Убрать лису

Размер шрифта: - +

Глава 6 (прода от 07.06)

Беседа с отцом была против правил, которые я сама для себя придумала, но, в конце концов, для чего существуют правила? К тому же, всегда есть вероятность, что родитель изменит своим принципам и выдаст хоть что-то интересное… Мда уж, даже звучит бредово, чтоб мой папуля, и что-нибудь сказал?

В общем, ловко зарулив на парковку, через пять минут я уже уверенно шагала по знакомому коридору. В приемной было пусто, что неожиданно вызвало двоякое чувство: конечно, Верочку я особо не жаловала, но на меня в который раз нахлынули воспоминания: изуродованное лицо, окровавленная одежда… в общем, я была бы рада увидеть ее на привычном месте.

Без стука ворвавшись к папуле, я застала привычную картину: он перебирал какие-то бумаги. Ни разу не видела, чтобы он делал что-то еще. Хотя, на него работает чуть ли не половина города, может себе позволить хоть весь день бумажки перекладывать. Папуля сильно хмурился и на мое появление отреагировал лишь слабой усталой улыбкой.

— Привет, пап, — подойдя к нему, я поцеловала его в щеку и уселась напротив, — Ты чего такое хмурый?

Папуля нахмурился еще больше и неопределенно махнул рукой.

— Ты уже знаешь про Светочку? — сочувственно поинтересовалась я, приглядываясь к родителю. Похоже, он на самом деле переживал.

— Да, мне полковник еще вчера вечером позвонил.

— И? — нетерпеливо поторопила я, недовольная таким коротким ответом.

— Давид Алексеевич обещал взять дело под свой контроль, — как всегда не порадовал обилием информации папуля.

— Ты знаешь Александра Ильича Токарева?

— А должен?

— Наверняка знаешь, — упрямилась я: не верится, чтобы ему никто не донес о прошлогодних событиях.

— Что ты хочешь услышать, Сентябрина? — устало спросил он, — В курсе ли я, что едва не лишился дочери? Да. Знаю ли я, чем ты на самом деле занималась зимой? Тоже да.

— Вот как, — к такой откровенности малость неподготовленная, других слов я не нашла.

Некоторое время мы провели в тишине: я – размышляя и пытаясь прийти в себя, папуля – по виду тоже о чем-то думал. Покусав губы, я нарушила тишину:

— Выходит, ты знаешь, чем я была занята… о результатах моих поисков тебе тоже выходит известно? Или не выходит?

— Мне известно о результатах моих поисков, насчет твоих могу только догадываться.

— Значит, ты знаешь о связи Вишневского с Токаревым… — подняв глаза на отца, лицо которого мало что выражало, я продолжила, — И ты знаешь, чем он занимался все эти годы.

— Да, — коротко и понятно.

— Тогда какого черта ты держишь его рядом с собой? Он же, он же… — я запнулась, не сумев подобрать нужных слов. К тому же, одно дело – догадываться, что родитель знает все на свете и починяет примус, ожидая развития событий, другое дело – получить этому подтверждение, да еще от первоисточника, — Он же работал на опасных людей, и не просто работал… он считался довольно опасным наемником, пап, — я усмехнулась, —  Не зря некоторые его таланты мне казались подозрительными… это уже не тот парень, которого ты помнишь, это совершенно другой человек!

— А твой дружок, выходит, чем-то лучше?

— Вишневский сотрудничал с сомнительными людьми, они проворачивали такие дела, до которых Ромке далеко. Да можно сказать, что он просто играет в песочнице, когда как… да что я тебе объясняю?! Андрей опасен, папа. И мне не нравится его интерес к тебе.

— Я думал, у него интерес как раз к тебе

— Папа! — возмутилась я.

— Дочь, ты у меня еще совсем девочка. Не лезла бы ты туда, где пока ничего не понимаешь. А еще лучше – слетай куда-нибудь, отдохни. Возьми свою новую подругу, купите по новому платью, и… — тут папуля выдохся, видимо его представления о моей обыкновенной деятельности на этом и заканчивались.

— Эта Рыжая – мне не подруга, — автоматически подправила я.

— Вот и подружитесь.

— Ты знал, что убитая Галочка была связана с этим хитрым пиратом?

— А знаешь что? Возьми с собой маму, она как раз говорила, что не против позагорать. Ты давно с ней никуда не ездила, а ты знаешь, мама – это святое.

— Лучик солнца в нашем темном семействе, — поддакнула я, поднимаясь: понятно, кроме пляжно-отпускных тем мне больше ничего не добиться, только время тратить.

— Хочешь, сходим в ресторан? Обед давно прошел, а я так и не поел, — глядя на мою попытку откланяться, предложил папуля.

— С удовольствием.

Мы отобедали в тихом местечке в центре города, я в очередной раз выслушала о прекрасной погоде на Санторини в данное время года и откланялась, пока от разговоров родственник не перешел к действиям и попросту не запихнул в ближайший самолет. То есть, откланяться не получилось, раз приехали мы на моей машине, пришлось подвезти папулю на какую-то встречу: он сказал, что водителя на сегодня отпустил.

Прикинув так и эдак, я вернулась в офисное здание: путь мой лежал в сторону поста охраны. Два молодых парня, завидев меня, встали по стойке смирно и дежурно заулыбались.

— Хочу поговорить с вашим начальником! — объявила я о своем желании и один из парней исчез за дверью справа.

Через пять минут оттуда же появилось двое: уже знакомый мне парень и мужчина постарше, весьма колоритный на вид. Внушительный рост, бритый затылок и уши боксера могли напугать кого угодно, а уж если встреча произойдет в темной подворотне – и вовсе до сердечного приступа довести.

— Добрый день, Сентябрина Евгеньевна! — пробасил он, — Чем я могу быть вам полезен?



Саша Малинина

Отредактировано: 17.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться