Угонщица: откровения любовницы

Font size: - +

Глава 23. О2

Ещё минуту мы сидели, не двигаясь, пытаясь успокоить частое дыхание и бешеное сердцебиение. В голове моей будто только что прогремел ядерный взрыв. Все принципы и условности, которыми я жила последние годы, были снесены этим взрывом напрочь. Он ведь ещё даже не разведён, а я не смогла сдержать свои порочные желания и уступила им со счетом один–ноль, где «один» – на самом деле уже тысяча. Тысяча грязных мыслей о том, чтобы обладать тем, что мне не принадлежит. И не просто не принадлежит мне, а принадлежит кому–то другому. После этой мысли я почувствовала сильную дрожь от прикосновения горячей влажной ладони к моей обнаженной спине, оттого, как эта ладонь провела от моей поясницы к шее, оставляя колючую дрожь вдоль моего позвоночника.

Отлепив свой лоб от его плеча, я осторожно приподнялась и, наконец, встала с его колен.

Он продолжал сидеть на диване и молча задумчиво наблюдал за тем, как я подбираю с пола халат и надеваю его на обнажённое тело, снова завязывая на талии не слишком крепкий узел.

Я сделала это. Я окунулась в этот омут с головой, и теперь совсем не знаю, как мне вынырнуть, пока не захлебнулась. Предпочтя ничего не говорить, а просто быстренько ретироваться с «места преступления», я торопливо посеменила в ванную, чтобы привести себя в порядок.

Пока я приводила в порядок своё тело и внешний вид, я медленно осознавала, как далеко зашла в этих играх с собственной совестью. Он ещё не разведён, он старше меня почти на семнадцать лет. Я разрушила его брак, хоть он и говорит, что это не так, и всё такое, а, тем не менее, на развод он подал именно сейчас, после того, как съездил со мной в умопомрачительную поездку в Прагу. Да и, как знать, может быть, после случившегося сегодня на кухне он вообще отменит свой развод? Об этом ли он мечтал? Не обманула ли я его ожиданий? Господи, за свои тридцать семь лет он, наверняка, столько женщин перевидал, а я тут самонадеянно решила, что исполняю его самую большую в жизни мечту.

Я вгляделась в своё отражение: расширенные зрачки ещё не до конца пришли в норму, и губы были почти синими от требовательных поцелуев. У меня был больной и счастливый вид. Я была похожа на наркоманку, только что принявшую долгожданную дозу. И, чёрт возьми, я была прекрасна в этот момент – давно я не видела себя такой.

Интересно, о чём сейчас думает на кухне мой…кто? Любовник? Жуть. Некрасивое какое–то слово, неподходящее ему. Но самое страшное – я совершенно не понимала, кем хочу для него быть я. Серьезные отношения и я – вещи, на мой взгляд, совершенно несовместимые. Обязательства? – Не, не слышала. Семья? – Серьёзно, мы сейчас точно обо мне говорим? Быть просто любовниками? – Фу, как пОшло. Хотя и заманчиво…

Через пару десятков минут я вернулась на кухню, уже одетая и причёсанная, с высушенными волосами, но с растрёпанной и неопрятной душой. Виталий был уже в штанах и сидел на том же самом месте, где мы только что…в общем, там же. Сцепленные в замок руки покоились на его коленях, а голова затылком упиралась в стену. Как только я вошла в комнату, он тут же отлепил затылок от стены, подскочил с дивана и тут же застыл, глядя на меня.

– Чай остыл. – Негромко сказал он, приглаживая на затылке волосы. Мне показалось, что взгляд его был немного виноватым. В неярком свете бра он выглядел взъерошенным и сонным, от его дерзкой самоуверенности не осталось и следа.

Глядя на него, я не знала, что сказать, не знала, как себя вести. Боже, что я натворила. Наверное, мой взгляд был таким же потерянным, как и его, потому что Виталий всё не решался сделать ни шагу в моём направлении и как бы оценивал мою готовность к дальнейшему общению издалека.

– Спасибо, я, пожалуй, пойду. – Неуверенно и хрипло пробормотала я, сцепив руки в замок перед собой и тут же расцепив их.

Тогда он, наконец, сделал несколько шагов в моём направлении и застыл всего в полуметре от меня, а я смотрела в пол, неспособная поднять взгляд и встретиться с его глазами, которые совсем недавно ещё были подернуты туманной поволокой, и в которых не читалось ничего, кроме безумного, неконтролируемого желания. Он протянул руки ко мне и прикоснулся к моим плечам. Я приподняла взгляд и уперлась им в его обнаженную грудь. Он подошёл ещё ближе, и я вынуждена была всё–таки встретиться своим взглядом с его. Синие глаза впивались в меня, а красиво очерченные губы выдыхали горячий воздух, и я чувствовала его дыхание на своем лице.

– Ты можешь идти, если хочешь, – с хрипотцой в голосе негромко сказал он. – Но только если пообещаешь вернуться. – Он смотрел на меня сверху вниз серьёзным и не терпящим возражений взглядом.

Я нервно сглотнула. Он так властно держал меня за плечи и говорил со мной, что мне стало не по себе.

– Я не могу этого пообещать, – проговорила я так же негромко. Губы мои пересохли. Внизу живота сжался комок напряжения.

– Можешь. – Он крепче сжал мои плечи, после чего переместил свои ладони на мою талию и прижал меня к своему телу. Внутри меня пробежала волна дрожи, вызванная коктейлем из возбуждения и испуга. Я не могла произнести не звука, так парализовали меня его властные прикосновения. – Только не говори мне, что ничего не чувствуешь. Я слышал твои песни, я чувствовал, что тебя тянет ко мне. Но я боялся в это верить. Но ты ведь не собираешься сейчас сказать мне, после того, как была моей на этом самом диване, – он кивнул в сторону кухонного уголка, который был у него за спиной, – что ничего не чувствуешь ко мне? – Его глаза исследовали моё лицо, и я изо всех сил старалась не показать всю ту гамму эмоций, которую испытывала в тот момент. Я боялась, что он не поймёт. И в ответ на моё молчание он продолжил, всё так же крепко обнимая меня за талию: – Это повторится, Лена. Обязательно повторится. Теперь ты никуда от меня не денешься, как бы ни старалась.



Инна Глагола

Edited: 28.12.2018

Add to Library


Complain