Уроки правильной ориентации

Генриэтта была настолько молода, что стара

— Расскажи! — Валикова, дурёха, бежит следом. 

— Ну покушение, дурочка! Ты думаешь почему он тут? Уже шестое… У него там невеста осталась иностранка. Немка. Но им опасно быть вместе. В его машину бомбу закладывали… 

— Что-о-о? — у Валиковой дёргается глаз, а по лекционной уже шуршат смешки. Я поднимаю взгляд и натыкаюсь на историка — он смотрит на меня с хитрой улыбкой. 

Егор Иванович вообще мало похож на обычного педагога, к которым мы привыкли за время обучения. Один из немногих, о ком можно сказать “секси”, потому что на корню ломал стереотипы о том, как преподы выглядят в повседневной жизни. Вот только наш тридцатипятилетний историк мог бы стать предметом страсти всех девчонок, а стал сущей каторгой. Беспринципный и строгий, он доводил до истерик своими пересдачами. 

— А уж история Николая… это отец Александра,  — тяжко вздыхаю я, нагнетая интригу, а на деле поражаясь глубине невежества Валиковой. 

— Откуда знаешь? — на волне удивления охает Альбина. 

Мда, она на таком крючке, что сейчас можно для значимости голос понизить и сказать “два плюс два”, и она вытаращится в ужасе, не врубаясь, что я над ней прикалываюсь.

— Ну так… он известный чувак, — продолжаю экскурс в историю. Альбина жадно хавает, препод откровенно посмеивается, готовясь к лекции. — У него тоже жена была… иностранка, ну сама понимаешь, традиции. 

— И-и-и, — Валикова подаётся вперёд.

— И Николай ей изменял, — по-секрету, шепотом, прикрыв рот рукой. 

— С кем?? — смаргивает Альбина.

— Ну была там одна… Но жену он о-очень любил, — заверяю кивком.

— Ох… а любовница тогда зачем? — недоумевает Валикова.

— Да там, сложности вроде были. Жене рожать запретили, и поэтому...

— А таблетки? — озадачивается Альбина.

— Тогда с этим сложнее было… 

— А Александр? — логика Валикой даёт явный сбой.

— Старший сын! — у меня почти на всё готов ответ.

— А-а-а… — точно болванчик кивает Валикова, погружаясь в кашу мыслей.

— Ага, — улыбаюсь я. — А уж восточный вопрос... это же для Николая было самым главным…

— Что тут случилось? — вопрос парней, высказанный громко и от души, разрушает нашу с Валиковой священную связь. Она только что получила заряд великосветских сплетней образца 1800-х годов. 

А я смакую их результат: Валикова оборачивается с самым шокированным видом, уставившись на... Александра Великого собственной персоной, застывшего в дверях аудитории.

— Да вот, княжна Ильина княжну Валикову посвящает в тайны дворцовых кулуаров, — благородно поясняет историк для ушей остальных.

— А-а-а, — дружно воют парни, потеряв интерес и только Александр заинтересованно вскидывает брови.

— Ильина, — кивает мне препод, — за зачёт по Александру — зачёт, Валикова — за вчерашний зачёт по Николаю  — не зачёт и пересдача. 

 — Зач… ёт,  — непонимающе бормочет Валикова, часто моргая. — А причём тут история? Мы же… о Саше… и его отце… Или нет?..

— О ком? — Саша искренне смеётся, заваливаясь в лекционную. 

— Ну как, есть очень популярная на сегодняшний день тема: Александр! Мы его обсуждаем… и его отца… — ядовито поясняю, уверенная, что сейчас и новичка в страшной женской “мсте” ткну в не зачёт по истории.

— Спасибо, Ильина, что завели такую интересную тему, — подхватывает мой настрой препод. — Александр, а поясните-ка за отца!.. — многозначительно просит, сложив руки на груди.

Группа не то ржёт, не то похрюкивает от смеха, готовая лечь под парты.

— Да легко, — Александр указывает преподу на стул, приглашая занять место удобнее, но тот у нас франт, просто присаживается на край парты. —  Парни, заходите! За отца пояснять буду. 

— Ильина? Остаётесь? Уходите? — историк с самым невинным видом кивает в мою сторону, и я машу рукой, мол, остаюсь. 

Сажусь за первую парту, чтобы если что сбежать... 

— Да что происходит-то? — хнычет Валикова. — Ничего не понимаю… 

— Ничего страшного, — успокаивает историк. Ему явно очень весело, что для этого ледяного принца совершенно нетипично. — Не всем дано быть и красивыми, и умными. Александр Второй, прошу! — великодушно дозволяет.

В группе похороны, Александр с радостной улыбкой начинает:



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться