Возлюбленная Тримаррского палача

Глава 6

Чужой шепот ввинчивался в уши. Илзе мутило. И сквозь кошмар происходящего ей вспоминались уроки младшей школы пансионата. Безопасность — новое имя новой эры Иргарстона.

Шею что-то пребольно укололо. На оголенное плечо капнула горячая капля, и незнакомый голос отрывисто приказал:

— Глаз не открывать.

Илзе отчаянно закивала, чувствуя, что ее освободили от жесткой хватки. Шум падающего тела, чей-то стон. И мольба:

— Нет, пожалуйста! Да ладно, мы бы отпустили ее, не дураки. Сама потом придет, как выкинет ее Покровитель, помыкается и придет.

— Извинитесь перед девушкой.

Илзе зажала уши руками.

Она не хотела извинений. И прощать тоже не хотела.

Холодная, влажная ткань прошлась по ее плечу. Теплая волна магии согрела и немного успокоила. Ее спаситель — ментальный маг?

— Пойдемте, мисс Эртайн. — Спаситель подхватил Илзе под локоть и аккуратно повел вперед. — Можете открыть глаза, но не оборачивайтесь.

— Мы знакомы? — тихо спросила куратор.

— Почти, — хмыкнул мужчина. — Мое имя Дарен. Я видел вас со своим лучшим другом. И счел возможным вмешаться.

— А если бы вы меня не знали? — Илзе начало трясти.

— Дышите, сейчас я вас отведу в тихое место, угощу крепким алкоголем, и все пройдет.

— Что пройдет? — на грани истерики выкрикнула Илзе.

— Вы хотите привлечь к нам внимание обитателей этого чудного местечка? — светски осведомился Дарен. — В принципе я смогу всех вырезать, но это даст новый виток осуждения военных. И меня за это не похвалят. А значит, мне придется просто отдать вас. Ведь так пострадаете только вы.

Илзе ошеломленно замолчала. И молчала всю дорогу.

— Добро пожаловать в чудесное место «У Билли»

— Кого убили? — отстраненно спросила мисс Эртайн. Она впала в апатию. В голове носились разрозненные обрывки информации. «Мальчик повесился»… «В нашем мире нет насилия»… «Война — это плохо, всегда можно договориться…» Она не смогла договориться. Значит, она виновата в том, что произошло?

— Так, — Дарен заглянул в лицо куратора Эртайн и покачал головой, — все будет хорошо.

— Военных специально не лечат? Чтобы издалека видно было? — Илзе в упор рассматривала некрасивый шрам на лице Дарена. От левого уголка губы и вниз, до линии челюсти.

— Кхм, нет. Не знаю. Вы поставили меня в тупик. Нам отдельный кабинет, пожалуйста, и ваш набор номер три.

— А девушке?

— И девушке. Идем-идем.

Илзе без любопытство осмотрелась. Бар в морском стиле. Невнятного назначения железо, которым увешаны стены. Грамоты и морские карты. Несколько рекрутских листовок разных годов. Пара картин. Большой портрет герцога Иррава, изрядно подранная ножами.

Отдельным кабинетом назвали столик на двоих с мягкими удобными креслами. От общего зала его отделяли узкие полотна ткани, искрящейся от количества наложенных чар.

Илзе скинула туфли и залезла в кресло с ногами. Обняв руками колени, она уставилась на свечное пламя.

— То, что я сказал… — Дарен пригладил пламя свечи указательным пальцем. — Я бы не оставил тебя на растерзание толпе.

— А мы уже на «ты»?

— А я не люблю официоз, — пожал плечами боец. В пламени свечи его лицо из-за шрама казалось особенно уродливым. — Но ты можешь звать меня «мой прекрасный господин».

Дарен с беспокойством смотрел на безразличную к происходящему грязнокровку. Смотрел и злился. Там, на границах, происходили вещи и похуже. Ну ухватили за сиськи, ну что теперь. Спаслась же.

— И что, будешь страдать?

Илзе внимательно посмотрела на субтильного официанта принесшего высокий запотевший графин с янтарным напитком и широкое блюдо с жареным мясом. Рядом на подносе стопкой громоздились травяные лепешки, в плошке с перченым маслом плавал сыр.

— Я понимаю, — негромко произнесла Илзе, — вы видели такое, что мне и не снилось. И слава Магрит, что не снилось. Но мне хватило вот этой крошки дерьма. Насилия не бывает.

Илзе ткнула вилкой в кусок мяса, и сок брызнул на льняную скатерть.

— Насилия не бывает, — продолжила она, — людей не убивают, а женщины могут ночью пройти Биргот из конца в конец. И остаться невредимыми.

— В некотором смысле…

— Меня учили так. Мне вбивали это в голову, — с яростью произнесла Эртайн. — Не ждите, что я заплачу. И сейчас мой мир меняется. Раньше я не видела в мужчинах опасности. Теперь у меня есть, над чем поразмыслить.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 26.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться