Веле Штылвелд и Игорь Сокол: Под двойною звездой

Размер шрифта: - +

Веле Штылвелд и Игорь Сокол:  Избрали невмешательство, Нф-рассказ

1.
27-летняя лубенчанка Валентина возвращалась домой после ночного дежурства в больнице. Была почти что спокойна - на этот раз сына отвела в садик соседка, которой она доверяла.

Впереди - обычный мирный день, хоть и не очень радостный. Хотя Валя давно не обращала внимания на своё одиночество, сыну говорила, что его отец работает на БАМе, среди тайги и медведей, однако иногда сердце сжимала к себе самой жалость.

Единственное, что она знала точно об отце своего ребенка, так это то, что он киевлянин, который приезжал на отдых в Крым. Там и познакомились. Живет якобы на Троещине - появился только в столице такой новый район. Да и то - если не соврал ...

Почти всегда по дороге домой она останавливалась возле памятника трем пионерам-героям, чьи имена запомнила с детства: Боря Гайдай, Толя Буценко, Ваня Сацкий. Здесь садилась на лавочку, съедала порцию мороженого и уже не останавливаясь шла домой.

Это стало своего рода ритуалом. Но на этот раз воспрепятствовала торжественная церемония. У памятника стояла группа школьников. По одному они выходили с короткой шеренги, говорили слова торжественной присяги, и каждому по очереди старшие - их было двое, мужчина и женщина, приветствуя, связывали красные галстуки.

- Так сегодня 19-е мая! - вспомнила давнишнее Валентина. Сама проходила этот обряд на этом же, традиционном для города месте.

- Придется обойтись без посиделок, сосать эскимо на ходу. Нельзя в такой торжественный момент вмешиваться ... - И почти сразу м ысли перескочили на одинокого соседа.

Саша Савчук жил холостяком, их балконы были рядом. Когда-то он забыл дома ключи и через ее, балкон Валентины, попал в свою квартиру. Но даже этот чудак не сделал хотя бы попытки хотя бы приударить за ней. А разве она этого не стоила, - это даже удивительно!

Может, у него кто-то есть? Хотя гостей-женщин никогда не было. Впрочем, как и мужчин. Бирюком его не назовешь - с соседями всегда был рад поговорить о том, о сем ... Но домой никого не приглашал.

Говорили, что его родня жила где-то на Киевщине, куда где-то часа за два с половиной можно доехать. Однако и туда он ездил обычно сам - к нему в гости, казалось, не заходил никто и никогда.

Но сегодня был необычный день. Приближаясь к зданию трехэтажного кирпичного дома, где они жили на втором этаже, Валентина услышала из Сашиной квартиры голоса. На улице было тепло, окна открыты, хотя всех слов и не разобрать, но в доме отшельника Савчука происходил диалог. Это и вызвало ее удивление!

Тихонько поднявшись по лестнице, она прошла через свою однокомнатную и приблизившись вплотную к балкону, прислушалась. Особых усилий не понадобилось - собеседники стояли почти рядом с оконным стеклом.

Гость говорил каким-то странным механическим голосом, без интонаций, как робот из детского кино - такая-то возникла ассоциация. И еще более странными были его слова, а не то, как их произносил.

- ... Цивилизация одной шестой части Земли медленно сползает в пропасть. Массы жителей периферии едут электричками и автобусами в столицу и ряд крупных промышленных центров за колбасой. Взвесь - чтобы купить плохой, серой колбасы, у них и такой нет. Уже не говоря о более важных вещах. А ты для чего здесь находишься?

Какие изобретения ты внедрил? Хоть что-то сделал, чтобы сдвинуть эту заплесневевшую цивилизацию с места? Ты забыл свою миссию? Зачем тебя создан? Так мы тебе напомним - как создали, так и ликвидируем. Прогрессоров, который не выполняет своих задач - обречен. Мы не шутим.

Савчук ответил тихо, Валентина едва услышала - голос его дрожал. Никогда раньше не было слышно у него таких интонаций, всегда был уверен в себе. И ответ прозвучал решительная:

- Я пришел к мысли: нельзя вмешательством извне усовершенствовать чужой мир. Пусть он развивается по своим законам. Жители этого мира сами должны найти путь к переменам. Помогать им в этом - бесполезно. Можно только навредить, вместо совершенствования. Последствия здесь предсказуемы. Это мое последнее слово.

- Когда такой умный, почему не вернулся на базу? После рассмотрения твоей личной дела - если бы ты остался жив - возможно, получил бы новое и более широкое поле деятельности. А ты превратился в местного обывателя. Ты, совершенное существо! Будто бы! Тебя создавали лучшие конструкторы биоцентра. Для того, чтобы ты пополнил ряды этих непутевых двуногих? Ты заслуживаешь суровое наказание - правила тебе известны.

После недолгой паузы Саша сказал тихим, подавленным голосом:

- Да не буду я называть их ущербными. И в наших мудрствующих бывают проколы. Вспомните хотя бы эксперимент с скрещиванием различных сортов растений, к тому же - разных миров, проведенное на орбитальной станции. Уж не знаю, что там намудрили, но монстр супертрозы заполонила своими лепестками буквально все коридоры и подсобные помещения. Экипажу пришлось спешно эвакуироваться - да что там, просто бежать! - потому что для него на станции не нашлось свободного места. Безголовая субстанция вытеснила своих создателей. Вот это достижение суперразума! Вы случайно сами не умеете управлять вашими созданиями. Так что вы не настолько всемогущи, как хотите казаться.

- Это все, что ты можешь нам рассказать?

- Почти. Послушайте еще одну вещь: я не вернулся, потому что полюбил этих людей. И стал одним из них. У меня здесь дом, работа, друзья. Правда, нет семьи ...

- И уже не будет! - перебил странный собеседник. - Стал одним из них, и умрешь, как они. Только раньше.

Услышав такие слова, Валя вздрогнула и, прижавшись к оконному стеклу, пытаясь быть незамеченным, посмотрела на соседний балкон.



Веле Штылвелд

Отредактировано: 13.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться