Ведьмесса Lite 2

Размер шрифта: - +

14. Бес в штанах

За окном шумел беспокойный летний дождь, одуревший ветер полоскал вымытую до блеска листву, а я сидела на неудобном стуле в приёмной и разглядывала придворного чёртика, словно на горке устроившегося на мониторе.

Пользуясь частичной невидимостью, он то и дело наклонялся над экраном, отчего его вполне реальная тень размывала ряды цифр и букв. И как только это происходило, служащий конторы тут же начинал щуриться, снимал очки, пускал на них пары дыхания, а следом принимался активно протирать. И так уже в десятый раз.

По-своему каждый из присутствующих в тайне развлекался, но истинного удовольствия никто не получал по причине обоюдоострого скверного настроения. Чиновник был изначально не в духе. Я дулась на противного чертёнка, который, в свою очередь, тоже был не на шутку разозлён. На кого бы вы подумали? На меня.

Нет, не так. Он был просто вне себя от ярости и нисколько не собирался агрессивного настроения скрывать. Свесив копытца прямо поверх экрана с какими-то цифрами и выкладками, полутелесный шипел, фырчал и даже ушами в такт шевелил.

Честно говоря, я втайне завидовала сотруднику горсовета, который всего этого не слышал и не видел. Так как от непрекращающегося мельтешения и бормотания уже изрядно шумело в ушах и рябило в глазах. А Янь был до выкипания зол. И мое седьмое чувство подсказывало, что негативное развитие сегодняшней встречи — тоже его заслуга.

                                                                    ***************

А началась наша потасовка ещё за завтраком. Сказать по правде, меня насторожил тот факт, что ни Инь, ни Сонь к столу не явились. Вот просто проигнорировали приглашение — и всё. А ведь вместе в город собирались, хотели в заключение по магазинам пройтись, погасить стрессинг шопингом. Но кроме Яня на завтрак никто не спустился. Ну да ладно, нам не впервой на чиновников грудью бросаться. Авось, справимся и на этот раз.

При этом вчера всё так хорошо развивалось — расстались, даже не поругались и не подрались. Возвратились себе мирно с кладбища, пожелали друг-другу спокойных снов и отправились на покой. Я — в одинокую пустую спальню, ночь без нежности и ласки коротать, а придворные — на чердак, где проживали с некоторых пор своей мелкой хвостатой компанией.

А утром к завтраку явился только Янь, устроился поудобнее на фарфоровой сахарнице, чтобы по ходу рафинад таскать, и начал, как всегда, издалека:

— Слышь, хозяйка, давай колись! Когда помиришься с рыцарями?
   
— А тебе это зачем? — неожиданное требование изумило, особенно, если учесть, что вчера всё черто-общество выступало против братания с флигелем.
   
— Мы, может, скучаем? Что? Не веришь? — бесёнок чрезвычайно преданно уставился на меня, будто глазами до души прорваться хотел.
   
Возможно, в другой момент ему удалось бы до хозяйки достучаться, но только не в этот. Так как подорванная психика всю ночь транслировала кошмары, а к утру без предупреждения на эротику перешла.

В результате тело так распалилось, что с утра снова пришлось забег держать. В общем ещё один пункт был записан в долговую книгу во всём виноватых мужчин.

Именно поэтому в списке сегодняшних занятий, составленном за завтраком поутру, рыцари не стояли ни в первом, ни в последнем, ни в среднем ряду.
   
Этому решению раззадоренный Янь был явно не рад. Что-то ему откровенно не нравилось, но признаваться он упорно не желал, оттого говорил намёками, снова и снова кружа на месте.

-- Ты вот тут похахатываешь, а они болеют... 

— Как болеют? И чем же? — подскочила я на месте, — Это случаем не заразно? Или серьёзно? Может, вызвать врача? Или самой отвезти их в больницу? А Дитер? Он-то у себя на квартире один! Нужно срочно к нему…
   
— А вот этого делать не надо! — не на шутку рассердился мелкий бес, — Только его нам не хватало. Сам сбежал, сам вернётся! Не пристало Ведьмессе за рыцарями гоняться.
   
— Ах не пристало?
   
Отчего-то захотелось дать обнаглевшему чертёнку затрещину. Вот только опасалась, что в ярости сил не подрассчитаю. Зато слов можно было не выбирать, раз тихушничает.
   
— Ах! Так значит, Дитера звать не пристало? И бегать за ним нельзя? — принялась я подкрадываться к правде на цыпочках,— А за флигельным воинством значит можно? Правда?
   
Не догадываясь о надвигающейся угрозе, Янь осторожно кивнул, прекратив, однако, таскать сахар. Видно, учуял первые раскаты нешуточного грома в непосредственной близости к рогам.
   
— Это что же ты, мелкий сводник, предлагаешь? Дитера — по боку, а посторонних мужиков -- поближе к хозяйской постели?
   
— Я такого не предлагал! — насупился строптивый Янь, не собираясь, однако, сдаваться, — В плане постели вы лучше сами разбирайтесь, без моего участия. Потому как, может, и ходят среди вас, людей, о чертях всякие глупости, но человеческие грехи нам не переплюнуть. Да и не любим мы за вами подглядывать.

— Ага, — поддакнула я к месту, — Неужели в часовне глаза закрывал в момент жертвоприношения?
   
— Конечно не закрывал! — обиженно клацнул копытцем Янь, аж фарфоровая сахарница тренькнула, — А разве нужно было? Если да, так никто не предупредил. Сама Духу душу отдала и адью. А если бы он по злобе вред причинил? А если бы иначе как воспользовался? Мы-то его знаем, в отличие от тебя. За ним глаз и глаз нужен! Только отвернись — и невинность языком слизнуло, причём во всех видовых формах. Я может потому и следил, что контролировал, чтобы в любой момент сказать: "Стоп! Вперёд ни шагу! Территория Ведьмессы!
  
 — Ах, даже так! — возбуждалась я всё больше, раззадоренная упорством мелкого упыря, при этом с трудом сдерживая спазмы надвигающегося смеха. Слишком уж впечатляла картинка возможного побоища между Великим Духом и полутелесным душком, — Если честно, страшно интересно, как бы ты ему отпор давал? Хвостом прикончил бы? Или на рога поднял? Только прежде чем отвечать, вытри остатки сахарной пудры с твоего поросячьей хрюшки.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 13.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться