Украденное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 9. Тяжёлая ночь

 

Глава 9. Тяжёлая ночь

 

Ведогора шла впереди, следом поникшая Радмила. Зарислава шагнула в сторону своего пристанища — ни к чему ей слышать семейные ссоры, но Радмила успела поймать её за запястье, с собой утянула, выказывая во взгляде мольбу. Травнице пришлось последовать. Ненастье так и бушевало в серых глазах княгини. Назревала буря, готовая крушить всё на своём пути. И Зарислава кожей чувствовала, как воздух рядом с Ведогорой сгущается, тяжелеет. Но дочь тоже просто так не отступит. Радмила сделает всё, но получит своё, не за тем она приезжала, чтобы так просто уехать — вопреки всему назовётся невестой Данияра.

Зарислава только и молилась Славунье, чтобы уберегла та от гнева княгини и отвела беду. А неприятность травница всем нутром чувствовала, сердцем.

Оказавшись в светёлке, девица осталась стоять возле двери. Ведогора, ровно не замечая травницу, накинулась на Радмилу, пуская искры гнева и негодования.

— Где же это видано, чтобы девица так унижалась?! Ты княжна! Забыла о том?! —вскричала Ведогора так, что Зарислава вздрогнула.

— Не забыла, матушка, — всхлипнула княжна и бросилась к матери, в ноги упала, вцепилась в подол. Но Ведогора, и бровью не повела, что скала непреступная, надменно отвернула только лицо.

Зариславе сделалось неловко, тесно и душно одновременно. Поглядела на дверь — уйти бы незаметно, пусть говорят наедине, право не понимала она, зачем Радмила утащила её за собой. С матушкой-волхвой никогда не было такого разлада да ссор. Всё по сговору да общему решению. Бывало, сердилась волхва, но голоса никогда не повышала. Княгиня же только глянет, как кожа инеем покрывается, а слова простреливают, что стрелы меткие, доставая до живого. И хотя разговаривала она с Радмилой, Зарислава чувствовала и на себе вину, вот только не за что было. Травница тихонько отошла в сторону, глубже в тень, стараясь остаться незамеченной.

— Собирайся, мы покидаем Волдар, — заявила Ведогора, ярясь, обращая на Радмилу холодный беспощадный взор.

— Нет, матушка, — Радмила схватила мать за руку, стала беспрерывно поцеловать, приговаривая: — Позволь остаться. Я знаю, что всё получится. Я и Зариславу нашла. Она поможет. Просто нужно время. Я не могу отступить сейчас, когда уже полдела сделано. Что же, я зря, по-твоему, в такую даль отправлялась за ведуньей? Напрасно, получается?

Ведогора сжала кулаки, поглядела сурово сверху вниз, и губы её искривились в отвращении.

— Он не только тебя оскорбил, но и меня ни во что не поставил. Не по чести поступил с тобой, бросив невесту на глазах у всех. Скажи, зачем тебе такой муж?

— Я знаю, да, но ты забыла верно, что это всё морок, колдовство. Он другой. Правда. Зарислава поможет вернуть ему рассудок. Нужно только подождать. Я люблю его, — Радмила замолкла, задыхаясь от волнения, глаза затуманились влагой.

Княгиня же онемела, только рот раскрыла. Видимо, такого признания никак не ожидала. И когда дочь успела узнать Данияра ближе?

— Прошу тебя, — взмолилась Радмила, блеснули на щеках серебром слёзы. — Позволь остаться, мне нужна твоя помощь. Если мы уедем, то уже не вернёмся… — всхлипнула она.

— А раньше не выказывала своих мыслей о том. Что ж, ты так любишь его, что готова терпеть унижение? — спросила с осуждением Ведогора, едва ли веря её слезам, а точнее не веря себе, что видит слёзы дочери.

— Я готова потерпеть ради своего счастья. У нас всё сладится. Я знаю, — дрогнул и бессильно стих голос Радмилы.

Ведогора стиснула зубы, но так и не нашлась с ответом, с укором посмотрела на Зариславу, будто травница виновата в их ссоре, в том, что Радмила не слушает мать. Но Зарислава не отвела взгляда, смотрела твёрдо и прямо. Она выучена помогать, исцелять души, и не за что ей чувствовать вину — деяния её добрые, во благо людей, во славу Богов. Призвание жрицы — чистота и совесть, этому она и следует.

Ведогора упрямо отвела от неё взор, глянула на Радмилу.

— Хорошо. Но только в последний раз. Если это повторится, то знай — останешься одна, без моего покровительства и благословения.

— Благодарствую, матушка. Благодарствую, — лепетала с затаённой радостью Радмила, зацеловывая руку княгини.

— Будет тебе, — вырвала она руку. — Поднимайся же. Всю пыль с пола собрала, — буркнула уже безгневно.

Радмила так и сделала, подалась вперёд, поцеловала княгиню в щёку. Та, как стояла ледяной глыбой, так и продолжила стоять, нисколько не оттаяв, не ответив на ласку дочери.

— А ты правда сможешь помочь? — вдруг обратилась она к травнице послабевшим в тоне голосом.

— Я постараюсь, с помощью силы Богов. Если тому суждено случиться, тьма покинет душу князя.

— Вот и славно. Поглядим, как сильно Боги хотят дать благословение на этот союз.

Зарислава, наконец, смогла облегчённо выдохнуть, собралась было покинуть клеть, раз всё разрешилось, как вдруг в дверь кто-то громко постучал. Радмила вздрогнула и, огладив складки помявшегося платья, смахнув со щёк слёзы, неспешно прошла к порогу, отворила.

— Княжна… — промолвил запыхавшийся отрок, — князя Данияра нашли. Раненого.

На короткий миг повисло молчание.

— Где он? — спросила Радмила, собираясь с волей.

— В чертоге у волхва Наволода, он меня и послал к тебе, оповестить.

— Кто напал?

— Не ведаю, княжна. Они сейчас там все. Шума много, но толком не понял ничего.

— Хорошо, Млад, ступай и передай Наволоду, что приду скоро.

— Так это…

— Что?



Властелина Богатова

Отредактировано: 17.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: