Вересковый мёд

Размер шрифта: - +

Глава 28. "Фрэйя, камень и любовь..."

Сердце у Эрики пропустило удар.

«…что произойдёт у нас с тобой дальше…»

Она смотрела на кольцо и понимала одно — то, что произойдёт дальше, закончится очень плохо…

Но лицо Джералда Адемара при этом было совершенно бесстрастно. И Эрика была уверена, что с таким же спокойным лицом он воткнул бы ей кинжал в руку, если бы понадобилось. Или, может быть, даже отрезал палец в попытке снять кольцо. И пока было совершенно непонятно, что его от этого удержало. Но Эрика не сомневалась — какая-то причина есть.

Она впилась пальцами в скатерть и сидела, почти не дыша, слушая, что он говорит, а в голове пойманной птицей билась только одна мысль — бежать! Бежать отсюда!

Вот только как?!

— Вижу, ты удивлена. А я был удивлён не меньше, увидев это кольцо у тебя на пальце… Кольцо, которое я сам снял с руки твоей матери.

Снял перед тем, как отправить её на костёр?!

Он произнёс это совершенно спокойно, а у Эрики из груди рвался почти крик, и она с трудом удержалась, чтобы всё-таки не вонзить нож ему в горло. Но видела, что он только выглядит расслабленным, однако при этом следит за ней, и любой опрометчивый шаг будет стоить ей жизни.

— Хотя… Чтобы ты всё поняла и не стала вести себя, как твои глупые предшественницы… наверное, надо начать мой рассказ с самого начала? — спросил Джералд с какой-то насмешкой в голосе и откинулся в кресле. Он не ждал ответа, он играл с ней, как кошка с мышью, и явно этим наслаждался. — Ты, верно, слышала о падших домах? О тех айяаррских прайдах, которые перестали чтить священный закон и переметнулись на сторону людей? Слышала, что мы теперь служим проклятому королю. Да. Всё это так. Но в то же время и не совсем так, — он хмыкнул и отпил вина. — Всё началось давно, задолго до моего рождения. Наш Дом лишился своей силы, когда меня ещё не было на свете. С каждым годом наш Источник неумолимо иссякал, и рано или поздно всем Адемарам грозило вымирание. С этим боролся мой дед, и дед моего отца, и мой отец, но, увы, всё было тщетно. Мы можем жить сотни лет, если соблюдаем священный закон айяарров — Уану, и в этом мы сильнее людей. Но когда мы начинаем его нарушать, пусть даже понемногу, но постоянно, мы быстро слабеем и умираем. Мы не умеем выживать так, как люди. Без источника мы никто. И в этом люди сильнее нас. Они как крысы, которые могут приспособиться к чему угодно. А наш род без Источника прекратился бы уже в следующем поколении после моего. Выпей вина, фрэйя, и не смотри на меня волком, ты ещё пока не волчица…

Он снова усмехнулся и махнул служанке, чтобы она наполнила бокалы. Эрика взяла свой двумя руками и изо всех сил сжала тонкую хрустальную ножку, чтобы вино не выплеснулось — так сильно дрожали пальцы — но не смогла сделать и глотка. А Джералд Адемар выпил всё, не сводя с неё льдистого взгляда, и продолжил свой рассказ так же спокойно.

— Прайды жили по своим законам тысячу лет. Нас питали Источники, и в нашей жизни всё было предопределено. Но когда в Тавирру пришли люди — всё изменилось. Люди… они как зараза. Они принесли с собой свои пороки, как блох или вшей, и заразили этим всех. Мы переняли человеческие привычки, и из-за этого стали неумолимо угасать. Поэтому пришло время изменить наши законы, чтобы выжить рядом с людьми. И я это сделал. Раз Уана нас больше не защищает, то мы сами себя защитим. Видишь этого волка на стене? — Джералд указал пальцем на оскаленную пасть на гербе. — Или ты, или тебя — это волчий закон. А ещё — кто первый, тот и прав. И я сделал это новым девизом нашего дома. До этого гербом Адемаров был не белый волк, а сова на серебряной луне. Сова — это мудрость. Но толку от мудрости, раз она не может остановить наше вымирание. Это я добавил волка на герб, убрав бесполезную птицу, когда смог остановить гибель нашего Дома. Однажды я охотился в лесу подле ирвинских болот и увидел, как стая волков рвёт косулю. В тот момент я понял, что нам нужно сделать.

Эрика сглотнула и выпила вина, едва не поперхнувшись. Вот сейчас ей стало по-настоящему страшно, потому что она поняла, к чему ведёт Джералд Адемар. А он будто уловил этот страх в её взгляде, криво усмехнулся и провёл ладонью по столу, смахивая крошки.

— Значит… Все эти пропавшие люди вокруг Ирвина... Эти высохшие тела…

У Эрики сорвался голос.

— А ты быстро догадалась, — усмехнулся Джералд. — Но это было много позже. А в тот день на болотах, глядя на этих волков, я решил просто попробовать. И я убил первого человека. Бродягу. Я выпил его досуха, а тело бросил в трясину. Ничего такого — волкам просто нужна пища. И если у нас нет Источника, то силу можно черпать и в другом месте. В тот день всё изменилось. Я понял, что люди нас губят, но в то же время могут стать для нас и Источником. Людей много, особенно никчёмных. А вокруг много болот, да и озеро поможет прятать трупы. Вот так мы и стали отверженными. Теми, кто пьёт человеческую силу. И вот так люди стали нашей пищей. Ты думаешь, что я зверь? Да. Зверь. Но волки ведь для того и нужны в лесу, чтобы очищать его от слабых и больных…

— Какое удачное самооправдание, — хрипло произнесла Эрика. — Но разве вы убивали только людей? А балериты?! И то, что случилось в Ирвине?! Вы стали уничтожать себе подобных!



Ляна Зелинская

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться