Уингримский волшебник

Глава десятая. Ущелье камнепадов

На следующий день Лиэс отчего-то против обыкновения разбудил меня ни свет, ни заря. Комнату наполняли неяркие отблески занимающегося утра, видимо, само солнце еще не успело показаться из-за гор.

- Надумал? - с надеждой спросил я, удивленно потирая глаза.

- И да, и нет, - ответил он. - Я бы, конечно, с радостью. Но, знаешь, со вчерашнего дня у меня нехорошее предчувствие, что эти самые пресловутые моры вскорости сюда наведаются. Может, видели они нас вчера на скале вдвоем и заинтересовались: какой такой приятель у меня объявился. Непростительная опрометчивость с моей стороны! Не стоило туда подниматься. И, возможно, ты был прав насчет орла: тот нас предупреждал, а я, дурак, подумал другое. В любом случае мы правильно сделали, что исчезли оттуда. Не оказалось бы только поздно...

- Значит, - тяжело вздохнул я, - убегать нам придется поспешнее, чем хотелось бы.

- В том то и дело, что не нам, а тебе, - покачал он головой, пряча взгляд.

- Как тебя понимать? - горький возглас разочарования застрял у меня в горле. - Ты меня бросаешь одного?

- Не бросаю, а прикрываю. Сам подумай: явятся они сюда, а нас и след простыл. Что станут делать? Верно, искать! И замечу, им в их родных горах это будет куда проще, чем нам прятаться. А так, заявятся сюда - а я тут, как ни в чем не бывало. “Где твой приятель?” - “Какой такой приятель?” Не бойся, пытать меня не станут. Кто тогда ублажит их желудки. После же придумаю что-нибудь, дабы воспользоваться твоим приглашением. Может, само собой все образуется. Неспроста эти твари засуетились. Даром они тревожиться не станут. Имеются, видать, причины для беспокойства.

- Убедил, - вынужден был согласиться я наперекор надежде на более благоприятный исход, и чтобы хоть сколь-нибудь поднять окончательно упавшее настроение, прибавил, - только ты смотри, не слишком засиживайся в своей берлоге. Пропустишь все интересные праздники...

- Не пропущу, - как-то немного странно улыбнулся он. - Судя по твоим рассказам, там что ни день - то праздник. Вот как раз к одному из них я и явлюсь!

Не очень мне сейчас верилось в столь радужные заверения. Но если сидеть, сложа руки, сбудутся лишь дурные предчувствия. Потому я не стал тянуть со сборами, вернее, Лиэс сам уже все мне собрал и подобрал теплую одежду, благо, у нас с ним оказался почти одинаковый размер. Мне оставалось лишь позавтракать и, взвалив на спину поклажу, выступать в путь, к чему я и был готов меньше чем через полчаса.

Мы вышли на восточное крыльцо. Склоны гор еще были окутаны мраком, но вершины сверкали в первых солнечных лучах, словно громадные россыпи драгоценных камней, недосягаемые для алчных, загребущих рук, а доступные лишь глазам, взирающим на них издалека. Но мне сейчас не нужно было ни сказочных, ни всамделишных кладов. Лучшая награда - отыскать заветный путь и пройти его без злоключений.

- Здесь дорога получше, чем на западе, - сказал Лиэс, - и идет все время вниз. А там, - указал он в синеватую даль, где скалистые края пропасти смыкались, - тракт сворачивает вправо, в Ущелье Камнепадов. Если пройдешь его - считай, эти горы ты миновал.

- Если... - пробурчал я под нос.

- Когда... - поправился он. - Честно скажу, не знаю: что там. Но будем надеяться на лучшее.

- Будем, - вздохнул я. - Иного выхода ведь все равно нет.

- Не отчаивайся, - подбодрил меня Лиэс, прикрыв глаза ладонью от выползающего из-за восточного хребта солнца. - Обычно камнепады случаются в период таяния ледников, а все, что должно было растаять за лето, по-моему, давно уже растаяло. Моры же, надеюсь, пока туда не добрались. Спасибо тебе, что ты очутился здесь - хоть на неделю скрасил мое одиночество.

- И жду ответного визита, - махнул я ему рукой. - До свидания!

- Именно, до свидания! - откликнулся он, - Желаю удачи!

 

*****

Лиэс не обманул. Дорога тут, и правда, была гораздо удобнее - не взбиралась на кручи и не петляла по самому краю бездны, как раньше. Скалы справа надвигались ближе и ближе. Широкая пропасть превратилась в трещину, которая сужалась все сильнее, пока не сомкнулась вовсе. А впереди возникла каменная стена, загородив путь вперед.

Но это пока не был тупик. Как и обещал Лиэс, пройдя еще чуть-чуть, я увидел уходящее вбок ущелье, шириной всего с десяток шагов. А глубину, из-за неровности стен, снизу бессмысленно было пытаться определить, - вероятно, не меньше пятисот футов, а то и много больше. В нем казалось темно, как в ночном лесу. Откуда-то сверху каплями стекала вода, издавая пугающие шорохи и постукивания, похожие на чьи-то осторожные шаги. Мрачно, холодно и сыро, однако идти оказалось легко, потому что тракт продолжал ровно и полого спускаться вниз. Правда, пару раз я едва не ушибся в темноте об острые камни, давно обвалившиеся с краев и успевшие наполовину врасти в твердую дорогу. Обломки крупнее застревали, так и не достигнув дна, образуя причудливые, угловатые мосты и арки, перекинутые над ущельем.

К полудню я заметил, что его стены немного расступились, открыв ярко-синее небо, и на тропу, найдя лазейку в лабиринте теней, на несколько минут упали лучи полуденного солнца. Словно я миновал тесные ворота и теперь вошел в необычайно высокую башню, пустую внутри. Прямо над собой я увидел снежную вершину, похожую на угрюмый лик, точно сонный великан уронил седую голову на каменную грудь. А напротив него дремал точно такой же. Выпустят они меня, или нет?



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 05.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться