Вверх тормашками в наоборот

Размер шрифта: - +

Глава 36. Кто такой Дирмарр. Дара

Он пёр прямо на меня, царапая песок когтями, извивался шеей, хвостом и мелко подёргивал тушей, как недовольный чем-то кот. Разинутая пасть изрыгнула хриплое шипение, а я немедленно начала отползать на пятой точке назад.

Вскочить на ноги не успевала, понимала, что мне каюк, но инстинкт самосохранения заставлял двигаться. Тварь скребла когтями – я двигала задницей, помогая себе ногами. Расстояние катастрофически уменьшалось.

Хотелось закрыть глаза, тявкнуть жалобное: «Мама!» и прикрыть голову руками. Вместо этого я продолжала протирать гляделки о чешуйчатого рептилоида и пятиться. Такого позорного отступления ещё не знала история Зеосса, хотя это спорный момент.

– Что ты от меня хочешь? – взвизгнула, ни на что особо не надеясь, но тварь остановилась и повела ухом, будто прислушиваясь. И тогда меня прорвало:

– И вообще, что за манера – пугать гостей? Сидишь тут, мхом зарос, тебе даже поговорить не с кем! Радовался бы, но нет, прёшь танком, чешуя безмозглая, так и раздавить недолго! А если сожрать надумал, то жри, жри, скотина! Только учти: я несъедобная, и у тебя обязательно будет изжога, несварение, понос, золотуха и аллергия!

Сама не понимаю, откуда бралась вся эта чушь, но заткнуть меня в этот момент было невозможно. Сами понимаете: от страха ещё и не на такое можно сподобиться, а от моих воплей туша двигаться перестала, поэтому я решила не останавливаться.

– Тебе не стыдно?! Кто вообще учил тебя пасть открывать и зубы показывать? Ладно бы, еще улыбался, так нет!

Туша неуклюже шлёпнулась на песок, скрестила лапы и положила на них голову. Ей-богу, как собака. Змей Горыныч смотрел на меня из-под тяжёлых век, не мигая, даже устало как-то.

– Ты кто вообще такой?! Кем себя возомнил?!

Я хотела ещё пару фраз сказать, но не смогла: внутри что-то колыхнулось; где-то чуть выше желудка – толчок, а в голове хриплый выдох:

– Дирмаааааааррррр

Я сидела с открытым ртом. Тварь нашорошила уши и приподняла голову. Тускло блеснули глаза.

– Слышиишшшшь… – то ли спрашивала, то ли утверждала.

– Слышу, конечно, – решила не молчать. Мало ли?

– Боишшшшьсяяяя, – опять спрашивает? Утверждает?

– Боюсь, я что, дура, не бояться. Ты себя в зеркале видел?

Рептилоид опять встрепенулся. Страшно сверкнули острые зубья. Он ржёт, что ли?..

– Слушай, Дирмарр… Может, я пойду, а?..

Туша скребнула когтями по песку.

– У меня тут это… коленка разбита и палец сломан, наверное.

Яростный скребок лапой. Только песок во все стороны брызнул.

– Тогда съешь меня быстро. Чтобы я ничего не почувствовала, – вздохнула, никак не желая умирать.

Безжизненные глаза следят за мной неотрывно.

– Вернёшшшшьссся?..

Я не могла поверить своим ушам. Или чем я там слышала этот хриплый шёпот.

– Мне удирать очень тяжело, – призналась честно. – Следят за мной, понимаешь? Я тут вроде как чужая, свалилась из мусорки.

– Поговорррии.

– Да я и так говорю, – сказала и немного отползла на попе назад. – Ты лежи так, ладно? А то видон у тебя тот ещё. Не для слабонервных. То-то Ушан не захотел вниз спускаться. Ты небось всех тут распугал?

Дирмарр мотнул головой.

– Вот интересно, почему никто о тебе не рассказал? Если бы ты уменьшал народонаселение, о тебе слагали бы страшные легенды. А так никто и не заикался, что на озере кто-то людей пугает.

Туша в чешуе пошевелила ушами. Я перевела дух.

– Ты большой… дракон?..

– Дракоящщщеррр.

Ну, в общем, да. На дракона он явно не тянул, если подумать. Не такой уж и большой – размером с быка приблизительно, крыльев почти нет – так, два обрубка на спине. Похож на помесь ящерицы, динозавра и дракона: шея длинная, попа толстая, хвост в загогулинах; чешуя крупная, грязная какая-то. Морда драконья, а ещё эти ухи такие забавные – шевелятся. Чуткие по-собачьи, но похожи на кошачьи. И прижимает он их точь-в-точь, как земные кошаки.

В какой-то момент, оглядывая дракоящера, неподвижно растянувшегося передо мной, я поняла, что не боюсь. Ну, относительно. Не шевелится, песок не разбрасывает, зубья спрятал. А ещё брови у него лохматые и рыжие, а глаза – буро-зелёные, как у моей бабули.

– Так я пойду, Димон?

– Дирмарррр, – не согласился дракоящер.

– Слишком уныло и рычаще. А Димон – по-домашнему и мило, – возразила я и честными глазами посмотрела в полуприкрытый левый глаз чудовища. – Если смогу, приду ещё. Никому не скажу про тебя, а то расквохчутся – житья не будет.

– Отдай.



Ева Ночь

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться