Видящий

Размер шрифта: - +

Глава 9

Тэн умирал. Не знаю, смог бы ли спасти его какой-нибудь высокоуровневый целитель или жрец, но в реале человеческое тело не выдержало бы и трети таких ран. Все могучее тело Олафа Неудачливого было покрыто глубокими порезами от мечей и копий, броня напоминало решето, а в широкой груди торчало три стрелы. Еще столько же, наверное, осталось обломками в спине боках. Одна точно пробила легкое – при каждом выдохе на губах тэна надувались кровавые пузыри.

            Черт бы побрал такую реалистичность! Тут не то, что «восемнадцать плюс»… Во время драки времени на тонкие переживания попросту не оставалось, но сейчас меня накрывало по самое не балуй. На моих руках умирал буквально превращенный в кровавое крошево человек, и я чувствовал, что готов то ли выйти в реал и выдернуть из своей башки чертов разъем вместе с нейрошунтом… то ли хотя бы проблеваться.

            Но я не мог сделать ни того, ни другого. Если Антон Евгеньевич Смирнов, бывший писатель-фантаст, ныне безработный тридцати лет от роду и мог позволить себе дать слабину, то склаф Антор – нет. В самом деле, что вообще могло напугать или смутить того, кто еще подростком три дня пролежал закопанным в землю? Кто выдержал поединок воли с жутким епископом Утером и получил покровительство самого бога войны?

            - Возьми себя в руки, Олаф, сын Кольбьерна! – Я попытался вложить в голос все двенадцать очков Воли. – Не пристало воину оплакивать свою судьбу.

            - Это была славная драка, мой тэн, - подхватил Хроки. – Будет, о чем рассказать в чертогах Всеотца.

            - Лучше бы мне спуститься в темное царство Хель… - Тэн прикрыл глаза. – Мой дом опустел, мой драккар сгорел… Мой хирд пал, и конунгу не видать добычи… Я опозорен.

            - Клянусь Тиром, мы отомстим, мой тэн. – Хроки стянул с головы шлем. – Нас немного, но…

            - Инородцы и ты, мой друг, - мрачно усмехнулся умирающий. – Многое ли под силу одному воину, пусть даже его имя Хроки Гриматерсон?

            - Я не один! – Хроки нашарил на груди и крепко сжал в кулаке жреческий амулет. – С нами Тир! Пусть Антор и не рожден на островах, но боги слышат его!

            - Быть может, быть может… - Тэн повернул голову ко мне, и его взгляд чуть посветлел. – Подойди ближе, склаф.

            Я опустился на корточки, и тэн Олаф тут же ухватил меня за запястье. Я поморщился. Даже близость смерти не лишала могучего сканда сил.

            - Да, я чувствую… - пробормотал он. – В тебе особенный дар. Твоя дорога не закончится здесь, склаф.

            - Сильно сомневаюсь. – Сакс скривился и постучал кончиками пальцев по засову. – Этой хлипкой дверце долго не простоять.

            - Молчи и слушай! – Хроки ткнул Сакса кулаком в бок. – Того, кто стоит на пороге Асгарда,  боги наделяют пророческим даром.

            - Ваши судьбы теперь связаны. – Тэн Олаф все еще крепко держал меня, голос звучал все тише и тише. – Я… я вижу дальние моря и корабли. Антор, Хроки… боги проведут вас по пути чести и славы.

            Сакс едва слышно фыркнул. Видимо, обиделся, что в пророчестве не нашлось места для него. Впрочем, если уж он обещал следовать за мной, чести и славы хватит на всех.

            - Впереди еще много битв… - Тэн протянул руку и коснулся окровавленными пальцами моей щеки. – Но ты пройдешь их все, склаф, и станешь лишь сильнее, как каленая сталь. С тобой наши боги…

 

Внимание! На вас действует «Благословление умирающего»!

+3% сопротивляемости урону. Продолжительность – перманентно.

 

            Выскочившее полупрозрачное окно интерфейса ненавязчиво напомнило, что я все еще в игре. Вот так плюшка! Три процента – не так уж и много, зато навсегда, и без всякой брони.

            - Мой меч, Хроки. – Хватка тэна на моей руке разжалась. – Забери… он твой.

            Когда сердце Олафа Неудачливого перестало биться, мы еще несколько мгновений сидели вокруг распростертого на полу храма огромного тела. Молчание нарушил Сакс.



Валерий Пылаев

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться