Улей

Размер шрифта: - +

(обновление от 17.01)

*** 

Погода на Земле была такой же капризной, как на Дарии. Проснувшись утром в палатке и выдохнув над спальником облачко пара, я вспомнил полевые учения на равнине. Днем в летней форме нормально, а ночью хоть в обнимку с отопителем спи. И нам с Тезоном на таком морозе в одном исподнем скакать. Спасибо, капитан Назо! Надеюсь, полевой хирург будет лечить обморожение наших ног консервативными методами, а не отправит на ампутацию.

Умывшись, побрившись и собравшись, я перекинул вещмешок через плечо и пошел к палатке Тезона. Можно было по рации вызвать, конечно, но мне хотелось поднять разведчика на ноги в лучших традициях утренней побудки.

Под ботинками хрустел серебристый иней, паутиной опутавший жухлую траву. Горизонт едва занимался рассветом и очертания палаток цзы’дарийского военного лагеря казались фигурами театра теней, вырезанными из черного картона. Декорациям. Вот только к чему? Надеюсь не к вступительной части моей будущей похоронной церемонии. Хотя я пышные проводы в саркофаге на огонь еще не заслужил. Максимум вакуумный мешок и пару строчек некролога в разделе «боевые потери».

- Дарион? - позвал Тезон, выныривая из-под полога палатки. – Долго спишь и медленно ходишь. Да еще и ломишься по лагерю, как медведь через бурелом.

Ну, не порхаю, как бабочка, придется смириться. Тьер, он за мной следил? Радиомаяк втихаря повесил, пока в штабе сидели? Гнарошева задница, может хватит демонстрировать, кто тут настоящий разведчик, а кого генерал на шею навязал?

- Координаты от Публия получил? – зло прошипел я. - Топай тогда в заданный квадрат.

Развернулся и пошел на первый ориентир из сломанного дерева и валуна под ним. Место для тренировки специально выбрали вне зоны видимости моих дозорных. Свою звезду лейтенант-разведчик оставил в лагере заниматься дырявой и грязной формой васпов. Не нужно бойцам видеть, как истязают их командиров.

Предрассветная тишина давила на уши. Ночные птицы и грызуны уже спали, а дневные еще не проснулись. Единственным шорохом в лесу были наши с Тезоном шаги. Я вцепился в портативный навигатор, и старался не сбиться с маршрута, а разведчик красовался умением ориентироваться в темноте. Бездна с ним, пусть ведет! Я сдался, убрал навигатор и до самой поляны молча топал за ним. Рассвело, наконец-то.

Интересно, во сколько проснулся Публий Назо, если уже ждал нас, пристроив на пеньке медицинский кейс. Все-таки боялся за наше здоровье и на том спасибо.

- Что стоим? – вместо приветствия крикнул военврач. - Тренировочный полигон вам никто не построит. Готовимся.

Тезон демонстративно отошел в сторону от меня и вытряхнул содержимое вещмешка на землю. Собрался будто в зал. Прорезиненный коврик, спортивная обувь, походная бутылка с водой, браслет-шагомер, считающий пульс. Все новое, блестящее, прямиком из элитного довольствия разведслужбы. Мне даже стыдно стало доставать свою тренировочную форму.

Пока мы возились, капитан подошел к нам вплотную, соперничая строгим видом с монументальностью местных сосен. На лабораторных мышей перед препарированием ласковее смотрят.

- Я не понял бойцы, - прищурился военврач, - разделись до исподнего, построились в колонну по одному. По внешнему кругу поляны бегом марш!

Однако про новобранцев в учебке капитан не шутил. Я едва успел снять форму и бросился за Тезоном, уже сверкающим голым торсом в осеннем лесу. В полевых условиях способов загонять нас до обморока было не так уж и много. Публий чередовал бег с отжиманиями и уже на десятом круге упражнений я почувствовал, что доставшаяся в наследство от отца генетически улучшенная выносливость не такая уж феноменальная. Не знаю, может в горном интернате её по-особому развивали, но я начал задыхаться всего лишь на мгновение позже разведчика.

Пот ручьями тек по голой спине и груди, мышцы жаловались на непомерную физическую нагрузку, а военврач с безразличием дрона повторял: «Еще круг. Еще круг». И все-таки Тезон не выдержал и проблевался первым, чем я был несказанно горд.

Публий объявил перерыв, измерил нам пульс, давление и разрешил связаться по рации с лагерем. Я долго не мог отдышаться, чтобы выдавить из себя хотя бы слово. В итоге захлебнулся после позывного, и сержант Боз докладывал, что все спокойно, не дождавшись приказа. Разговор Тезона с разведчиками был и того короче. У всех без происшествий и только мы продолжали вживаться в образ изможденных долгим плутанием по лесу васп.

К вечеру я понял, что инструкторы в училище были правы, когда фыркали на показатели моей генетической карты. Да, я копия отца не только внешне. Будущего Наилия Орхитуса Лара создали в лаборатории, чтобы он стал идеальным солдатом. Ученые бились за каждую мелочь, настраивали баланс в организме, экспериментировали с максимальным уровнем адреналина в крови. Я унаследовал почти все полезные мутации от отца. А в итоге, чтобы меня сломать, пришлось всего лишь дольше и сильнее давить. И все. Никак преимуществ. Я лежал на ледяной земле таким же трупом, как не тронутый генетическими экспериментами Тезон.

- Отбой, бойцы, - откуда-то из темноты сказал Публий Назо, - на сегодня хватит. Возвращаемся.

Из обратной дороги я запомнил только финальный аккорд – когда повалился лицом в разложенный спальник и счастливо отключился.



Дэлия Мор

Отредактировано: 21.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: