Угонщица: откровения любовницы

Font size: - +

Глава 22. One more light

Уже сегодня мне предстояло вжарить рок в клубе «Б2», и я особенно тщательно готовилась к этому вечеру. Материал давно был отшлифован, и поэтому в этот день я занималась исключительно собой: в салоне мне покрасили волосы в идеальный блонд оттенка «розовое шампанское», сделали укладку в стиле «только что из постели». Обычно я выпрямляю волосы до идеально ровного и приглаженного состояния, но сегодня почему–то я решила, что «растрёпанный» вид мне как–то ближе. Дымчатый мейк–ап мне тоже делали в салоне. Я впервые так тщательно готовилась к концерту в плане собственной внешности. А как иначе – после успеха в Праге я просто обязана была соответствовать. Соответствовать…когда меня вообще это тревожило? Я ведь никогда не стремилась ничему и никому соответствовать!

Более того, я изо всех сил бунтовала и делала всё наоборот, как и подобает сначала непостоянному и эмоциональному подростку, а затем – порядочной рок–звезде. То ли я старею, то ли просто так вымоталась, что мне уже просто лень бунтовать и гораздо легче просто плыть по течению.

Вечерняя зимняя Москва сверкала отблесками света фонарей, отражавшегося от снега, укрывавшего землю. Эта зима выдалась образцово белоснежной и морозной. Подходя к клубу, я чувствовала, как начинает вибрировать в груди от волнения, и, уже перед самым входом, я, достав из кармана свободной рукой мобильник (вторая была занята сигаретой), уже на автомате проверила статус абонента в «WhatsApp». В нём стояла всё та же последняя дата посещения – первое января. Переборов волну тревожного ожидания, подкатившую к горлу, я выбросила недокуренную сигарету и переступила порог клуба.

Поднявшись на четвёртый этаж, где находился мой концертный зал, я обошла его сбоку, чтобы по коридору сразу попасть в гримёрку, где меня уже должен был ждать Антон. До выступления оставалось полтора часа, и нам необходимо было провести саунд–чек.

Когда мы проверяли инструменты, я чувствовала, как потеют мои холодные ладони. Нет, так не пойдёт. Дурацкое волнение вкупе со снедающей душу тревогой захлестнули меня с головой. Надо было выпить чего–нибудь успокаивающего. Поэтому, как только мы закончили саунд–чек, я наведалась в бар и взяла себе бокальчик алкогольного «Мохито», такая небольшая доза алкоголя не должна была отразиться негативно на моей координации и адекватности, зато нервишки мои угомонить вполне была в силах.

Забрав с собой свой напиток в гримёрку, я допила его там, и, почувствовав после этого, как возвращается тепло к кончикам моих пальцев, я немного успокоилась. Совсем скоро я выйду на сцену и увижу свою публику – своих знакомых и незнакомых поклонников, и отыграю свой концерт на самой идеальной ноте!

Концерт начался. Выйдя на сцену, я увидела, что зал полон до отказа. Это стало для меня огромным сюрпризом: я понимала, что количество слушателей наверняка будет больше, чем раньше, но что на танцполе яблоку негде будет упасть – этого я предположить ну никак не могла. Такое количество людей на моём концерте хоть и обрадовало меня, однако и раздосадовало одновременно: в такой толпе очень трудно рассмотреть кого–либо и найти знакомое лицо.

– Добрый вечер, народ! – с улыбкой, как можно задорнее, произнесла я. Зал зааплодировал. – Ну что, готовы зажечь? – Уже громче проговорила я, и под шум несмолкающих аплодисментов и ритмичного звучания барабанов вступила:
 

«Для яркого огня нужна всего лишь искра,

И между нами пламя разгорится быстро…

И нет пределов – мир сожжён дотла!

Твои глаза глядят в меня бесстыдно,

Чего ты хочешь – сразу очевидно,

Тебя в свои я сети увлекла!»
 

Эту песню нигде, кроме Праги, я ещё не играла, и зал принял её с большим энтузиазмом. Народ танцевал и на втором припеве уже начал подпевать, и я, улыбаясь в микрофон, глазами бегала по лицам в зале. Заметив пританцовывающую у левой стены Лерку в компании какого–то неизвестного мне парня, я подмигнула ей, и она заметила это, широко улыбнувшись мне в ответ. Но того лица, которое так старательно выискивала, я так и не могла найти.
 

«И я считаю

Наши минуты

И падаю с тобой…»
 

Последние аккорды песни прозвучали, и после бурных аплодисментов я, поблагодарив своих слушателей, приступила к следующей.

Но ни на следующей, ни на последующей песне, ни на какой вообще из песен, что играла, я, судорожно ищущая в зале долгожданный синий взгляд, так его не обнаружила. В груди моей засаднило. Это болезненное ощущение подступило к моему горлу, и уже к концу своего выступления я чувствовала, что теряю весь свой энтузиазм. Что есть сил поддерживая его в себе, я всё–таки на позитивной ноте отыграла свой концерт до конца, и, поблагодарив свою весёлую и радушную публику, сняв с себя гитару, покинула сцену. Он не пришёл.
 

Выпив целую пол–литровую бутылку минералки в гримёрке после выступления, я решила, что пора, наверное, всё–таки поприветствовать хотя бы Лерку и её кавалера, и, предупредив Антона о том, чтобы он не ждал меня и спокойно ехал домой, нехотя поплелась в зал. По пути из гримёрки в зал я ещё раз, как последняя идиотка, проверила статус абонента в «WhatsApp». Господи, ну на что я надеюсь, если он даже на концерт мой не удосужился прийти?! Так и есть, статус без изменений.
 

– Ленка! – окликнула меня Лера, когда я пыталась высмотреть её среди танцующей под ди–джея толпы. Я обернулась и увидела её, пританцовывающую у бара. Она поманила меня пальцем, и я подчинилась, последовав к ней.

– Привет, – хрипловато поздоровалась я. – А где твой кавалер? – я огляделась вокруг, не находя и следов того самого парня, с которым Лерка зажигала на танцполе во время моего выступления.



Инна Глагола

Edited: 28.12.2018

Add to Library


Complain