Воин сновидений

Размер шрифта: - +

Глава 15 Здухач vs. все

Прячась в густой толще подсвеченных лучами встающего солнца облаков, здухач старался не терять из виду процессию. Страшную процессию, действительно страшную. Он никогда не осмелился бы признаться ведьмам, но чувствовал, как его буквально размывает от ужаса. А его тело наверняка должно стонать и вскрикивать во сне, пугая девчонок. Хотя связь с телом он сейчас ощущал смутно – как будто их разделяла стена, и только тоненькая ниточка тянулась сквозь каменную кладку, не позволяя воину сновидений совсем оторваться от спящего далеко внизу мальчишки. После песни Алконоста в здухаче вроде бы бурлили новые силы: и зрение стало всепроникающим, и он по-прежнему мог развить невероятную скорость, да и сыплющиеся с меча серебряные искры оказались большим подспорьем в драке... Но без привычной связи с человеческим обликом он все равно чувствовал себя слабым. Как будто одну его половину накачали до размеров Шварценеггера и еще базуку дали, а другую – р-раз! – и отрезали!

Впрочем, с этой компанией он бы и в целом виде не очень-то потягался. Ховало едва не сжег его своими огненными взглядами, а остальные казались еще страшнее. Здухач уныло уставился на шествующую по облакам четверку. Он ведь выходил с нечистью один на один! И даже один на много! Но никогда ему еще не случалось натыкаться на тварей, таких жутких и таких сильных!

Копыта конского костяка месили облако. От восседающего на нем скелета веяло такой древней и злой мощью, что здухач поторопился отвести взгляд. Впрочем, разглядывание кареты, за занавесками которой скрывалась изуродованная черными язвами дама, тоже удовольствия не доставляло. Сквозь сомкнутые веки он с сомнением поглядел на скачущего на одной ноге уродца. Три головы покачивались в такт каждому прыжку, как кисточки на палочке тамбурмажора, шагающего впереди военного оркестра – вверх-вниз, вверх-вниз... На трех совершенно одинаковых лицах застыло выражение дебильного счастья – прыг-скок, прыг-скок... Лица катящейся следом головы было толком не рассмотреть – мелькали то нос, то ухо, то затылок, да еще крутились вокруг, взвиваясь и опадая, косицы длиннющих бровей.

Вот с ними он бы потягаться мог – если один на один! Здухач почувствовал мгновенный обжигающий стыд. Трус! Настоящий воин сновидений не станет раздумывать и выбирать противника попроще! Он с боевым кличем кинется прямо в гущу многочисленной нечисти и если даже не сумеет победить, то погибнет, доказав, что он... полный идиот!

Слова, прозвучавшие в его голове, были так похожи на обычные выступления Таньки, что здухач даже прислушался к себе – не иначе как ведьма снова подключилась к его сознанию. Но нет... И в облаках, и внутри себя он был один. Только он мог остановить прущую нечисть, от которой миру явно ничего хорошего не светит. Поэтому давай, воин, соображай!

Еще совершенно не зная, что он собирается делать, воин сновидений начал под прикрытием облаков приближаться к процессии. Подкрасться бы к ним как-то... незаметно... Он выругал себя за глупость. Если возглавляемая скелетом в короне нечисть марширует по облакам, как по асфальту, это не значит, что облака и впрямь превратились в непроницаемый асфальт! Для него-то они по-прежнему очень даже проницаемы!

Со всей доступной ему скоростью здухач пронесся вперед и затаился, внимательно вглядываясь в раскинувшееся у него над головой поле облаков. Минуты тянулись бесконечно... Наконец сквозь белое туманное марево медленно и даже величественно проступили тени. Будто из-под воды, здухач смотрел сквозь облако, как над ним, светя голыми ребрами, проплывает скелет коня с покачивающимся в седле страшным всадником. Следом протопотали бледные кони. Скрипя колесами и переваливаясь на воздушных ямах, как на ухабах, проехала черная карета. Здухач всплыл поближе и отвел меч...

Живая голова вырвалась вперед и теперь катилась у самых колес кареты. Последним прыгал одноногий трехголовый монстр. Здухач на мгновение заколебался – он рассчитывал на другое... А впрочем, и так все должно получиться.

Он потянулся сквозь толщу облака. Высунувшиеся на поверхность пальцы вмиг сомкнулись на единственной щиколотке прыгучего урода – одним сильным рывком здухач дернул его к себе. Не успев вякнуть ни одним из трех ртов, монстр провалился. Меч в другой руке здухача полоснул по шеям! «Вот бы как пан Заглоба у Сенкевича – одним ударом три головы снести![1]» – успел подумать воин сновидений.

Гибко, как змея, монстр изогнулся в позвоночнике. Рассыпающий серебряные искры меч безобидно свистнул над ним. Все три головы, словно тройным тараном, ударили в грудь здухача... Тот пошатнулся, но ногу не выпустил. Наоборот, что есть силы тряхнул противника. Послышался громкий хлопок, будто коврик выбили. Монстр охнул в три глотки. Воин сновидений вскинул меч.

Что-то круглое и твердое, как ядро, врезалось в него. Здухач ощутил, как на запястье смыкаются острые зубы! Сквозь сохранившуюся связь до него слабым эхом докатились ощущения корчащегося от боли тела. Он невольно вскрикнул и разжал руку, отпуская трехголового.

Ответом ему был многоголосый хохот. Они все были здесь. Раздвинув створки кареты, глядела дама в черном – сквозь вздутые пузырями губы вылетал отвратительный, будто крысиный, смех. Грохоча ребрами, гулким басом отзывался скелет в железной короне. Даже трехголовый заливался в три горла. Не хохотала лишь живая голова. Сдавленно рыча и быстро перехватывая зубами, она перебиралась вдоль руки здухача – от запястья к горлу!

Здухач дернул рукой. Голова моталась, но зубов не разжимала, упорная, как бульдог. Вокруг взвилась новая глумливая волна хохота. Острием серебристого клинка воин сновидений чиркнул вдоль собственной руки. Но прежде чем сияющее лезвие полоснуло по макушке, голова разжала челюсти и откатилась в сторону. Не теряя ни секунды, здухач завертелся на месте, разбрызгивая вокруг себя рой серебристых искр. Бледные кони взвились на дыбы. В окно кареты было видно, как цепляется за стенки черная дама. Воздух над здухачем застонал... Воин сновидений успел вскинуть меч. Тяжелый, словно камнепад, темный клинок рухнул на серебристый. Мечи скрестились. Здухач почувствовал, как темный металл тянет его в себя... Еще немного, и он, словно дождевая капля, скользнет по своему клинку, и его всосет темное лезвие… А потом – скелет? Нет!



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться