Вязь времен-1. Игра воображения

1.VIP - XYIII

-Ты же любишь все необычное, - заключил шеф, - стало быть, тебе и карты в руки.

Я только устало хмыкнула. С момента окончания последней "командировки" миновала неделя, и я все еще просыпалась по ночам в холодном поту при мысли о том, что командировка продолжается. Единственный положительный момент состоял в том, что я почти утратила свойственную мне округлость лица и приобрела взамен стройность и утонченную прозрачность. Одним словом, я сделалась весьма изысканной, возможно, даже немного чересчур, а в процессе отдыха как раз надеялась достичь оптимальных пропорций.

И вот растаяли надежды на отпуск и даже на отсып... Оказывается, шеф именно для меня припас совершенно особенное задание, можно сказать, эксклюзив. И, конечно, очень срочный.

-Восемнадцатый век не моя епархия, - выдала я последний аргумент, - Да и Германия, кстати, тоже.

-Ничего, ничего, - шеф глумливо улыбался, понимая, что деваться мне некуда, - Зато стрессоустойчивость - твоя самая сильная сторона. И на этом обсуждение закрывается. Мы просто не можем упускать такой случай.

-Ну что в нем уж такого экстренного? - вообще-то я просто тянула время.

Было совершенно очевидно, что отбиться мне не удалось. По правде говоря, в истории слишком редко происходило что-либо действительно стоящее и вдобавок годное для вмешательства, чтобы пройти мимо и не воспользоваться шансом. Я снова грустно вздохнула, бросила в карман диск с заданием и отправилась домой.

Двумя часами позже, уже сидя за компьютером и изучая обстановку, я поняла, что случай нам в самом деле попался прелюбопытный.

Говоря коротко, дело было в следующем. В 1738 году в семье одного из немецких князей на свет появился мальчик с необычными способностями. Малыш мало обращал внимания на окружающий мир, не гукал при появлении матери, не улыбался и крайне редко фиксировал на чем-нибудь взгляд. Но уж когда смотрел на кого-либо, человек под взглядом младенца чувствовал непреодолимое желание совершить какое-нибудь действие. То есть, оперируя категориями современности, явно подвергался гипнозу. Как ни абсурдно это звучит, мальчик с рождения обладал явными гипнотическими способностями.

Странностей в поведении малыша, однако, никто не замечал, кроме престарелого семейного лекаря. Старик по мере сил что-то там исследовал и оставил об этом записи... Кстати, это было все, что осталось в истории от нетипичного княжеского отпрыска - как будто еще ребенком тот куда-то исчез. Мне следовало выяснить, что с ним произошло, и переправить мальчика в наш институт для подробного изучения.

Прогулка в легкомысленный галантный век выглядела совершенно безмятежной по сравнению с прошлыми моими эскападами, и все же профессиональное чутье, на которое возлагались основные надежды, громко сигналило о возможных трудностях. Не так-то прост был этот восемнадцатый век, и он расставил множество ловушек для путешественников, полагающих, что они в полной безопасности. Именно там каждый мог стать кем угодно, примерить на себя любую роль, и обставить любого соперника, играючи и шутя.

Я изрядно повеселилась над "легендой", которую ради этого состряпали наши теоретики. Мне предстояло путешествовать под видом русской аристократки, богачки и прожигательницы жизни.

-Наведешь как можно больше шороху, - благосклонно разрешил мне шеф, - Все равно про эту графиню ни черта нигде не сохранилось.

-Так-таки ничего? – я спрашивала не просто так, поскольку мало могло найтись исторических персонажей, о которых ничего не сумел бы сказать мой замечательный начальник.

На сей раз, он тоже придержал кое-что в рукаве (возможно, по привычке, приобретенной на предыдущей службе – в органах государственной безопасности):

-Ну конечно, конечно, ты меня поймала! Есть, но совсем немного. Предки из татарских князей, чрезвычайно вовремя принявших православие. О-очень богата, муж был настолько стар, что умер через месяц после свадьбы, и настолько глуп, что оставил этой вертихвостке все деньги, напрочь позабыв о детях от первого брака. Схоронив супруга, наша неугомонная мадам сделала ручкой всем претендентам на ее резко возросшее состояние, и укатила в Европу… И ни одна собака не знает, где она закончила свои дни. Можешь резвиться в свое удовольствие – что бы ты ни вытворяла, все равно не погрешишь против истины.

-Здорово! - посмеялась я, - А потом опять везде напишут, что от русских одни смуты и неприятности...

Портрет своего аристократического двойника преподнес мне изрядный сюрприз: на мой взгляд, сходство вовсе не было очевидным. Нет, цвет волос и глаз, овал лица, форма рук и прочие внешние характеристики, как будто, совпадали, но выражение лица, взгляд и даже поза…Анна Корсакова расположилась на маленьком диванчике, небрежно поглаживая белую крошечную собачку. Лицо аристократки выражало лишь скучающую надменность. Серые насмешливые глаза смотрели куда-то мимо меня, в направлении людей и предметов, с которыми мне только еще предстояло познакомиться…

-Разве мы похожи? - недоуменно резюмировала я.

Шеф расхохотался.

-Да, если ты будешь вести себя, как законченная стерва, вы с этой дамочкой сделаетесь просто на одно лицо! Между прочим, Анна, - посерьезнел он внезапно, - можешь один раз постараться и соответствовать персонажу. Никто тебе, помнится, не обещал полного и абсолютного сходства… Немного лицедейства - и все будет в порядке.



Katarina Kravcova

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться