В неволе чувств

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 25

ГЛАВА 25

Кирилл

Знал ли я, что ситуация с ребёнком подорвёт наши с Дашей отношения? Не сомневался. Потому и молчал. Когда счастье только поймано за хвост и ещё очень хрупко, хочется как можно на дольше сохранить его, удержать в руках. И откладываешь на потом решение всех проблем. Надеешься, что ещё есть время. Вот и я стал заложником этой надежды и веры. Глупо. Стоило помнить, что закон подлости не дремлет. И уж точно не ожидал, что бывшая окажется сестрой моей колючки. И в страшном сне не приснилось бы. Теперь же сидел как дурак в машине с Серёгой и Игорем под окнами колючки и ругал себя последними словами. За молчание. За трусость.

— Брось, Кирюх, ты ж не знал, что они сёстры, да и может это всё-таки не твой ребёнок. Сам говорил, что вы постоянно предохранялись, — пытался утешить меня друг, похлопав по плечу.

Сам я сидел за рулём, положив на него локти, а сверху  на них — подбородок, неотрывно следя за хрупкой фигуркой, расположившейся на подоконнике одного из верхних этажей. Свет её комнаты легко позволял это сделать.

— Когда это предохранение являлось стопроцентной гарантией? — усмехнулся я горько. — Да и по срокам совпадает. К тому же, ты не хуже меня знаешь Карину. Правда веришь, что она могла так поступить? — посмотрел с неприкрытым скептицизмом на сидящего рядом Игоря, чуть повернув голову в его сторону.

— Это да, — ответил за того находившийся на заднем сидении Серёга. — Чтобы так врать, надо быть излишне искусной актрисой. А Карина совершенно не умеет врать. Да и любой видел, что девочка влюблена не по-детски.

От напоминания друга о другой жертве происходящего вызвало глухую боль и раздражение. Раздражение от того, что самолично загнал нас троих в эту почти безвыходную ситуацию.

— Это да, — согласился Игорь. — Будь это чужой ребёнок, фиг бы она так скоро и радостно призналась в своей беременности. Оттягивала бы этот момент, как могла. Хотя хер знает этих баб. Твоя Дашка тоже мне показалась яркой и эмоциональной девушкой, способной на безумные поступки, а сегодня, когда встретился с ней у неё дома... Никогда не видел человека, настолько хорошо владеющего собой. Словно с другим человеком общался.

На моих губах расползлась тёплая улыбка, адресованная колючке. Сменившаяся грустной.

— Она такой яркой и эмоциональной стала совсем недавно, до этого тоже прятала все свои эмоции за стеной равнодушия. И это самое паршивое. Знать, что она мне доверилась, открылась, а я так нагадил, — ударил по рулю со злости. — Ума не приложу, что теперь делать. До этого всё было просто и понятно. Я бы не оставил ребёнка, помогал бы. Нет, я и сейчас не оставлю, но будь куда проще, не являйся Карина сестрой Дарьи.

— Слушай, да в чём проблема. Сам говорил, что девчонки даже не общаются между собой. Так с чего им друг на друга обижаться? Да и делить тебя глупо уже. Ты сделал свой выбор.

— Кекс, ты иногда такую ахинею несёшь, — покачал головой Серёга.

— Ну а что? — хохотнул Игорь в ответ. — Будете устраивать семейные прогулки. Меняться детьми. Большая шведская семья, ёптель!

— Большая тупая безмозглая башка, — парирова я мрачно, сдерживая желание припечатать кулаком по его холёной роже.

— Ему холод морга последние извилины заморозил, — поддержал меня второй товарищ.

— Ой-ой, посмотрите какие мы нежные. Ну а что ты ещё тут сделаешь, если ребёнка не оставишь, но и Дашку бросать не хочешь? — поинтересовался уже серьёзней.

— Что-нибудь придумаю. Или я не я буду, — отвернулся от парней, обратно уставившись в лобовое стекло. — Не впервой решать сложные задачки.

— Вот только эта посложнее всех будет, негромко заметил Игорь.

А то я не знаю...

 

— Ладно, поехали домой, — предложил Серёга. — Смысл здесь сидеть?

— Езжайте, — вяло отмахнулся я от обоих.

— Уверен? — уточнил Игорь.

— Валите уже, — огрызнулся невольно.

— Как знаешь, — покачал головой друг, первым выбираясь на улицу.

— Всё будет хорошо, мужик, — сжал моё плечо на прощание Сергей, последовав за Кексом.

Не прошло и минуты, как я остался один. Откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Уезжать не хотелось. Казалось, сделаю это и точно потеряю Дарью. Глупый иррациональный страх липкой паутиной опутывал сознание, мешая думать здраво.

— Даша, Даша, Даша… — прошептал себе под нос, кривясь от фантомной боли в груди.

Никогда не верил в подобную хрень, а поди ж ты. Сижу и страдаю, как прыщавый подросток, которого отвергла самая красивая девчонка его школы. Ещё и посмеялась вдобавок. Хотелось резать себя, чтобы хоть физической болью заглушить мысленные терзания.

— Что ж у нас с тобой всё не слава богу, колючка? — пробормотал с тоской.

По итогу, сам н заметил, как уснул. А проснулся от стука в боковое стекло. Стоило посмотреть, кому я понадобился посреди ночи, как остатки сна слетели с сознания в одночасье. Оказался на улице раньше, чем понял.

— Даша.

И это единственное, что я смог из себя выдавить. Горло свело так, что ни вдохнуть, ни выдохнуть. Смотрел на колючку и не мог насмотреться. Впитывал в себя образ стройного тела, скрытого тёплым спортивным костюмом. Шикарные длинные волосы она собрала в высокий хвост. Не удержался и потянулся к ним в стремлении вновь ощутить их шелковистость. Успел пропустить через пальцы, прежде чем девушка убрала их за спину и отступила от меня. На ладонях словно порезы остались от тонких прядей.



Анастасия Пырченкова

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться