Временный перевод

Глава вторая

 

Глава вторая

 

Несмотря на продолжительное отсутствие руководителя, кабинет и приемная содержались в идеальной чистоте. Размещаясь за удобным стильным столом, я раздумывала, как начну легкую влажную уборку, чтобы привести все в порядок. Но, к моему удивлению, это оказалось ненужным. Стол, выдвижные ящики, полки с несколькими фарфоровыми статуэтками, шкаф для одежды и подоконники оказались без намека на пыль.

Я прошлась по приемной, осматривая новые владения. После небольшого закутка в открытом общем офисе, всегда забитом бумагами, рабочее место казалось огромным и просто сказочным. Даже пальма в углу не раздражала. Чувствуя себя настоящей офисной королевой, я гордо осмотрела отражение в зеркале, выпрямила спину и одернула блузку. Нет, кабинет мне определенно идет.

Сумку с мамиными гостинцами предусмотрительно спрятала в шкаф, достала немногочисленные вещи, разложила в тумбочке, а на столе незаметно разместила риткино фото. На нем ей всего два года и она со счастливой улыбкой обнимает рыжего плюшевого кота, которого бабушка подарила на день рождения. Здесь дочь такая маленькая и такая радостная. Каждый раз, глядя на фото, невольно чувствую вину, что не могу проводить с ней больше времени.

Раздался стук в дверь.

- Можно? - в проеме появилась Катя Рыжкова, которая занималась почтой.

- Входи конечно, - улыбнулась я, поудобнее размещаясь за столом. Как же здорово все-таки ощущать себя хозяйкой кабинета.

- Здесь письма для Вадима Михайловича.

Катя положила солидную пачку конвертов на стол. Тряхнула рыжими кудряшками и подмигнула:

- Ну как он? - проговорила почти шепотом. - Говорят, красавчик.

- Симпатичный, да. Я особо не присматривалась.

Катя разочарованно покачала головой.

- Девочки говорили, что он классный, на Кузнецова-старшего похож.

- Это правда, похож.

Михаил Кузнецов, глава и владелец компании, несмотря на возраст, был мужчиной привлекательным и солидным. Даже самые молоденькие стажерки на него засматривались, а женщины постарше сочувствовали жене, которой вряд ли сладко жилось с красавцем-мужем.

- Как интересно, - мечтательно улыбнулась Катя. - Ну а вообще, как он? Очень строгий?

Я пожала плечами.

- Откуда мне знать? Я на него полдня работаю.

Девушка надула губки, подкрашенные розовой помадой, и вздохнула. Кажется, сегодня с новостями не повезло и по возвращению в родной отдел рассказать будет нечего.

- Ладненько, Соня, удачи. Я потом еще загляну.

Перспектива стать поставщиком сплетен и рассказов о новом руководителе не слишком обрадовала. Офис — большой муравейник, где новости передаются чуть ли не телепатическим путем. Стоит только появиться новому человеку, как о нем тут же начинают выяснять, спрашивать, интересоваться. А уж если это еще и привлекательный мужчина, то невесты всех мастей и должностей начинают искать подходы. Бедный Кузнецов и бедная я.

Рабочее время перевалило за обеденный час, а новых поручений от Вадима Михайловича так и не поступило. Я дважды сварила ему кофе, разобрала почту, навела порядок в остатках архива в шкафу, заказала столик в ресторане и цветы. Ровно двадцать пять красных роз. Красиво и, пожалуй, совершенно не многообещающе. Такое количество можно подарить девушке, если есть деньги и нет желания заводить долгие отношения. Один красивый жест, чтобы расстаться на следующее утро.

Хотя, возможно, я просто плохо думаю о Кузнецове.

За все время он так и не попросил помощи в работе с документами. Сходил на обед, бросая на меня равнодушный взгляд. Вернулся, совершенно не замечая. И больше я о нем не слышала.

Жалюзи, скрывающие обзор сквозь стеклянные стены кабинета, оставались плотно закрытыми. Я могла только гадать, чем занимается новый босс. Может, снова с философствующим видом курит, взирая на вид за окном, может, болтает по телефону, лежа в кресле, может, вообще на все забил и сериалы смотрит, а, может, взялся за документы. Хотя, нет, ерунда какая-то.

О работе личного ассистента я знала мало. Опыта само собой никакого, а страшные сказки о похотливых директорах, их неуемных амбициях и бесконечном рабочем дне плотно засели в голове крепким стереотипом. Пока вроде бы все хорошо. Кузнецову на меня, как на девушку, плевать, что совершенно взаимно. Работа не пыльная и спокойная, за исключением паломничества офисных девочек к дверям, которое вот-вот начнется. Правда, если так пойдет и дальше, особой пользы из этого временного перевода не извлеку. А надо бы.

Когда стрелка часов уверенно перевалила за цифру пять и стала продвигаться к шести, я тихонько постучала в дверь. Кузнецов по-прежнему сидел за столом. Вместо противной приторности сладковатого пара пахло самой банальной сигаретой. Курит в собственном кабинете? Нет, имеет право, но все же моветон.

- Вадим Михайлович, извините, - проговорила я, глядя на мужчину. - Как у вас дела? Может быть, хотите кофе? Или нужна моя помощь?

Он оторвал глаза от документа, который читал. На этот раз не трудовой договор, как успела заметить.

- Помощь — нет. Кофе сделай.

Все тот же небрежный вид, что и утром. Правда, сейчас к нему добавилась какая-то рассеянность. Надо бы собраться, Вадим Михайлович, вас же еще свидание ждет и, наверняка, бурная ночь.

Когда я вернулась с чашкой кофе и поставила ту на стол, он не обратил внимания. На лице мелькнуло раздражение. Кажется, мое присутствие не по душе.

- Этот отчет за прошлое полугодие, - произнесла я, не удержавшись от взгляда на документ. - Если хотите, принесу вам более новый, с актуальными данными.

- Нет. Не хочу, - парировал Кузнецов.

Я, обескураженная таким резким ответом, еще какое-то время помялась, а потом решила не сдаваться.

- Вадим Михайлович, завтра в десять совещание, на котором вы сможете познакомиться с руководителями департаментов и отделов. Как обычно заказана «питерская» переговорная и я сделала рассылку. Может быть, будут какие-то распоряжения или пожелания по этому поводу?



Amalie Brook

Отредактировано: 19.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться