Во все тяжкие

Размер шрифта: - +

Глава 5

Вот и наступил первый учебный день в юридической академии.

Первые недели учебы у нас будут установочные лекции. Семинары начнутся позже, в конце октября.

А сейчас же я сижу в большой римской аудитории на четвертом этаже здания академии. Постепенно собираются студенты моего факультета, аудитория заполняется, народ собирается кучками, кто-то познакомился в колхозе, кто-то, по блату, вместе отрабатывал весь сентябрь в академии. Имея неплохую зрительную память, я даже начал вспоминать, кто в какой группе будет учиться.

Пока добирался до академии, опять поймал легкий мандраж, который прошел, как только я никем не узнанный, не уселся в аудитории. Меня никто не знает, а значит можно расслабиться и в общении я ошибиться не смогу.

И я просто начал вспоминать своих однокурсников, в каких отношениях я с ними был, что они из себя представляют, как сложились наши отношения во время учебы и после окончания вуза, кто кем стал.

О многих, после завершения учебы в своей старой жизни, я не слышал, с кем-то поддерживал отношения, о ком-то знал лишь неподтвержденную информацию. Но память не подвела, и практически каждому студенту – и парне, и девушке, с которыми мне приходилось общаться по учебе, состоять в одной компании, дружить или конфликтовать, я был готов дать достаточно точную характеристику уже сейчас.

Тем не менее, народ собирался, судя по доносившимся разговорам, вовсю обсуждался колхоз, кто, с кем и в какой группе учится. У меня тоже несколько раз соседи по аудитории поинтересовались из какой я группы. Я всем отвечал, что из 14-той. Разочарованные вздохи говорили о том, что мы с ними не одногруппники, хотя я это и так знал.

Всего, в первый день, было три пары лекций. Во время последней пары случилась история, позабавившая весь наш курс. Два товарища, которых я очень хорошо помнил по прошлой жизни, решили отметить начало учебного года прямо в римской аудитории. Взяли они для этого энное количество бутылочного пива. И понеслась душа в рай… Пить, сидя за партой и постоянно прикрывать чем-то бутылки, им очень быстро надоело. И выход был найден достаточно простой – они просто залезли под парты и вольготно расположившись на полу, продолжили злоупотреблять. Но просто пить им было не интересно, сначала они общались тихонько между собой, потом начали вовлекать в беседу своих соседей. Чем больше было выпито, тем громче по аудитории разносились их голоса. Курс начал сдавленно смеяться. Комизм ситуации заключался еще и в том, что преподаватель не мог понять, почему на его серьезные слова о государстве и праве следует такая реакция, так вроде и вся аудитория смотрит на него. Он даже попытался осмотреть себя со всех сторон, чем ещё больше нас позабавил. А пьянка, тем временем, продолжалась, разговоры становились всё громче, добавились звуки соударения бутылок, одна бутылка покатилась и ударила другую. Аудитория смеялась не прекращая. Препод начал просто орать на нас, кое-как успокоив. На время установилась тишина, бухарики, накрученные соседями, тоже притихли. И, через некоторое время, в полной тишине, удачно попав в паузу между предложениями преподавателя, из-под стола глухо донеслось:

- Я ссать хочу!

Курс просто лёг!!!

В очередной раз, кое как успокоив аудиторию, что-то нелесное добавив про современную молодёжь, препод решил закругляться с лекцией. А наши пьяненькие товарищи, прыгая прямо по столам, ломанулись в туалет.

Подводя итоги первого учебного дня, мне стало совершенно ясно, что на учебу придется ходить. Никуда не деться. Со всеми предметами у меня будет как иностранным языком – я знаю, что так говорить правильно, а сказать почему – не смогу.

Добравшись домой, первым делом поинтересовался у мамы о звонках потенциальных пациентов, но, к сожалению, таковых пока не было. Был ещё звонок от некой девушки, но она, после предложения мамы, не пожелала мне что-либо передавать. Я сразу вспомнил о Лене, которую не видел уже дней пять, после нашего памятного свидания на веранде детского садика. Звонок девушке я не стал откладывать в долгий ящик и договорился встретится с ней через час.

- Нормальная хоть девчонка? – мама не смогла сдержать любопытство.

- Нормальная, но ничего серьезного. – ухмыльнулся я.

- Ты хоть тогда про учебу расскажи. – улыбалась мама.

- Мам, давай вечером, за ужином, вам с отцом всё и расскажу.

- Хорошо.

После традиционного ларька, мы с Леной направились в сквер, где и расположились на свободной скамейке.

- Мама у меня постоянно дома, с дачи вернулась. У меня встречаться не вариант. Что делать будем? – и вопросительно на неё посмотрел.

- У меня тоже постоянно кто-нибудь дома… - она растерянно уставилась на меня своими голубыми глазами.

- Скоро холодно будет, октябрь месяц на дворе. Это сейчас золотая осень продолжается, хоть и не так тепло, а дальше… - произнес я в пространство.

- Да… - только и смогла ответить она.

Я понял, что от неё дельных мыслей мне не дождаться, но попытаться был обязан. Единственный вариант, который приходил мне в голову, это снять квартиру на какое-то время, но ключ должен быть только у меня, иначе… всякое может случится. Лене, при этом, лучше сказать, что это квартира знакомых, а то ещё вселится туда и… Решено, так и сделаем, гормон-то играет.



Станислав Минин

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться