В Цепях Вечности

Размер шрифта: - +

Глава 12.1

Мальгийский монастырь много веков расположен на самом берегу Алого моря. Море прозвали так из-за светло-красных водорослей, которые светятся на восходе и закате, словно отражая свет солнца, придавая воде оттенок свежепролитой крови.

Сам монастырь - небольшой. Словно гигантские каменные ладони, защищающие огонь свечи, его опоясывает неприступная стена. С каждой из многочисленных башенок во все стороны стремятся лучики пагод, на которых во время свечения бьющей в прибрежные скалы воды медитируют монахи. Восход и закат для них - священное время суток.

Молодой монах Мирута как раз спустился с башенки после утренней медитации вместе с другими монахами, когда во дворе к нему подошел служитель пятого кана[1] по имени Дровин. У Мируты же кан всего лишь второй.

Выбритая голова Дровина блестит на солнце, высокое худощавое тело скрыто оранжевой рясой с красной полосой.

Дровин и Мирута обменялись приветствиями.

- Тебя желает видеть настоятель, брат, - сказал Дровин спокойным, тихим голосом. – Ступай к нему незамедлительно.

Прежде настоятель никогда не вызывал Мируту к себе. Молодой монах задумчиво провел ладонью по стриженой голове, чувствуя легкое покалывание от ежика волос.

- Что-нибудь случилось, брат? Я провинился?

- Настоятель все объяснит. Ступай же. Слава Великому Жезлу и Саламандре!

- Слава! – отозвался Мирута и направился к главному строению.

Широкая пагода на его вершине возвышается над идущей вокруг монастыря стеной подобно кроне могучего дерева.

Легенды гласят, что монастырь стоит здесь едва ли не с самого сотворения мира. Мальгийским его прозвали из-за древнего народа мальгийцев, что когда-то жил на побережье Алого моря.

Святилище и стену вокруг него, в обхват широкого пространства, якобы, сотворил сам Саламандра, который принес в этот мир Жезл Небесной Мощи. Он заключает в себе божественную мощь Саламадры, что превосходит любую магию людей.

В прошлом рыцари ордена Серой Спирали неоднократно пытались захватить Жезл, но всегда терпели неудачу.

Мирута вошел в главную башню монастыря и привел в движение молельное колесо у входа. Стены коридора пестрят изображения существ, похожих на вихри с человеческими лицами. У одного из них Жезл Мощи, а у другого – массивный топор. Топор Пустоты.

Винтовая лестница, пронзавшая башню, точно стержень, повела Мируту вверх. Монах постарался идти тихо, тем не менее, каждый его шаг отдается негромким звенящим эхом.

Настоятель монастыря Лебис Торкалин ждал его в своих покоях на самом верху башни. Он стоял лицом к высокому круглому окну, когда раздался стук в дверь.

Мирута впервые оказался в покоях самого настоятеля. Комната, вопреки ожиданиям, оказалась обставлена скромнее, чем даже у него самого – владыка Лебис спал на жесткой лавке возле окна. Кроме нее, здесь два кресла и стол. Все, отметил Мирута, сделано из камня, тогда как в его келье лежанка хотя бы деревянная, это делает ее минимально удобной.

Помимо этого, здесь во всю стену раскинулись полки, там стоят многочисленные книги и, точно дрова в поленнице, лежат бумажные свитки, пергаменты.

- Вы хотели меня видеть, преподобный, - произнес Мирута почтительно.

Лебис повернулся к нему и жестом указал на одно из кресел. На его покрытом морщинами лице заметен отпечаток задумчивости. Волосы настоятеля серебрятся от седины. Согласно уставу монастыря, они коротко острижены.

Его мантия, в отличие от Мируты и прочих молодых монахов, глубокого синего цвета, как темнеющее летом небо после захода солнца.

- Великий Жезл Мощи послал мне видение, сын мой, - сказал Лебис, глядя на молодого монаха. – В сторону нашей обители движутся трое, одни из которых – слуга Серой Спирали.

Мирута слушает со всем вниманием. Благоговение перед настоятелем захватило его целиком.

- Они хотят похитить Жезл, Мирута.

Монах молча кивнул. Он сам видел Великий Жезл только издалека на торжественных богослужениях. Касаться его без вреда для себя может лишь настоятель монастыря. Он выносит его в главный храм из Часовни, а потом – уносит обратно.

- Разве это возможно, владыка? - спросил он.

Старик покачал головой.

- Обычным людям это не под силу. Но, как я уже сказал, с ними – рыцарь Спирали. К тому же, у этих троих есть глаза Совлиага.

Мирута удивленно вскинул брови.

- Неужели все семь?

- Нет. У них только три камня-глаза. Они не смогут похитить Жезл, но причинят нам много хлопот. К тому же всякий непосвященный, кто коснется Великого Жезла, умрет страшной смертью. Я им этого не желаю. Тем более среди них женщина на сносях.

- Что должен сделать я? – спросил Мирута и встал, потому что настоятель подошел прямо к нему и словно впился в его лицо взглядом.

- Саламадра через Жезл явил мне свою волю. Он повелел, чтобы им наперерез отправился молодой монах вроде тебя.

Мирута от волнения весь подобрался.



Юрий Молчан

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться