Второй контакт

Font size: - +

Глава 4

Ржавый оказался смышленым пареньком, который заботился, в меру его сил и разумения, о трех десятках детей, от пяти и до десяти лет. Он учил их выживать, диктуя один принцип - можно все, если ты догадаешься как это провернуть так, чтобы тебя не поймали.

Честно говоря, поговорив с ним, я убедился, что такой подход был более чем оправдан. Детей, которых ловили, отправляли в куда более худшие условия, чем они пребывали даже здесь. Здесь у них была свобода, а на перерабатывающей фабрике они были под постоянным надзором, и каждого из них, после того как он падал без сил от изнуряющего труда, самого пускали в переработку.

Разумеется, нигде в мире не сообщалось о том, что детская кожа, органы, и даже волосы, используются при изготовлении тех или иных товаров, да и люди не привыкли задумываться, откуда берется сырье для их потребления. Всем было просто плевать, и каждый должен уметь сам о себе позаботиться.

В моем детстве мир был, все-таки другим. Для нас существовали, конечно, жесткие правила, но при наличие таланта или мозгов, в нем все равно можно было найти достойное место. Ярким примером был мой детский приятель, инвалид от рождения, который родился без обеих ног, но обладал феноменальными способностями в области химии, и поэтому был трудоустроен еще с первого класса школы, а сейчас являлся ведущим специалистом в "Маджента Лайт".

В условиях нынешнего мира его ждало, максимум, при хороших родителях, унылое взросление лет до десяти, после чего, его, скорее всего, продали бы, постаравшись сделать это подороже.

Мир был жесток, и дети, живущие с Ржавым, понимали это лучше, чем все остальные. На них устраивали облавы "социалы", их пытались выловить копы, периодически появлялись охотники, которые доставляли свежих детишек педофилам, они чуть не подыхали от голода, и ни один из них понятия не имел, что такое полный живот, а лучшим пиршеством были выловленные крысы, хорошенько прожаренные на тепловой плите, которую им, каким-то чудом, удалось утащить с  одного из заводов.

В редких случаях им удавалось разжиться соевыми консервами, когда охранник на одном из складов пребывал слегка навеселе, но было это лишь раз в несколько месяцев, и тогда, самые маленькие из всех, пролезали через вентиляционные отдушины, в которые уже не помещались дети постарше, и выносили столько, сколько могли вытянуть их слабые ручонки. Обычно добытого хватало лишь на пару дней, но эту пару дней вся развеселая компания чувствовала себя богачами.

В остальном же им приходилось перебиваться ловлей и продажей крыс, на которых дети охотились с самодельными арбалетами, и мелкими кражами, поймав за которыми их могли и просто убить. Хотя, если подумать, то охота на крыс была ничуть не безопаснее - мелкие твари могли накинуться всей стаей, и это в лучшем варианте означало остаться без ног, а значит стать бесполезным для остальных. Что происходило с бесполезными, мне не сказали, но догадаться было нетрудно.

Меня разместили на втором этаже, подниматься на который требовалось по лестнице, в которую, в свое время, угодила ракета, и через пролом перелезать приходилось по обшарпанной пластиковой доске, явно не рассчитанной на вес взрослого.

В целом, там было даже неплохо, хотя и нисколько не напоминало привычные мне условия, но после гостевого модуля на базе что угодно казалось комфортным. Сквозняков не было, а детишки боялись ко мне приближаться, поскольку я был взрослым, а это значило, что я для них потенциальный враг.

Под утро они немного осмелели, и стали ко мне заглядывать, а та малышка, за которую я вступился, даже принесла мне кипятка и пакетик химического супа.

Честно говоря, к этой гадости я притронулся бы раньше только под дулом пистолета, но, так как выбора особого не было, я высыпал порошок в кружку.

Если зажать нос, то, в целом, это можно было даже пить. В конце концов, он содержал набор аминокислот, и всех питательных веществ, необходимых человеку на целый день. Во всяком случае, так было написано на упаковке. В реальности, у этой дряни может и содержался набор этих веществ, но аппетит она пробуждала серьезный. Во всяком случае, мой организм потребовал чего-нибудь пожевать.

Ближе к полудню, Ржавый появился вместе с каким-то типом, показал ему меня, и предупредил, чтобы я не высовывался, поскольку в Амстердам заявились нежданные гости - безы.

Они обыскивали каждую улочку, каждый дом, и детишки уже придумывали как именно меня переводить в другое, безопасное, место, минуя заградительные кордоны.

Еще спустя пару часов послышались первые выстрелы.

Как выяснилось чуть позже, местные вовсе не собирались содействовать безопасникам, и несколько недовольных вторжением уже поплатились за свое недовольство жизнями.

Спустя еще час, район Амстердама, давший мне пристанище, стал превращаться в зону боевых действий. В игру вступили военные.

Нет, мне, конечно, льстило, что моя скромная персона вызвала такой ажиотаж, но складывающаяся ситуация меня не радовала совершенно, уж слишком велик был риск нарваться на шальной выстрел.

Меж тем, детишки нашли способ проскользнуть, и Ржавый отрядил одного из мальчишек постарше провести первую группу, и проверить, подойдет ли этот путь для меня. Когда тот вернулся с утвердительным ответом, мы быстро снялись с места, и отправились в путь.

До вечера было еще долго, и нам приходилось выбирать самые затененные участки, чтобы не обнаружить свое присутствие.

За очередным кварталом мы, неожиданно, наткнулись на "встречающих".

Группа из десятка рослых ребят, одетых явно лучше, чем остальные местные жители, к тому же вооруженные старинным автоматическим оружием, которым никто не пользовался уже более полувека.

Один из них поправил бандану, и, зло выругавшись, спросил у других:

- Ну и где искать этого Русакова? Босс сказал его вывести, но было бы неплохо знать, где его искать, и чтобы при этом не нарваться на безов и военных.



Волтор

Edited: 11.01.2019

Add to Library


Complain