Уингримский волшебник

Глава четырнадцатая. Пришельцы

Несмотря на то, что лето пока не сдавало свои права, осень приближалась. Уже ощущалось ее дыхание, смутное, словно издалека. Приречный песок как-то поблек и сделался холодным. И волны, белыми языками облизывающие берег, больше не звали к себе искупаться. Дубы, будто старые, мудрые пророки в окружающем их море зелени уже начали ронять пожелтелую листву, предсказывая, что рано или поздно, но лету придет конец. Облака, все еще нестерпимо яркие под солнцем, пронзающим прозрачный воздух, торопились куда-то прочь, подгоняемые все нарастающим ветром с севера. А под вечер они вдруг чернели, превращаясь в зубастых чудовищ, пожирающих закат, красный, как зимнее яблоко. А потом буйство красок в небе сменялось бесконечной россыпью звездных пылинок, таких крохотных и одиноких среди мрака и холода, разделяющего их. И мне вдруг подумалось, что и людям, при всей кажущейся тесноте на нашей земле, приходится ни чуть не лучше, и на самом деле мы так же далеки друг от друга. Хотя здесь, в этой благодатной стране, такая мысль была довольно странной. Все шло хорошо, и вроде не на что было жаловаться. Неприятности остались позади. Даже роль волшебника, которую я сперва с некоторой неохотой согласился взять на себя, постепенно пришлась мне по вкусу. Сам порой удивлялся, насколько мне временами удается вжиться в нее. Правда, тому были объяснения.

С тех пор, как я возвратился из своего странствия по заколдованным землям, одиночество вдруг стало привлекать меня больше, чем веселые компании вингремских обывателей и даже встречи с охотником и Дженни. Чаще, и сильнее прежнего возникало неодолимое желание забраться куда-нибудь повыше и глядеть, глядеть, упираясь взором в туман, окутывавший землю, из которой я вернулся. А увидев во сне сумрачный лес на том берегу, или снова очутившись под каменными сводами опустевшей подгорной страны, я отчего-то не спешил просыпаться, прогнать вернувшийся кошмар. Наоборот, хотел, чтобы сон продолжался как можно дольше - вдруг из него узнаю то, что в действительности мне так и не открылось. Может я, сам не заметив - как, заболел тем же, чем до меня охотник? Попался в капканы, невидимые и неизвестно кем расставленные. Но я-то знал, что дело не в тумане и не в угрюмо-молчаливых деревьях, придавивших ветвями к земле воздух, лишенный солнца и делавший все бесцветным. И после леса там не оставляло странное ощущение словно бы присутствия чьей-то посторонней воли. А вдруг это неизвестное прячется во тьме за Хрустальными воротами, где растворился бесстрашный отряд гномов. Здесь все тихо мирно, как и прежде, но из Найтландии-то - никаких вестей. Даже о первом сражении и победе в нем только через меня и узнали, кому это было интересно. Теперь же и вовсе не узнать: как обстоят дела у оставшихся там моих друзей. А о судьбе хозяина замка - вообще ничего не ясно. Что, если он вовсе не сгинул там, в чем, похоже, все здесь давно уверились, и с чем вроде бы без особых трудностей смирились. Частенько я вспоминал слова мэра об оставленных пожелавшими закончить свои годы волшебниками домах... Нет. Уингрим ждал своего хозяина. Не какого-то шута горохового, которого вольно и невольно разыгрывал из себя я, а настоящего. Пусть уже больше века. Кое-что в легенде о волшебниках, кажется, и про бессмертие говорилось...

Сидение в городской библиотеке ожиданий не оправдало. Книжки, которые расхваливал мэр, что и говорить, были весьма ценны, но лишь для понимающего толк в том, о чем в них писалось. Мне же в кулинарии, растениеводстве, медицине, устройстве фейерверков и прочее - не виделось никакого толка. Летописи ж и исторические трактаты, которые, скорее всего, с самого начала принадлежали городу, содержали подробнейшие описания, на мой взгляд, таких малозначимых событий, которые и современников-то едва касались, не то что нас - далеких потомков. Из немногого, заслуживающего внимания - пара слов о гномах. Оказывается, после их исхода из Найтландии не только Аин побывал в Вингреме. Столетиями раньше его соплеменники приняли участие в строительстве стены и некоторых зданий. Уингрим к тому времени, надо полагать, уже стоял. А о волшебниках - вообще ни слова. Потому единственное, что мне оставалось - это собственные наблюдения и предположения.

Да и то, наблюдения - сильно сказано. Что нового я мог увидеть, хотя бы с площадки на башне замка, где, тем не менее, ежедневно, ближе к вечеру, терпеливо простаивал по часу и больше. Туман, полукольцом охватывающий окрестности, как будто сгустился плотнее прежнего. Заглянул за него однажды - и хватит. Даже показалось, что он стал на несколько миль ближе. Ни разрыва, ни просвета. “А кто-то говорил про нездешние ветры... - вспомнил я беседу с охотником, еще накануне моего путешествия за реку. - Осень ведь не за горами. И похолодало. Только в горах раньше так и мерз...” Я натянул шляпу поглубже, но что-то вдруг больно надавило мне на ухо, не иначе - посторонний предмет попал за подкладку.

“И как я мог про него забыть?” - удивился я, рассматривая оказавшийся у меня на ладони ключ - подарок Лиэса, переживший со мной добрую половину всех моих злоключений и чудом не оставшийся в лапищах Шнорыла. Спасибо Лопоуху! А то мор тогда вслед за этим сувениром и меня чуть не сцапал. Я поежился от неприятных воспоминаний. И тут перед мысленным взором возникла картина, та, что навязчиво являлась мне, не давая спокойно спать, когда я больной набирался сил в домике посреди гор. А ведь теперь эта самая злополучная дверь совсем рядом! Тут, в замке! Стоит лишь спуститься в подвал...

Руки мои дрогнули, и я едва не выронил ключ. Упади он с башни - ищи бы его тогда в густой траве под скалами! Или, попав в воду, сгинул бы он на дне среди камней и мутного ила. Я сжал его в кулаке, словно самую главную свою драгоценность.

“Да брось ты, - возник в сознании голос, удивительно спокойный, совершенно не вяжущийся с моим волнением и трясущимися руками. - Нужно просто проверить один раз и успокоиться. Иначе эта дурацкая дверь и за сотни миль отсюда не оставит в покое, являясь по ночам в непонятных, бессмысленных кошмарах...” А что? Если разобраться, сей довод выглядел вполне благоразумно. Правда... - заставил я свои ноги, сами собой было шагнувшие к лестнице вниз, чуть замедлиться, - это несколько напоминает ситуацию, когда я додумался отправиться искать в Сумрачном Приюте того, кого там не было. И тогда все сперва казалось логичным, а чем обернулось! Хотя, впрочем, тогда я сознательно рисковал, предчувствие приключений было, и оно более чем оправдалось. А чем я рискую сейчас?..



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 05.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться