. Ну да, красота требует жертв. Я же, помимо шапки, натянула на себя зимний пуховик и еще колготки с начесом под джинсы. Из подъезда я выкатилась утепленным клубком. На ногах – мои разбитые зимние ботинки. Наверное, со стороны могло показаться, что я пошла за грибами не в соседний дом, а прямиком в Сибирь.

Я долго думала, здороваться с подлизой или нет. Наконец, воспитание побороло неприязнь. Хотя, может, я правда к ней слишком придирчива?

– Привет! – чересчур весело воскликнула я. Лиза на меня уставилась как на Снежного человека.

– Мы разве знакомы?



Ася Лавринович

Отредактировано: 10.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться