Все будет хорошо

Размер шрифта: - +

Глава 6. На пути к себе есть опасность встретить самого себя

24.03.2025 Аэропорт, Москва, Коко

Коко забрал рюкзак с багажной ленты, рывком накинул его на сутулую спину и двинулся к выходу. Первым делом он собирался заехать к Зонду в больницу, забрать ключи от его квартиры и заглянуть туда по дороге в офис.

Это решение в некотором смысле избавило Коко от морально-этической дилеммы позволяло и проведать друга, и не отклоняться от намеченного маршрута.

В корпусе для лежачих больных на этаже с палатой Зонда было тихо. Тишину нарушало лишь мерное тиканье настенных часов. Стрелки на часах показывали без пяти минут одиннадцать. Вдоль по коридору стояли одинаковые керамические некрашеные горшочки с распустившимися розовыми, синими и белыми гиацинтами.

Коко неспешно дошел до палаты Зонда; его шаги гулко раздавались в пустом коридоре. Перед дверью он глубоко вздохнул и распрямился так, что хрустнули позвонки. На мгновение Коко замер, а затем, решившись, нырнул в палату.

Зонд лежал такой же бледный, вытянувшись в струну. Если бы не его напряженное тело, можно было бы подумать, будто он просто уснул. Коко подошел к прикроватной тумбочке, открыл верхний деревянный ящик, выкрашенный снаружи и изнутри белой водоэмульсионной краской, и стал небрежно рыться в личных вещах Зонда. Ключи были на виду, но Коко машинально провел рукой туда–сюда, перевернув чехол для очков, платок и браслет. Браслет Зонда.

Коко взял его в руки и включил:

– Покажи Зонда сейчас.

Браслет начал проецировать картинку на серую больничную стену. Первое, что он показал, было зеркало, в котором отразился сам Коко и кровать с Зондом.

– Покажи, что видит сейчас Зонд.

***

24.08.2025 Сознание Зонда

Голова отдельно от тела плыла по течению реки вдоль зеленых лугов. Интенсивный зеленый свет – отражение луговых трав – окружал голову и расходился мелкими ресничками по прозрачной поверхности воды. Не было видно ничего, кроме ошметков неба и отражения зеленой травы. Голова хаотично крутилась в прозрачной воде, и ей честно нравилось все, что происходит вокруг. На душе стало тепло и радостно. Коко словно сквозь толщу воды понял, что слышит переживания и мысли Зонда.

«Человечество умрет, когда сама идея человеческой оболочки перестанет быть ценной и жизненно необходимой разуму» – думал Зонд. – «Когда для полноценного функционирования тело потеряет свою нынешнюю ценность вместе с необходимостью мыть его, кормить и приукрашивать».

Промелькнул мост. По мосту с одного берега на другой, из густого леса на открытый луг шло тело. Тело без головы – ведь голова болталась в воде из стороны в сторону, проплывая прямо под мостом.

– После того, как у нас забрали мифы и убеждения, разрушили веру в базовые принципы, мы сами разрушили стены своей внутренней тюрьмы. Но получили ли мы свободу?

***

24.08.2025 Палата Зонда, Коко

Коко сидел на краю кровати, упираясь пятками в пол, и разглядывал мыски ботинок. Он размышлял и медленно сводил и разводил ступни.

«А что, если я заберу Зонда отсюда?» - Он бросил взгляд на тело Зонда. Тонкие конечности  лежали вдоль его почти невидимого, худого тела. Коко приподнял край одеяла, желая проверить, одет ли тот по погоде. Оценил его вид как удовлетворительный, прихватил из шкафа еще одно одеяло, и рывком закинул всю халабуду из тела и одеял на плечо.

В коридоре было все так же пусто и тихо. Коко пошел к процедурной в надежде найти там кресло-каталку. У круглой информационной стойки стояла только лежачая каталка. Искать дальше было некогда, и Коко поспешил бережно переложить Зонда на неё, укутал его плотнее и подоткнул выпирающее одеяло по бокам, чтобы тому было теплее.

В коридоре раздались размеренные шаги, кто-то шел и вполголоса разговаривал по телефону.

– Да–да, перезвоню через несколько минут, хорошо?

Коко знал, что ему необходимо срочно успокоиться, но паника лишь усиливалась, мысли в голове носились из крайности в крайность, как при пожаре. Он психовал, потел и злился. Все это сейчас было явно не вовремя, не по плану. Конечно, забирать Зонда тоже не входило в его изначальный план, но сейчас он уже не мог его бросить тут.

Он задвинул каталку за стойку информации в процедурный кабинет, вышел обратно в коридор, прикрыв за собой дверь, и твердыми шагами пошел навстречу голосу.

– Здравствуйте, – Коко увидел перед собой человека в белом халате. – Я пришел к другу из 429–ой. Хорошо, что я вас встретил. Можете немного рассказать мне о его состоянии?

Человек остановился. Перед Коко стоял мужчина без возраста: на вид лет тридцать пять, а по глазам – все пятьдесят. По его белому халату и взгляду свысока было понятно, что это врач. Он окинул Коко в ответ с ног до головы оценивающим взглядом. Оба молчали. Коко сменил кислую мину на официальную любезную улыбку и приготовился заискивать. Врач пристально смотрел на Коко, его глаза за золотой оправой очков смотрели строго и шутя одновременно. Он то хмурил лохматые рыжие брови, то расслаблялся и почти улыбался. После продолжительной паузы врач спросил:

– А вы знаете, что сегодня не приёмный день? И кроме дежурного врача и нескольких медсестер во всем корпусе никого нет?

– Я этого не знал. В любом случае, мой друг в клинической коме уже много месяцев, и я думаю, вряд ли я его сильно потревожил.

– Ну, хорошо, хорошо. Не расстраивайтесь, – глаза врача подобрели. – Давайте я вас провожу в 429–ую. Я – лечащий врач Зонда. Меня зовут Марк Анатольевич. А вас, извините? Насколько вы были близкими друзьями? Почему решили навестить Зонда именно сегодня?

– Мы бывшие коллеги, – Коко понимал, что они уже движутся к 429–ой палате, и ситуация выходит из-под контроля. – Как вы думаете, есть ли шанс привести его в чувство? Вывести из комы?



Оксана Пиния

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: