Учителя и М-ученики (русь Эзотерическая).

Размер шрифта: - +

Глава 12. Первая тропа с названием «Работа»…

 

«…И первая любовь с названием "работа"

Останется при нас оставшуюся жизнь».

(Юрий Визбор)

 

Для большинства подвижников с Ромашковой поляны, это утро началось уже в пять. Встали по звонку, спешно разогрели на костре чай, собрали необходимые вещи и еду – и отправились на Лысую, ещё затемно. Наталья тоже встала, вместе с Зиной и Галей, растолкавших её даже раньше, чем это было нужно. Уже собранная, вылезла из палатки при звуках «бешеного колокольчика», как окрестил Андрей вчера «вечевой» колокол на веревочке. Из вредности не пошла будить Сергея, который, скорее всего, дрых ещё, как абсолютное бревно.

Евграфий собрал свою паству и предупредил: "Не отставать! Никого ждать не будем!", - и быстро пошел вперед походным маршем. Тех, кто встал в такую рань, было немного. Обошли стороной ближайший пригорок, прошли низиной, почти выйдя к поселку, а потом стали подниматься по тропке, уводящей вверх. По пути попалась плита, явно от разрушенного дольмена, почти овальной формы – и куча камней рядом. Но, никто не обратил на это особого внимания. Группа направилась вначале к так называемой Скале, как заранее было условлено.

Оказалось, что Скалой эзотерики называли непонятное мрачное сооружение из камней, созданное по плану странного древнего архитектора. Что сооружение было частью рукотворное - сомнений у Натальи не было: камни у края её, не будучи едиными с монолитом, были выложены ступеньками, будто бы начинающими подъем по серпантину. А больше всего оно напоминало разрушенную башенку. Такую, какую на берегу складывают из камней дети. Только очень большую. Будто дети огромных великанов поиграли здесь в песочек и камушки... Песочек зарос лесом, а башня из камешков, в которой никто и никогда не жил – осталась. Башенка сужалась кверху, но камни были нагромождены весьма небрежно; будто бы брались для постройки любые по размеру, какие только попадались под руку. И потому, строение получилось несколько кривым, и где-то наверху неожиданно оказался положен огромный камень.

Многие видели это место впервые, и Евграфий разрешил всем желающим подойти к башне-скале поближе, потрогать её руками, взобраться на неё - как кому хочется. К тому же, под сооружением из камней, в низине, располагался действующий грязевой источник. И некоторые, те, кто умудрился захватить с собой какую-нибудь ёмкость, пошли наполнять её синеватой грязью: она, как говорили, была лечебной.

- Многим людям идёт информация, что именно на этом месте, около Скалы, будет воздвигнут в скором времени храм, - прокомментировал Евграфий.

Через некоторое время, он велел всем построиться в круг на небольшой ровной площадке, перед Скалой. Там находились положенные кем-то бревна-лавочки, а в центре недавно разжигали костер. Осталось кострище. Прямо вокруг этого места, вокруг бревен, образующих квадрат, расставил Евграфий людей на Магнит. Он сам стал в самую сердцевину круга: рядом с остывшим пепелищем.

Начался Магнит мягко, постепенно. Евграфий говорил что-то об информационных каналах, связывающих планеты, о Точке Света, на которой надо внутренне сосредоточиться, чтобы получить канал... Он говорил плавно, медленно, с большими промежутками пауз между словами, отчего создавалось впечатление, что слова постепенно падают откуда-то сверху. Это впечатление усиливалось монотонностью речи.

Сейчас, стоя со всеми в круге, Наталья, наконец, впервые в Магните Евграфия, почувствовала нечто необычное… Почувствовала, что с ней что-то происходит. Вначале она услышала слабое, воспринимаемое где-то на пределе слышимости, неясное жужжание. Она даже поначалу подумала, что это пчела рядом жужжит, и хотела уже отогнать её руками. Но пчелы не было, а странное жужжание мгновенно стало громче, отчетливей, и, наконец, оформилось в ясно слышимые слова: "Услышь нас, дочь наша! - полился вдруг сладкий, приятный голос "Что это?" - ещё больше удивилась Наталья.

"Есть! По-моему, нас слышат! - отозвался другой голос, и вдруг послышался смех. Оба голоса внезапно исчезли. И, будто, чтобы не дать Наталье прийти в нормальное состояние, так же внезапно началось что-то, похожее на сон. Или – на трансляцию информации с помощью образов.

Наверное, это была другая планета, существующая где-то далеко, потому что казалось, что всё, что окружает тебя - большое, огромное, более чёткое и более значимое, чем в жизни. И время течет так, что успеваешь сделать, понять и почувствовать больше, гораздо больше. Время течет с гораздо большими паузами между "тик" и "так"…

Но всего этого никто не говорил. Это она просто ощутила, в первые же секунды видения. А увидела она только огромную-огромную зеленую поляну, и сильное, необычайно большое солнце над ней. По поляне нёсся белый жеребёнок, радующийся солнцу и ветру, вместе со своим седоком - маленьким мальчиком, одетым в белую длинную рубаху. Конь носился, носился, круг за кругом, и мальчик наполнялся огромным, светлым, радостным чувством... И - больше ничего. Затем она увидела лес. Огромные, уходящие ввысь, деревья. Множество мужественных людей в длинных одеяниях. Они присутствовали на празднике или ритуале. На людях были украшения, а на их лица были нанесены полосы яркой краски.

По странному обычаю, сейчас там должен был произойти некий поединок между двумя девушками. Они боролись за титул королевы леса, и побежденная должна была погибнуть, если только её не заберёт к себе и не выходит кто-нибудь из присутствующих на турнире мужчин, тем самым спасая её. Впоследствии он должен будет взять её в жёны. Побеждённую не добивали, но и никакой помощи не мог оказать ей больше никто. Если мужчина-спаситель не находился, то её оставляли одну, безоружную, в лесу.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться