Вероника

Размер шрифта: - +

Глава 27

 

Глава 27

 

Первые три месяца на Священной земле превратились в вечность. Один день сменял другой, а холодные порывы ветра не стихали ни на сутки.

Спайк не уставал задавать себе вопрос, что он здесь делает? А в письмах он просто лгал, утверждая, что Священная земля стала если не домом, то временным пристанищем.

Но на самом деле были моменты, когда вампиру хотелось послать все к черту и вернуться в Мессорию к друзьям и отцу!

Но, было одно существенное – но! Которое, по сути, и заставило младшего Стоуна смириться с жизнью на острове.

Лекарство Спайка так и не было найдено, и парень порой уже сам не мог понять в кого превращается. Каждое утро вампир начинал с привычной процедуры, он отрезал ножом длинные волосы, которые за ночь вновь отрастали. Через три недели он перестал постригаться, и рост волос замедлился, а парень стал носить хвостик.

А еще сложнее было совладать с жаждой крови. Но почему-то никого на Священной земле это не смущало!

Наставник, Томи Ли, твердил, что все в голове ученика! И что он может совладать с жаждой крови и без лекарств, которые попросту подавляли в нем истинную сущность.

Зигрид, после первого пережитого страха, также больше не боялся соседства с вампиром. Волшебник, который охотился лучше Спайка, поставлял ему свежую кровь животных. И утро со стакана теплой крови стало еще одной традицией, о которой, правда, Спайк не обмолвился ни в одном письме в Мессорию.

Друид заставлял учеников заниматься физической тренировкой с раннего утра до позднего вечера. После чего у них только и оставались силы добраться до матраса. Ученики молниеносно проваливались в сон, не в силах размышлять о странной участи и необычном подходе к обучению, которое практиковал друид.

На третьей недели старик принес в хижину десяток фолиантов.

Глаза парней слипались от усталости, а друид каждый день требовал отчета о прочитанном!

Парни возмущались, когда монах их не слышал, но, когда выдалась поездка в главную обитель, они никому не обмолвились и словом о своих претензиях.

Настоятель лично пожелал встретиться с учениками. Он конечно заметил изменения во внешности Спайка, но вместо вопросов передал парню письма из Мессории, а также упаковку таблеток, которую вампир бросил в карман, напомнив себе, что пить их уже нельзя! Друид не позволит.

Зиг завистливо посмотрел на письма. Ему никто не писал, да и некому было. У него не было ни одного родственника или друга: в Мессории его никто не ждал. Неожиданно настоятель порылся в бумагах и достал еще один конверт.

- А это для тебя, - с улыбкой сказал он волшебнику и подмигнул вампиру, как будто тот догадывался, кто мог написать другу.

Подростки вышли от настоятеля, глуповато улыбаясь. Теперь они по-настоящему стали учениками друидов. Три испытательных месяца остались позади. И юноши, дав согласие на пять лет обучения и проживания на острове, могли только друг другу признаться, что их согласие скорее было вызвано безысходностью, нежели надеждой закончить обучение у друидов.

Но увидев взгляды, которыми их провожали монахи, стоило им покинуть кабинет настоятеля, Спайк подумал, что возможно все и впрямь изменится.

Ведь впервые друиды отвечали на их неуклюжие поклоны: раньше они игнорировали подростков.

Спайк сел на весла, за три месяца он приноровился управлять лодкой. Брат Томи Ли заявил, что так им легче будет рыбачить. И юноши в свободные минуты, которых было так мало, плавали в озере.

Пока Спайк греб веслами, Зигфрид нетерпеливо развернул конверт. Может, ошибка, размышлял волшебник, ведь ему некому было писать?

Лицо Зигрида с каждой прочитанной строкой становилось светлее. Он дочитал письмо и спрятал конверт в карман.

- Не спросишь от кого? - лукаво поинтересовался он.

Вампир улыбнулся в ответ.

- Ника спрашивала, можно ли тебе написать, - признался он. - Я ответил, что ты был бы рад.

Еще как, подумал Зиг, но промолчал. Ведь он впервые в жизни получил письмо!

Спайк передал весла другу, а сам распечатал письмо отца. Послание Вероники он бережно спрятал во внутренний карман. Узнав о назначении отца преподавателем Академии, вампир вздохнул с облегчением. Он всегда считал, что его отец заслуживает большего, нежели работа в фармацевтической фирме. Ведь в последние годы ведьмак мечтал осесть и заняться работой в собственной лаборатории. А если и дальше все так пойдет, вскоре осуществляться все чаянья отца, надеялся парень.

- Что нового? - нетерпеливо спросил Зигрид. Он с интересом следил за приключениями отца друга, который собирался, кажется, вновь жениться. Уже в шестой раз!

- Отец навсегда рассорился со своей пассией, - сообщил Спайк, усмехнувшись. - И, кажется, из-за меня, - добавил парень. - Еще он пишет, что собирается приобрести себе скакуна. Майры, или вернее амазонки – пришлись ему по вкусу. На каникулах он посетит Третье королевство и совершит покупку.

Спайк дочитал письмо и покачал головой. Размышляя, когда отец уже угомонится? Или же до преклонных лет он так и будет бегать за юбками? Впрочем, ради справедливости стоило отметить, что бегал за юбками не ведьмак, а бегали скорее за ним.

Вампир с легким трепетом развернул послание от Ники. Ее письма он хранил в деревянном сундуке, который смастерил сам. Спайк доставал заветные листки и перечитывал их до дыр. Он приноровился вкладывать их в фолианты, когда читал, но эта уловка не укрылась ни от Зигрида, ни от Томи Ли.

Волшебник, правда, не подавал и виду. А Томи Ли бубнил, «что молоко еще не обсохло на губах, а уже туда же».

- Хочешь ее увидеть? - спросил Зигрид.

Спайк вздрогнул и едва не выронил письмо. Он часто вспоминал те минуты, которые провел с Никой, танец после бала и легкий невесомый поцелуй.

- Я увижу ее только через несколько лет и не уверен, что… - вампир вздохнул, покосившись на длинные волосы. Он с горечью подумал, что между ним и Никой и так находилась пропасть. А теперь – она дочь Драгона Вендальда, в ее жилах течет кровь тельдерасков. Он же вампир – без роду и племени.



Марина Халкиди

Отредактировано: 14.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться