Волшебные приключения Выдры и кобеля

Глава 10

«Ну, ты, мать, даешь».

Я недовольно приоткрыла глаза. И тут же испуганно их распахнула, садясь в посте… на диване.

– Ну, вот, теперь ты не можешь отрицать, что спала со мной, – с улыбкой змия заявил КириллКирилыч, глядя на меня из-под ресниц.

Ошибка 404. Обработка информации.

Итак, судя по всему, вчера я таки уснула у него на коленочках, и вместо того, чтобы, как то подобает приличному мужику, переложить меня поудобнее и свалить восвояси, этот собакен улегся рядышком и благополучно проспал у меня под боком всю оставшуюся ночь. Ну, точнее, судя по всему, это я у него под боком спала, еще и голову на грудь уютно уложив.

Это объясняло, почему меня не разбудил будильник.

Это не объясняло, о чем вообще думает этот… КириллКирилыч!

Лежит теперь, улыбается, будто шалость удалась. Не скажи мне ведьма еще вчера, что развезло меня из-за соединения воздействий алкоголя и выпитого ранее зелья, я бы заподозрила, что он мне что-то в вино подмешал. Специально чтобы рядом поспать.

Святые силы, какой маразм.

– Кирилл Кириллович, что вы здесь делаете? – потерев лицо ладонями и кое-как пригладив буквально стоящие торчком волосы, прямо спросила я.

Что характерно, он вот будто и не подвластен ужастности утреннего вида – так, легкая, милая растрепанность. В купе с расстегнутыми манжетами и несколькими пуговицами у ворота рубашки, он выглядел… очаровательно. Но не настолько очаровательно, чтобы отключить мне напрочь мозг.

– Лежу, – шеф улыбнулся шире. – На самом краю, между прочим, лежу. Почему у тебя такой узкий диван?

– Может быть, потому что я не покупала его для цели спать на нем со своим начальством? – ядовито поинтересовалась я.

– Вот это ты зря, начальник у тебя видный, обеспеченный мужчина…

Я без предисловий зажала ему рот ладонями и, чуть нависнув сверху, очень серьезно постановила:

– Кирилл Кириллович, я четыре года прекрасно прожила без вас на моем диване, и дальше проживу. Я этот диван люблю, ценю и уважаю, так что постарайтесь отнестись к нему с уважением.

После чего перелезла через шефа и отправилась в ванную, бросив на ходу мрачное:

– А еще вы проспали.

Мы проспали, Милена, мы, – с необъяснимым самодовольством откликнулся начальник. – Вот как ты будешь объяснять мне свое опоздание на работу, а? Ой, какой непорядок, ой-ой-ой!

– Пришел раньше начальства – не опоздал, Кирилл Кириллович, – уже из ванной крикнула я. – А вы еще не на рабочем месте, так что вот не надо мне тут. Поставьте лучше чайник.

Я защелкнула дверь, разделась, влезла под душ, включила воду и только тогда тихо поинтересовалась:

– Он что, и вправду проспал со мной всю ночь?

«А еще, как только вы легли, он долго гладил тебя по волосам, пока ты сопела у него на груди. Та-а-ак романтично», – гиеной захихикала Варнава.

Чем дальше в лес, тем злее партизаны. Я зажала ладошкой рот уже себе, чтобы не заматериться вслух, и сунула  голову под душ, стараясь успокоить скачущие мысли. В то, что в этом действительно был какой-то контекст, я особо не верила, – не бывает такого, чтобы кучу времени рядом пробыли, а потом у кого-то вдруг щелкнуло в голове и «ой, така любоф». А мы с шефом четыре года, и все четыре года он свое золотое правило «со своими сотрудницами не шуры-муры» соблюдал четенько. Шуточные реплики не в счет, в них никогда не было веса. Но понимание всего этого не давало объяснения тому, что этот… товарищ взял да остался спать со мной в обнимку.

А это было опасно. И ни Варнава, ни сам шеф не подозревали насколько.

– Может, ему просто лень было домой ехать – тихо пробормотала я. – Да и выпил он, какой тут за руль?

«Продолжай и дальше себя в этом убеждать».

– Твои намеки не смешны, – я нашарила шампунь и принялась мылить волосы. – То, что я тепло отношусь к своему начальнику, как к человеку, еще не значит, что я хочу заполучить его, как мужчину. Будем откровенны, как мужчина он кобель.

«Может, это он только с другими кобель», – философски предположила ведьма.

– Вот ты-то в отношениях точно разбираешься, твои советы и выводы прямо слушать надо, у тебя же такой счастливый брак, – язвительно прошипела я. – Вот только ой, и вправду брак – бракованные отношения какие-то, если один ненавидит, а второй – целует так, будто душу готов продать.

«Ты не понимаешь».

– Да куда уж мне, – я смыла шампунь и принялась недовольно натираться мочалкой. – Я-то дура безмозглая, дитя неразумное.

«Ты спишь с оборотнем, это говорит о тебе многое».

А тон-то какой, тон! Издевается и не раскаивается, зараза древняя!

– Дорогуша, ты уж реши, ты меня к нему сватаешь, или считаешь отношения с оборотнем верхом идиотизма. А то я что-то запуталась в твоих наставлениях и указаниях моих ошибок.

«Все очень просто, – рассмеялась Варнава. – Я считаю, что если хочешь мужчину, то его нужно брать, а не пытаться уверить себя и окружающих, что он тебе не интересен. Но хотеть оборотня – несусветная глупость».

– То есть я как ни крути дура, – я встала под воду, смывая с себя мыло, после чего закрыла кран и постановила: – А не пойти ли тебе с твоим мнением о моей жизни подальше?

«Проведешь ритуал и пойду».

Я зашипела и выбралась из ванной. А когда через некоторое время открыла дверь, кутаясь в мягонький махровый халат, у стеночки рядом со створкой стоял КириллКирилыч. С довольной такой мордой.

– Так значит, ты тепло ко мне относишься как к человеку?

– Но плохо как к кобелю, – я нахмурилась. – Вы что, подслушивали?

– Ага.

И лыбится так, что покусать хочется.

– Вот знаете, Кирилл Кирилович, – сменив тон на медовый, я подошла поближе и поправила ему немного неровно лежащий воротник. – Я вот раньше с вами наедине вне рабочих дел не оставалась, и теперь понимаю почему. Какие-то боги определенно берегли меня от этого, но сегодня я, видимо, чем-то заслужила их гнев.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 27.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться