Восток – дело тонкое...

Размер шрифта: - +

Восток – дело тонкое...

Я уже закончила парковаться во дворе Костиного дома, когда зазвонил телефон.

– Алё, Маруська, ты где? – перекрикивая громкую музыку и смех, интересовался мой непутёвый бой-френд Костик.

– Подъехала к тебе.

– Маха, тут такое дело... Короче, я – не дома.

– Смешно. Я с дачи ехала за сто километров. Костя, когда твои дурацкие выходки закончатся?

– Маха, не злись, я всего в двух кварталах, в кафе «Восточная кухня», – Костик назвал адрес. – Валерке халтура подвалила свадьбу провести. А он меня подтянул, типа пофотать, ну, и на камеру поснимать. Денежек срубим! Давай, подъезжай, нам кабинет выделили, посидишь, поешь. Ты же голодная?

 

Костян с Валеркой встречали меня на улице у кафе. По их приподнятому настроению было видно, что друзья уже накатили грамм по сто «огненной воды», несмотря на то, что находились, так сказать, «при исполнении».

– Слышь, мать! Тут такая ржака чумовая: жених с невестой и их гости – престарелые. Жгут не по-детски, – сходу проинформировал меня Валерка, целуя в щёку. – А еда – пальчики оближешь!

– Почему гости все престарелые? – поинтересовалась я.

– Свадьба серебряная. У нас невеста – Антонина, а жених – Трофим. Прикольная парочка. Пойдём уже, – внеся пояснение, Костик обнял меня за плечи и, слегка подталкивая, повёл к открытой двери, из которой доносился шум веселья.

Мы прошли в небольшую комнату, где прямо на письменном столе стояли тарелки с салатами, нарезками и прочим угощением, а на небольшом диванчике небрежно валялись куртки новоиспечённых тамады и фотографа.

Оставшись одна, я принялась дегустировать блюда свадебного меню.

Закрытая дверь не спасала от прослушивания тостов и хвалебных спичей в адрес жениха и невесты: «Антонина и Трофим, двадцать пять лет рука об руку вы идёте по жизни... Трофим и Антонина, четверть века вы проносите свою любовь... Дорогие жених и невеста, ваши дети и внуки... Мы надеемся, что и следующие двадцать пять вы проживёте в любви и верности счастливой семьёй и пригласите нас на золотую свадьбу!..», – тут зал взорвался аплодисментами, и наконец заиграла музыка.

– Кто бы сомневался в их верности в следующие двадцать пять лет? Они себя в зеркало видели!? – саркастически заметила я, когда мальчишки забежали ко мне, воспользовавшись перерывом на танцы.

– Злая ты, Маха, – шутливо ответил Валерка. – Вот буду вести вашу с Костяном серебряную свадьбу – посмотрим, какие вы будете.

– Наша свадьба будет в стиле «Вамп», в стиле «Сумерек». Да, Маха? – Костян присел на край стола. – И вместо вальса молодожёнов мы укусим друг друга, и кровь потечёт по нашим одеждам... Ха-а-а!!! – он сделал страшное лицо и попытался вонзить мне в шею воображаемые клыки.

– Нет, лучше «квест» забабахаем в стиле оживших мертвецов, – включился в игру Валерка.

Вытянув руки и закрыв глаза, он стал передвигаться по комнатушке, подражая зомби.

– О, класс! Есть интернет! – обрадовалась я, увидев устойчивый значок соединения на дисплее «айфона». – Ура! Мне есть чем заняться.

– Ну всё! Девушка залипла, – сказал Костик, обращаясь к Валерке. – Пошли, тамада-зомби!

Не прошло и десяти минут, как дверь снова отворилась. Не отрывая глаз от монитора, я решила, что вернулся Костик, и спросила:

– Что, опять перерыв? Пенсионеры плясать утомились?

– Дочка, ты с кем разговариваешь? Со мной? – услышала я незнакомый голос с лёгким акцентом.

В комнату вошла довольно высокая смуглая старуха азиатской наружности.

Мой рот непроизвольно расплылся в улыбке, когда я увидела её несуразную одежду.

В наряде присутствовала некая смесь фольклора, замысловатого винтажа и провокации. У Эвелины Хромченко, наверное, запотели бы очки, узри она такой вариант комбинации гардероба. Костюмчик – жакет и юбка – был сшит из тёмно-синего с отливом велюра, напоминающего обивку для мебели, а белая блузка с жабо вполне могла быть позаимствована у Д’Артаньяна из фильма о трёх мушкетёрах. Видимо, посчитав описанный туалет недостаточно торжественным, «мадам» украсила себя золотыми изделиями невероятных размеров: брошь в виде раскрывшегося цветка красовалась на груди; изогнутые в форме полумесяца серьги почти касались плеч; перстни же с разноцветными камнями были нанизаны практически на каждый палец. Апофеозом «стиля» был замысловатый тюрбан из белого батистового платка, громоздящийся на голове.

– Уф-ф! – шумно выдохнула «модница». – Ноги затекли совсем.

Она отодвинула вещи, освободив себе место на диванчике и, присев, скинула узконосые чёрные туфли. Туфли на невысоком устойчивом каблучке оказались из коллекции «Manolo Blahnik».

Я еле сдержала ухмылку, вспомнив, что именно про обувь этого бренда эпатажная Мадонна сказала, что эти туфли лучше секса.

– Дочка! Можно я с тобой посижу? Для меня там слишком шумно. Боюсь, голова заболит. А у меня ещё эта... Акклиматизация. Мы с сыном только вчера прилетели из Казахстана. Антонина с Трофимом нас пригласили. Больше двадцати лет не виделись, – поведала она, театрально взяв паузу, видимо, ожидая, что я поддержу разговор и начну расспросы по поводу проделанной ею дороги.

Я упорно молчала, игнорируя непрошеную гостью и продолжая «чатиться» в телефоне. Пусть бабуся догадается, что ей не рады, и поскорей уходит.

– А Костя-фотограф сказал мне, что ты его девушка. Дай бог, чтоб у вас всё хорошо сложилось. Он – парень симпатичный.



Юля Фаро

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться