Верея из Школы полудниц

Размер шрифта: - +

21. Тупик

И снова Верее показалось, что у нее плохо со слухом. Разве могла их строгая, но справедливая Милица Никитична произнести такие чудовищные слова? Нет, конечно, не могла.

Может быть, она хотела ее напугать? Если так, ей это удалось. Верея почувствовала, как ладони стали влажными, а по спине пробежал холодок.

Но в глазах директрисы не было торжества от удавшейся шутки. И все-таки Верея решила уточнить:

– Вы шутите, да?

Милица Никитична устало откинулась на спинку кресла.

– Какие могут быть шутки, Верея? Ты много раз настаивала на том, что ты уже взрослая. Пришла пора это доказать. Детям можно простить их ошибки, взрослым за них приходится отвечать.

Она задумчиво водила рукой по страницам по тарелке откровений – на глянцевой поверхности, наверно, уже остался след.

– Но разве мы имеем право убивать?

Директриса вздохнула:

– Кажется, историю ты тоже знаешь неважно. В стародавние времена люди боялись полудниц – и не только потому, что те могли погубить их пшеничные и ржаные посевы.

– Я знаю, – осмелилась сказать Верея. – Я читала, что раньше полудницы любили загадывать людям загадки, а тех, которые не находили ответа, могли защекотать до смерти. А еще могли заставить человека танцевать, и он танцевал до тех пор, пока не падал бездыханным. Но я думала, это осталось в прошлом.

Милица сделала неопределенный жест рукой:

– Истории свойственно повторяться. Мы не так жестоки, как наши предки, но есть традиции, которые нельзя нарушать. Ты сама вспомнила два способа, любой из которых можешь применить. Но я пожалею тебя и предложу еще один способ – не такой тяжелый для того, кто вынужден им воспользоваться. Ты можешь приготовить отвар из ядовитых трав. Или грибов. Он даже не поймет, что его отравили. Займись этим прямо сейчас – изучи нужные травники и книги заклинаний, зайди на склад с сушеными травами и грибами. Я стерла из его памяти события сегодняшнего дня…

– Ну, вот! – Верея за мгновение оказалась рядом с директрисой. – Значит, он ничего уже не помнит! Зачем нам его убивать?

В ее голосе было столько радости и надежды, что Милица не выдержала – отвернулась.

– Это заклинание имеет ограничение по времени. Память вернется к нему через две недели. Заставить его забыть на больший срок я не в силах. И не пытайся взывать к моей жалости – в этой ситуации я не смогу тебе помочь. Ты должна выполнить свой долг – в чем бы он ни заключался.

– А можно через две недели снова произнести то заклинание – чтобы продлить его еще на две недели? – Верея хваталась за соломинку.

– Можно, – кивнула Милица. – Но если его дважды применить к одному человеку, тот просто сойдет с ума – это слишком сильное заклинание. – Ты хочешь, чтобы он попал в сумасшедший дом?

– Нет! – в ужасе прошептала Верея.

– Тогда перестань искать лазейки, которых нет, и займись делом. Ты не имеешь права медлить. Смена в лагере закончится со дня на день. Мы не можем допустить, чтобы он уехал в город. Сегодня ты должна приготовить зелье (можешь добавить туда земляники, чтобы улучшить вкус), а завтра пойти в лагерь и напоить им того молодого человека. Как его зовут? Кажется, Дмитрий?

– Нет! – дверь с шумом распахнулась, и в кабинет ввалилась Дарина. – Вы не посмеете! Вы не должны! Он не сделал ничего плохого.

Веснушки пылали на ее побледневшем, осунувшемся лице.

Верее захотелось прочитать заклинание перемещения – просто оказаться вдруг за пределами школы – чтобы не слышать жестоких инструкций Милицы, чтобы не чувствовать боль лучшей подруги.

А зеленые Даринины глаза были полны слёз.

– Разве он чем-то провинился перед вами? За что вы хотите его наказать?

Верея нашла в себе силы сделать шаг вперед.

– Даря, это я виновата. Прости!

Но даже в такой момент подруга была не готова никого судить. Никого, кроме себя.

– Нет, я сама виновата. Это я нарушила правила школы и подружилась с человеком. Это я уговорила Верею снова встретиться с ним, несмотря на запрет. Это я должна за всё отвечать.

Милица вздохнула. А Дарина бросилась перед ней на колени.

– Позвольте мне с ним поговорить! Если нельзя сделать так, чтобы он забыл об этом навсегда, я постараюсь всё ему объяснить. Он хороший человек. Я доверяю ему, как самой себе! Я чувствую его! Он сохранит нашу тайну. Он даст слово, что никогда никому о нас не скажет. И что не будет пытаться нас найти. Прошу вас!

Директриса ласково погладила ее по рыжим волосам.

– Ты готова от него отказаться? Дашь слово, что не попытаешься снова встретиться с ним, если он вдруг снова окажется в наших краях?

– Да! – расплакалась Дарина.

А в сердце Вереи вновь затеплилась надежда – что всё еще можно изменить, исправить.

– Тебе я верю, – сказала Милица. – Но он не сможет сдержать свое слово – даже если сейчас его даст. Ты еще молода и наивна. Поверь мне – люди редко выполняют свои обещания. Он непременно расскажет кому-то о нас.

– И что? – Верея бросилась на помощь подруге. – Даже если расскажет, кто ему поверит? У него нет ни единого доказательства. Даже если он организует целую экспедицию, чтобы нас найти, у него ничего не получится. Мы просто не будем ему показываться, и всё.

– Какие же вы еще дети! – Милица грустно покачала головой. – Есть люди, которые многое знают о нас – из легенд, из сказок, из чьих-то воспоминаний. Да, у них нет доказательств, но они готовы пойти на что угодно, чтобы их получить. Рассказа вашего знакомого может оказаться достаточно, чтобы такие люди заинтересовались нашим лесом. Они приедут сюда, увидят наш дуб и сразу поймут, откуда мы черпаем свою энергию. Верея, ты помнишь историю моей подруги Тамары, которая потеряла почти все свои способности из-за того, что их источник энергии оказался уничтожен? Так вот – она вынуждена была оставить свою хижину, где прожила несколько сотен лет, и сейчас скитается в поисках нового источника. Я приглашала ее в наш лес, но она не может обойтись без своего Кавказа. Надеюсь, теперь вы понимаете, насколько серьезна ситуация? Мы все можем лишиться своих способностей, если тайна нашего леса будет раскрыта. Мы будем терять свою энергию, и через какое-то время не сможем быть невидимыми для людей. А когда они увидят нас, то просто уничтожат – как уничтожают всё, что не могут понять и объяснить.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 04.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться