Волшебные приключения Выдры и кобеля

Глава 12

Я страдала.

Страдала страшными страданиями наличия диванчика буквально в паре метров от себя и невозможностью на него лечь. Трагедия, достойная поэмы, увековеченной в списках лучшей классики жанра.

Диванчик стоял по ту сторону стеклянной стены, в кабинете КириллКирилыча, и сегодня я как никогда хотела наступить на ногу проектировщику этого безобразия каблуком. Желательно шпилькой.

КириллКирилыч сидел в своем шефском кресле, копался в компьютере (то ли дела делал, то ли пасьянс раскладывал), и время от времени с вселенским подозрением поглядывал на меня. Я делала вид, что цвету и пахну, а сама страдала.

И все из-за какого-то упыря. Упырюги. Упырищи. Надо было-таки сжечь его еще тогда в клубе, права была Варнава.

Вот только она теперь явно так не считает, так что момент упущен безвозвратно, какое горе.

– Варнава.

«Что?»

– А все-таки, что между вами произошло?

Ведьма молчала. Я уж было подумала, что она снова решила, что я не достойна этих знаний и начала придумывать целую речь на эту тему, как она все же ответила.

«Я… Я не знаю».

И снова затихла, в этот раз явно надолго.

Я задумчиво покрутила в пальцах карандаш. Что же. Нужно будет решить эту загадку, начиная с того, как она может не знать. Потому что та смесь чувств, которую я учуяла от нее к этому вампиру за те пару встреч, была слишком сильной и противоречивой, чтобы оставлять это на самотек. Оставлять это без внимания. Не будь она в моей голове, это действительно было бы их личное дело, но вот так – я не хочу все это пропускать через себя каждый раз. Потому что банально боюсь последствий, да, я могу себе в этом признаться. Мечеслав мне не нравился, ни как человек, ни как вампир, ни как мужчина. Но при такой силе ее эмоций я могла… напитаться ими. И попасть в ловушку переписанных на себя ее чувств. А это была бы еще одна драма. Не такая сильная, как мои нескладывающиеся отношения с начальским диваном, но достаточно неприятная.

Поэтому я подумала головой, построила на вечер планы, и постаралась сконцентрироваться на работе, при том, что мне даже сидеть было тяжко.

Давай, Милена, новогодний корпоратив пережила, и это переживешь!

Благо, время шло, а в нашей шальной фирме ничего этакого не происходило. Даже КириллКирилыч на обед уехал сам куда-то, а не послал меня добывать ему пропитание. Я его чуть вслух за этот дар не поблагодарила, да вовремя язык успела прикусить.

И даже домой я добралась без проблем. В основном, наверное, потому, что начальник мой, уехав к пятнадцати ноль-ноль на встречу, к концу рабочего дня так и не вернулся.

Благодать, лепота, я на эту ночь осталась безо всяких обещаний. Вот только вряд ли физически буду способна вляпаться в неприятности.

Впрочем, потенциальные неприятности ждут меня прямо в квартире, и имя им Мечеслав.

Нет, ну серьезно, и это оборотни – проблемные и опасные сущности?

Вот только идя домой, и даже открывая дверь в ванную, я даже представить себе не могла, что меня ждет внутри.

Вампир спал. В ванной. Свернувшись клубочком. Подстелив себе мой халат и подложив под голову полотенце.

Зрелище было… впечатляющее.

Не сумев сходу решить, выглядит это жалко, мило или смешно, я просто достала из кармана телефон и сфотографировала всю эту картину маслом. Дабы на досуге внимательно посмотреть еще раз и таки решить, как это выглядит. Ну, и вдруг сойдет за компромат. Ныне как на войне, все средства могут стать хороши!

Но едва я успела убрать телефон, как оказалась прижатой к стене стоя уже в ванной. Ноги предательски попытались заскользить на скомканном халате по гладкой поверхности, но вампир держал крепко.

– Я вот тут подумал, – у самого моего уха тихо проворковал он. – Что возможно я сильно был неправ.

– О-о-о-о, ты даже не представляешь насколько, и прямо сейчас, – откликнулась я, внутренне закипая от осознания, что буквально каждая наша встреча не может обойтись без того, чтобы он вкуда-нибудь меня не вжал.

Ну, вот что за человек такой, а!

Погодите-ка, так он не человек. Может этим все объясняется? Интересно, все упыри такие, или все-таки только этому по морде недостаточно били за распускаемые руки? Интересно, он и с Варнавой себя так вел? Ей это нравилось, что ли?

Так много вопросов и так мало ответов, как говорил кто-то из великих.

– Давай договоримся так, – касаясь дыханием моей шеи, предложил он. – Ты говоришь, откуда у тебя это ожерелье и что ты о нем знаешь, а я не перегрызаю тебе глотку.

Я вдохнула. Выдохнула. И внесла более деловое предложение:

– Давай договоримся так: ты даешь мне своей крови, а я отвечаю на твои вопросы. Не будь упырем, учись решать дела цивилизованно.

Мечеслав резко отступил. Посмотрел как-то очень внимательно, изучающе.

– Почему ты не отшвырнула меня прочь?

– Потому что так мы с тобой не придем ни к какому согласию и, в конце концов, мне придется тебя убить. А мне твоя смерть ни к чему, Мечеслав. Хотя чем дальше, тем сильнее мне хочется оторвать тебе голову и сказать, что так оно и было испокон веков.

Сказала и прикусила кончик языка. Вот понахваталась всяких выражений, заразные они, что ли?!

– Хорошо, – неожиданно ухмыльнулся он. – Но ты должна говорить правду. Я учую, если ты солжешь.

– Десять вопросов, – парировала я. – Уточнения считаются за следующий вопрос. Я имею право отвечать коротко, вплоть до «да» или «нет», – и, видя, что он собирается спорить, добавила: – Мне нужно не так много твоей крови, чтобы делать тебе детальный отчет о своей жизни. Так что, либо ты соглашаешься, либо я перестаю строить из себя дипломата.

– Хорошо, – вампир кивнул и уселся прямо на коврик. – Мой первый вопрос: Все-таки, откуда у тебя ожерелье, которое сейчас на тебе?

– Сначала кровь, – качнула головой я и, выбравшись из ванной, пошла к столу, где были еще пустые баночки, купленные для всяких ритуальных штук.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 27.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться