В Цепях Вечности

Размер шрифта: - +

Глава 25.2

Стук колес по мостовой убаюкал Лурина. Казалось, прошло всего несколько мгновений, как его вдруг стали трясти за плечи.

Принц открыл глаза. Прямо перед ним стоит Хитродуп, за спиной у него возвышается богатый трехъярусный дом с освещенными окнами.

Лурин огляделся. Повозка стоит в широком дворе. Он окинул взглядом высокие каменные стены, отделяющие двор от улицы. Двое дюжих слуг закрыли ворота, с грохотом повесили массивный засов. Еще один стоит рядом, светя им факелом.

- Слезай, пойдем, - позвал Жмуда по-свойски. – Ща выпьем, закусим.

При слове «выпьем» Лурин вздрогнул и торопливо вдохнул ртом теплый ночной воздух.

- Нет уж, с меня хватит, - пробормотал он, слезая с повозки.

Сон принялся на удивление быстро улетучиваться, поездка по ночному городу, казалось, пошла Лурину на пользу. Принц кивнул Фарзимуру, которого только теперь, в свете окон дома, смог как следует рассмотреть. Вид у него скорее аристократический, на камердинера он вовсе не похож.

Фарзимур пошел впереди, поднялся на широкое крыльцо с колоннами, затем в широкую двустворчатую дверь. Лурин двинулся следом. Хитродуп пошел замыкающим. Он все время оглядывается, будто чего-то ждет.

 

Просторная прихожая сияет зеркалами, в них отражаются огни светильников, становясь еще ярче. На встречу вышел было слуга, но Фарзимур услал его жестом. Это укрепило Лурина в мысли, что привезший их сюда человек – не камердинер. Он машинально нащупал на поясе рукоять меча.

Фарзимур повел на второй этаж, где по всей длине коридора тянутся двери. Статуи у стен провожают Лурина взглядами.

Горящие у потолка светильники расточают горьковатый аромат травяного масла. В танцующем свете их огоньков кажется, что глаза статуй – живые, и на тебя безмолвно взирают заточенные в камень люди.

От взгляда на некоторые у принца по телу бежали мурашки. Кроме людей, там изваяния странных крылатых существ, людей, оплетенных толстыми шипастыми змеями. Последним стоит изваяние могучего старца. На плече у него, крепко впившись когтями, сидит сокол. Левый глаз старика прищурен, что показалось Лурину странно знакомым. Он определенно видел раньше эти глаза.

Скульптор, изваявший эту последнюю статую, показался Лурину гением. Лицо старика передано невероятно живо, глаза, лицо, каждая черточка и морщинка дышат страшной, нечеловеческой мощью. Принц невольно остановился рассмотреть статую получше. Она вся из черного камня с красными и зелеными прожилками.

- Да, - сказал Лурин уважительно Жмуде и Фарзимуру, которые тоже остановились и стоят рядом, - настоящее искусство - это волшебство. Вы только гляньте на эту статую.

Фарзимур посмотрел на принца, в глазах «камердинера» мелькнуло уважение.

- Тоже мне волшебство, - фыркнул Хитродуп, - вот когда ты со спелой девкой на сеновале, вот это да, волшебство! Я уж и не помню, когда в последний раз так… хе-хе…отдыхал. Вот бы еще после этого детей не появлялось! Или – хочешь – родятся, не хочешь – не родятся. Вот это была бы самая могучая магия на свете. А лепить статуи дело нехитрое, так и я могу.

Фарзимур жестом пригласил их следовать дальше. Он подвел их к массивной дубовой двери, потянул за тяжелое кольцо. Дверь открылась без скрипа.

- Принц Лурин, располагайтесь.

- Благодарю, - сказал Лурин. – А где поселили Хитродупа? Не проще ли положить нас вместе?

- О, не переживай, - ответил Жмуда беспечно, тем не менее в его голосе Лурин почувствовал напряжение. – Я – по соседству. Видишь ли, в этом доме просто не принято селить мужчин вместе. Хозяин не любит. Однажды он съездил в город Гейбань по торговым делам, там он что-то такое увидел, и с тех пор мужчины в его доме останавливаются исключительно в отдельных комнатах.

Хитродуп повернулся к Фарзимуру, спросил:

- Ты не знаешь, что такого там увидел твой хозяин?

Камердинер покачал головой.

- Не могу знать, сэр Жмуда. Он со мной не делился.

- Вот видишь, даже Фарзимур не в курсе. А обычно этот хрен знает все. Он – ходячая книга знаний.

Камердинер оставался невозмутим.

- Данный вопрос мне неинтересен, сэр. Раз милорд приказал, значит так и должно быть. Расспрашивать – не мое дело.

Лурин вошел в комнату и притворил дверь. Под ногами приятно шуршит ковер. У стен неярко горят светильники, только запах масла здесь витает другой – сладковатый, расслабляющий.

Принц сел на жестковатую деревянную кровать, скользнул взглядом по небольшому столу и двум стульям, кувшину с водой. За окном в темноте несколько раз прокричала ночная птица.

Окно оказалось открыто, ночной ветер принес звук нескольких пар ног, протопавших во дворе.

Он снял со спины перевязь с мечом, положил на кровать. Меч, что на поясе снимать не стал. Лурин прошелся по комнате, налил в хрустальный стакан и отхлебнул. У воды был медный привкус.

Он поставил стакан на стол. Все здесь вдруг стало казаться подозрительным. Этот дом, липовый камердинер…Да и странные статуи в коридоре. Пару похожих он видел только в Часовне дворца Твердогора, это были изваяния древних богов. Все они – слуги Хаоса, говорил покойный правитель Данмара. Хаос силен тем, что непредсказуем, слабость Порядка в том, что о нем все известно заранее. В нем нет перемен, быстро наступает застой. В Хаосе все постоянно в движении, перемешивается, бурлит.



Юрий Молчан

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться