Ведда-4. Мокрый Континент

Размер шрифта: - +

65.4

«Вы сами производите одежду?» – поинтересовалась Миль, затягивая на талии поясок и разглядывая себя в зеркале. От косметики она привычно отказалась, как и от украшений, которых в шкатулке хватало.

«Частично. Остальное меняем у других Племён, - охотно рассказывала Ландани. – Мы со всеми Племенами торгуем. У нас очень хорошие лекарства. И женщины наши тоже очень нравятся», - лукаво добавила она, зачем-то настойчиво прикладывая к волосам Миль то одну, то другую красивую безделушку, хотя Миль уже решила не навязывать сегодня Гребню в компанию ничего другого – тот почему-то сразу воспротивился соседству посторонних украшений на хозяйке… Выяснять, а что так, времени не было, и Миль просто уступила артефакту – в этом вопросе ему виднее.

«Н-ну-у… если они похожи на тебя, то, конечно, не могут не нравиться», - согласилась Миль, улыбнувшись.

Ландани была очень быстра в движениях и, наряжая Миль, то и дело задевала её или вскользь прижималась на миг. Поэтому Миль знала теперь, насколько мягкое, нежное тело у Ландани…

«В отличие от моего, - подумала Миль, проводя ладонью по своим плотным, скорее даже твёрдым маленьким узелкам мышц под туго натянутой кожей. И фыркнула тихонько: - Хотя… кажется, в объятьях Бена вы, госпожа, намного смягчаетесь… Но Ландани-то в мужских руках, вероятно, просто шоколадкой тает…»

И упрекнула себя – что за сравнения… Тем более, что воспоминания о муже опять всколыхнули затаившиеся было тоску и беспокойство. И чуткая Ландани тут же поскучнела, уловив перемену настроения гостьи.

«Знаешь, Ландани, я пожалуй, передумала. Не хочется мне никуда идти, передай мои извинения Горному Вождю».

Ландани широко распахнула ресницы и покачала головкой:

«О, если бы ты сказала об этом минутку назад! Я только что ответила на вызов Вождя и сообщила, что, по-моему, ты готова. Он прислал эскорт».

«Почему он всё время обращается не ко мне?! – рассердилась Миль. – Могу ведь я и передумать?»

Ландани пожала округлым плечиком:

«Можешь, конечно. Но он и обращался сначала к тебе, да ты думала о чём-то своём. Ты всё время то здесь, то нет, то и дело закрываешься и грустишь. С твоим мужем всё хорошо, это правда! – и она ласково провела пальчиками по плечу Миль. – Не надо так беспокоиться».

Миль явственно ощутила исходящие от неё покой и искреннюю заботу, расслабляющее тепло, безмятежную, как в детстве, радость, беззаботность… лёгкость, обволакивающую сладким облаком, и непоколебимую, проникающую в самую душу уверенность: всё будет не просто хорошо – всё будет восхитительно. Слегка оцепенев в горячих волнах, почти задремала, как кошка на солнышке… Понаслаждалась… и, встряхнувшись, вышла из всего этого блаженного безмыслия с усилием, как из ванны с мёдом.

Пухлые мягкие ладошки размеренно гладили её по волосам, а в воздухе, казалось, ещё витал приторно-сладкий ментофлёр…

«Тебе легче? – нежно спросил Ландани. – Посиди со мной ещё, тебе будет хорошо. Я умею успокаивать. Лучше всех умею в нашем Племени».

«Спасибо. Не надо. Ты, наверное, добра желаешь, Ландани, но навеянные тобой грёзы грёзами и останутся и ничего не изменят…»

«Я же говорила – ты сильная, - печально поникла Ландани. – Ты не хочешь счастливых снов. А ведь очень многие отдали бы всё, только бы спать и никогда не просыпаться».

«Мой счастливый сон – вот он, Ландани. Здесь и сейчас».

«Тогда твоё счастье горчит…»

«Истинное счастье, как и истинная свобода, всегда горчит. А Гийт любит греться у твоего призрачного огня?» - полюбопытствовала Миль.

«Не так уж мой огонь призрачен! – кольнув просверком очей, возразила Ландани. – Порой человеку нужна передышка, чтобы набраться сил и жить дальше. Но Гийт… Только иногда… Он тоже сильный. И он – Вождь, - с гордостью закончила она. И пожаловалась: - Он не может грезить, он лишь отдыхает время от времени… А разве тебе не хочется отдохнуть? Может, вы вдвоём захотите моих грёз…»

Миль прервала её:

«Побереги свои силы для нуждающихся в них. А мне пора. Вождь ждёт уже и так достаточно долго».

«О, вот об этом не беспокойся, - мурлыкнула Ландани, прикрыв мерцание своих чёрных глаз ресницами. – Ждать женщину, - и её милые ямочки обозначились чётче, - само по себе честь для мужчины в этом мире, где так мало женщин…»

«Даже для Вождя?» – шевельнула бровью Миль.

«Вождь – первый среди мужчин. Что для другого – приличие, для него – закон. Что ж, эскорт прибыл».

Она повела рукой в сторону открывшейся двери, и Миль опять не углядела, как отпирается вход, но надеялась это выяснить. Взглянула в проём и… забыла, о чём хотела спросить. За дверями действительно ждал эскорт – четверо одинаково одетых и вооружённых мужчин сопровождали лёгкие – относительно, конечно, лёгкие – носилки под пологом из ткани в тон их одеждам. Сами же носилки тащили ещё четверо крепышей-носильщиков в такой же… форме, очевидно.

«Ландани, это явно за тобой», - сказала Миль, отступая вглубь прихожей.

«Нет, дорогая, это за гостьей Горного Вождя, - хитро заулыбалась Ландани, грациозно кланяясь. – Потому хотя бы, что мои комнаты рядом с твоими на этом же уровне. И мне, таким образом, совершенно не требуются подобные услуги, чтобы до них добраться. Приятного вечера!»

И удалилась куда-то влево по тускло освещённому коридору, оставив растерянную Миль наедине с проблемой. Проблема кашлянула за её спиной, предлагая обернуться и занять место в паланкине.



Карри

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться