Воля Ариадны

Размер шрифта: - +

Зализывая раны

Вот уже второй час она спала в постели Саймона, отвернувшись лицом к стенке и закутавшись в одеяло, точно в кокон. На ее шее было видно белую полосу пластыря, но, думаю, когда она проснется, его можно будет сразу снять, потому что раны почти никакой не осталось – лишь несколько красных точек. Хоть и пришлось испытать сильную боль, я был уверен, что Елена не жалеет о своем выборе, потому что теперь никто не сможет узнать о ее местоположении, и на нашем пути больше никто не встанет.

Поскольку в квартире хакера окон не было, не считая тех, что заклеены, я понял, что сейчас на Централ опустились сумерки, только посмотрев время на своем коммуникаторе. Делать было совершенно нечего, и меня это устраивало. Это те самые редкие случаи, когда можно побыть в покое, погрузиться в себя, не боясь того, что в тебя из неоткуда может прилететь разряд парализатора.

Я продолжал бездумно водить пальцем по экрану своего гаджета, перелистывая случайные страницы, когда рядом со мной за барную стойку сел Саймон и поставил перед моим лицом бутылку и два пузатых стакана.

- Немного лекарства? – Со слабой улыбкой тихо спросил он.

- Спрашиваешь. – Так же тихо ответил я. – Давай.

Хакер нацедил из бутылки в мой сосуд коричневатой жидкости с кружащим голову ароматом. Одного его вдоха мне хватило, чтобы неотступно преследовавшее меня все это время напряжение бесследно рассеялось. Смотря на этот напиток в своем стакане, которого было налито совсем немного, на палец, я с уважением и печалью подумал, как много стоит одна такая бутылка и позволить ее себе может далеко не каждый сотый.

- Между прочим, это я его тебе принес. – Вдруг вспомнил я, слабо болтая стакан в руке. – Кажется, года три-три с половиной назад?

- Пять целых, если на то пошло. Это было время, когда ты еще не ходил с кругами под глазами и обидой на весь мир.

- И ты даже не открывал его, как я погляжу, до сего вечера.

Саймон снял очки, положил их на столешницу и просто пожал плечами.

- Ну, я ведь не алкоголик, чтобы одному пить, да и скучно это. А у тебя все никак не было времени, чтоб компанию составить. К тому же, если мои подсчеты верны, то этому коньячку в прошлом месяце исполнилось ровно шестьдесят лет. Чем не повод его сейчас было открыть?

- И то правда.

Крепости древний коньяк, который почти в три раза старше Саймона, оказался отменной, но терпкий аромат и приятный вкус смягчали его. Ни в какое сравнение с той брагой, что мне доводилось пробовать в дешевых барах Подгорода. Глотать сразу я не стал, а как это следует правильно делать, попытался смаковать напиток. По всему телу изнутри, казалось, медленно разливался огонь, постепенно остывая и превращаясь в ласковое согревающее тепло. Одной трети стакана мне вполне хватило на то, чтобы вся берлога хакера стала уютнее, а все мои проблемы – еще призрачнее.

Саймон, не пивший раньше, наверное, подобных вещей, попытался в точности повторить мои действия, но отсутствие опыта сразу сказалось на нем, и парень поперхнулся, а затем покраснел, что вызвало у меня сдержанную усмешку.

- Мощная штуковина. – Прокомментировал он, вытирая глаза. – Кого угодно с ног свалит. Неужели ты купил ее?

- Конечно, нет. Я, конечно, не сильно умен, но даже мне понятно, что отдавать все свои деньги на это – просто верх глупости. Это все мой работодатель Себастьян, я тебе рассказывал о нем… В то время он был еще не такой деловой тварью, как сейчас. И вот, получает он письмо от знакомого с просьбой о предоставлении опытного контрабандиста. Затем от заказчика сразу последовал вопрос: оплату вы готовы получить в любом виде? Меня Себастьян тогда не посвящал в свои дела, поэтому я не знал об этом вопросе, а сам он подумал, что речь ведется о денежной валюте. Ну, он и ответил, мол, оплата в любом виде. На дело, как обычно, выбрали меня, я получил груз – пара небольших металлических саквояжей, - что в них было, меня не интересовало. Вместе с этими саквояжами я воспользовался сетью канализационных путей, куда тогда еще была возможность тихо пробраться. Так я выбрался за границы Внешнего кольца, где меня встретил получатель, забрал груз, сообщил, что оплата будет отправлена Себастьяну, и исчез. Когда же я прихожу к своему работодателю спустя два дня, то я обнаруживаю его с бешенными побелевшими глазами да с четырьмя бутылками вот этого самого коньяка. Конечно, было обидно от того, что его провели вокруг пальца; еще обиднее было потому, что наш заказчик скрылся из страны и улетел в другую часть света. Но ведь оплата – это оплата. Как мы тогда и договорились, я получил одну бутылку – двадцать пять процентов, а он – все остальное. Мне этот коньяк к черту не сдался, и я решил подарить его тому, кто как раз и провел меня по канализации, то есть, тебе, Саймон.

- Да, я помню! – Просиял хакер. – После того как ты ушел от меня весь мрачный, я воспользовался электронной почтой Себастьяна, которую ты мне дал, и загрузил в его компьютер вирус.

- И в течение месяца, каждый раз, когда он включал компьютер, его рабочий стол мгновенно засыпало рекламой дорогого коньяка. Мне-то такая шутка понравилась, но вот Себастьян не оценил. Он даже хотел заставить меня провести расследование, чтобы я нашел того, кто это сделал, и убил.

Саймон рассмеялся, но, вспомнив о Елене, которая заворошилась в постели в другой части помещения, заставил себя вести тише. После третьего стакана его лицо приобрело багровые оттенки, глаза стали мутными, а голова тяжелой. Я же оставался трезв как стеклышко.

- Пять лет уже прошло с того момента. И более десяти с нашей встречи… Кажется, что только вчера я с тобой познакомился, а уже вот – ты выполняешь свое последнее дело. Не жалеешь?

- Я пока что не исполнил задуманного, и потому не могу сказать точно – жалею я или нет. Но сейчас мне это кажется самым лучшим вариантом. Думаю, если после этого я возьмусь еще за пару заказов, то я не доживу и до следующего дня рождения.



Alex Wane

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться