Уингримский волшебник

Глава шестнадцатая. У стен Вингрема

- Почему мы уходим в самый разгар веселья? - недоумевала Дженни, еле поспевая за Фрогом. - Все остались, кроме нас... - она то и дело спотыкалась с непривычки, когда каблуки метко отыскивали малейшую неровность на гладкой мостовой. - И совсем еще не поздно...

- Как, не поздно! Смотри, уж стемнело. Лично мне не хочется возвращаться на ощупь. А веселье - оно продлится до утра. Я же, честно говоря, успел от него устать. Как-то это не по мне... Лучше дома, в тишине спокойно над всем поразмыслить. Но тебя силком никто не тянет. Если хочешь, оставайся со всеми. Ты ведь уже большая.

- Да ладно, - махнула она рукой. - Пусть себе веселятся. Я тоже устала. Да и ноги разболелись в этих башмаках, - едва они отошли от ворот, девушка приостановилась, подхватила снятые туфли в руку и больше уже не отставала, зашагав привычно и легко. - Не пойму, - пожаловалась она, - что за удовольствие отплясывать на каблуках!

- А я не заметил, чтобы ты не получила удовольствия, - улыбнулся охотник.

- Значит, ты ничего не заметил, - вздохнула она, видимо, подумав о чем-то своем.

- С кем это ты танцевала? - уже более серьезно спросил Фрог.

- Я так и не поняла... Вроде бы приятель господина Дорбарда, сам тоже из ненаших краев. Тебе он не понравился?..

- А тебе понравился? По-моему, даже слишком!..

- Прямо так уж и слишком!.. Подумаешь, станцевали вместе один танец. Все лучше, чем весь вечер только наблюдать за другими, одиноко стоя возле стенки...

- Или сидеть в компании ворчливого, никому не нужного старика, - продолжил охотник ее мысль угрюмой шуткой.

- Ну, что ты, право! Стоило оставить на пару минут - уже обижаешься. А сам сколько раз оставлял меня одну!..

- Прости, - смягчился он. - Что-то я, и впрямь, сегодня не в меру ворчлив. Разве я не понимаю... Просто мне любопытно, кто заинтересовался моей дочерью. Что еще о нем можешь сказать?

- Пожалуй, больше ничего, - задумалась Дженни. - По имени он не назвался, да я и не настаивала. И лица его я не видела. По-моему, так даже интереснее - карнавал все-таки! А в остальном - обычный человек: не верзила, не коротышка, не горбатый и не хромой. Правда, довольно обаятельный. Все шептал комплименты и прочие глупости, типа: где я так хорошо научилась танцевать, или, мол, кого-то я ему напомнила из его прошлой жизни, и совсем уж странное - вроде как я самая необычная гостья на празднике, не такая как все... Я и сама это чувствую, - прибавила она, опустив голову. - И правда, я какая-то не такая, но в другом смысле - не необыкновенная, а просто чужая...

- Это ты брось! - ласково потрепал ее охотник по волосам. - Ты самая что ни на есть обыкновенная! И никакая не чужая! Это я - старый пень, виноват. Впредь надо тебя почаще выводить в свет. Со временем сама научишься: кому верить, а кому нет.

- Как будто я не знаю, что мужчины готовы нести всякую чепуху, лишь бы понравиться девушке...

- А девушки частенько готовы в нее поверить, даже зная об этом. Но я о другом. И хороший человек может порой слукавить, но без злого умысла. А я как раз хотел сказать об умении отличать хороших людей от плохих. Некоторые учатся этому всю жизнь, да без толку...

- Не вижу, зачем этому учиться, - возразила Дженни. - По мне, все люди хорошие, других я не встречала. А что до того незнакомца, я о нем даже не особо думала. Не уверена, что не первый и последний раз его видела. Потому не нахожу причин беспокоиться, если он даже тебе и не понравился...

- Мне сегодня много что не нравится, - сумрачно проговорил охотник. - Сама ночь - не припомню, чтобы когда прежде в это время года было так холодно. Хорошенькое начало осени! В ноябре и то обычно теплее бывает!

- Да уж, - подтвердила Дженни, поеживаясь и приплясывая на ходу. - Земля уже остыла.

- Смотри не простудись! - строго заметил Фрог. - Лучше бы обулась!

- Ну вот еще! Новые башмаки пачкать. Пыль к ногам уже налипла. Потерплю до дома. Или в реке сполоснуть?.. Смотри, она вроде тут близко...

- Река? Это только кажется, что она рядом, - непонятно пробормотал охотник. - Кажется, оттого что туман расползся, будто все здесь хочет поглотить... Ты, вот что, - повернулся он к дочке, - ступай домой, а я схожу к воде, погляжу: как там. Не нравится мне все это...

- Опять?! - встревожилась девушка и посмотрела на него влажными глазами. От холодного ветра на них выступили слезы. А может, и не от ветра...

- Нет, - успокоил он, - я говорю всего лишь про этот берег. На том, - не знаю, откуда взялось такое предчувствие, но похоже, оно не врет, - вряд ли впредь придется бывать...

- Тогда я с тобой, - с облегчением вздохнула Дженни, - раз недалеко. Мне же тоже интересно. Да и возвращаться одной страшновато. Ночь не просто холодная, а еще какая-то жуткая.

- Вот и я о том же, - кивнул охотник. - А со мной идти не страшно? Помнится, ты всегда побаивалась речного тумана.

- Боялась, когда ты в нем исчезаешь один, а с тобой мне не страшно.

 

*****

Они свернули на едва приметную тропинку к старой пристани. Слева тянулся сплошной забор из посеревших досок, а справа чернела застоявшаяся вода искусственного залива. Может быть когда-то, века назад, это была живописная гавань с величественными кораблями. Но поскольку потом плавать на них стало некуда и незачем, скорее всего их корпуса послужили топливом для ежегодных праздничных костров, вроде сегодняшнего на площади. Лишь несколько старых остовов догнивали чуть поодаль вверх килями. Со стороны воды глинистый берег постоянно подмывало, а с другой наседали огороды, вот и пространство вокруг бывшей гавани со временем превратилось в узенькую полоску, на которой кое-где едва удавалось ставить ноги. На воду в разрывах тины отчего-то боязно было смотреть, а забор, покосившийся наружу, кажется, так и старался спихнуть в нее, и Дженни радостно вскрикнула, когда вместо скользкой глины почувствовала под ногами влажный, плотный песок. Наконец-то вышли к реке. Вот только туман уже успел окутать все вокруг, не позволяя ничего видеть даже у себя под носом. Почти на ощупь они отыскали мостки, ведущие через заводь к полусгнившему причалу, теперь иначе к нему было не добраться. При каждом шаге хилые доски прогибались, и под ними подозрительно хлюпала вода, иногда проступая наверх сквозь щели и делая без того ветхую древесину еще и скользкой. Казалось, этот путь уводит в самое сердце тумана, подобно памятной охотнику узенькой дороге через болота на той стороне.



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 05.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться