Вириллиум (части первая и вторая)

Размер шрифта: - +

3. Задание.

В то время, когда в реале наступала ночь, Вирилл оживал. Для его обитателей наступал день, освещаемый зеленым светом кибер-солнца.

Этот день вроде бы начался, как обычно: солнце светило так же ярко, как и тогда, когда законники пытались вломиться в Архив. Люди все так же сновали туда-сюда, спеша успеть все свои дела за короткий вирилльский день. Но Джен все же казалось, что что-то не так. Как будто мрачнее стало небо над городом…

Она виртуализировалась на базе первой: Рика еще не было. Интересно, придет он вообще сегодня или нет? Этого никогда нельзя узнать наперед. Но все же Джен решила пока что не уходить с базы: как раз и новую программу закончит.

Она села было работать, но тут в дверь базы постучали. Джен даже на месте подскочила от удивления: чтобы к ним, на их базу, кто-то пришел? Немыслимо!

Но в дверь определенно кто-то стучал, причем довольно настойчиво. Пришлось движением руки рассеять голографический экран, возникший уже перед ней, и пойти открывать.

В отличие от большинства вирилльцев, Рик и Джен старались поменьше использовать  в своем быту мыслеуловители. Вещь это, конечно, удобная, но как показал  уже переворот, свершившийся в Страскоре, одном из реальных государств, на любой, пусть даже троекратно защищенный мыслеуловитель может настроиться любой, даже совершенно случайный, человек. Вирилльцы частенько этим его свойством пользовались, приходя в  гости к друзьям и открывая без приглашения их мыслеуловительные замки.

Но Джен и Рик не зря считались лучшей хакерской командой Вирилла. У тех, кто так часто ломает базы законников, просто не может быть плохо защищенной базы. От нежелательных проникновений (в том числе и дружеских) они были защищены если не идеально, то во всяком случае очень хорошо. Поэтому и замки у них были один сенсорный, один вообще самодельный и, как любил говорить Рик, неубиваемый, и только один – ментальный, то есть мыслеулавливающий. А обычно базу они запирали на все замки (или на один, но тот, который сконструировала Джен), так что никто посторонний войти бы не смог.

Каково же было удивление Джен, когда она увидела у двери… Макса! Чтобы лично лучший программист Вирилла почтил кого-нибудь своим присутствием? Удивительно!

– Зачем надо было использовать сенсоры? – первым делом спросил Макс.

– Затем, чтобы всякие личности не заходили, – ответила Джен.

– С каких это пор я стал относиться к «всяким»? – с некоторой обидой поинтересовался Макс.

– С таких, как захотел приходить к нам без приглашения, – безапелляционно заявила Джен.

– Я могу и уйти, если хочешь, – Макс совершенно точно решил обидеться. – Я не гордый.

– Ну да, ну да, – покивала головой Джен, которой, как и всем вирилльцам, общавшимся с ним, было прекрасно известно самолюбие «негордого» Макса. – Ладно, оставайся уже, раз пришел. Ты без доски?

Это уже стало какой-то традицией у тех, кто общался с Максом: спрашивать его о его флайт-борде. Просто был уже случай, когда лучший программист зашел к кому-то, забыв девиртуализировать доску. О точных последствиях умалчивалось, но по Вириллу упорно ходили слухи, что «кто-то» до сих пор не до конца восстановил свою базу.

– Девиртуализировал, – фыркнул Макс. – За кого ты меня принимаешь?

– Всего лишь за тебя, – сказала Джен, пропуская на базу лучшего вирилльского программиста.

– Так ты чего пришел-то? – спросила она, когда оба уже сидели за столом на базе.

– Новости у меня. Важные, – с крайне таинственным видом сообщил Макс.

«Ну, сейчас начнется…» – подумала Джен. Макс отличался тем, что очень любил производить на окружающих впечатление, так что, даже когда новости были действительно важными, он мог тянуть часа два, не рассказывая их – сохранял интригу, как он сам это называл.

– Так говори, если важные, – вздохнула Джен. Она уже поняла, что новости Макса связаны с недавней атакой на архив: Макс из них шестерых был ближе всего к Магистру, так что вполне логично, что он первым узнал что-то от него.

– Ну, в общем… – завел свою привычную песню Макс.

И тут вдруг, совершенно неожиданно в центре базы будто зажегся яркий огонек, ставший облачком пикселей, из которых за несколько мгновений собрался Рик.

– Привет! – радостно сказал он, увидев Джен, и тут же, заметив Макса: – Макс? А ты тут какого супер-вируса делаешь?

– И этот человек еще называет себя моим другом! – опечаленно промолвил Макс, обиженно склоняя голову. – Тяжела доля гения средь неразумного общества!

– Слушай, гений непонятый, – не выдержала  в конце концов Джен, – ты не тяни кота за хвост, а мышь за провод! Излагай давай. Что за важные новости?

– О, опять что-то случилось? – спросил Рик, присаживаясь рядом с Джен. – И я это даже не пропустил?

– Такое ты в любом случае не пропустил бы, – хмуро ответствовал непонятый гений.



Дина Галкина

Отредактировано: 14.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться