Выбор Оракула

Размер шрифта: - +

Глава 3

Оливия

- Собирайся быстрее! – прикрикнула на меня лекарка, с которой мы сегодня дежурили в лазарете. – Берн сказал, что прибывший страж нуждается в помощи. Нужно спешить.

Я торопливо уложила в сумку специальную упаковку с разными снадобьями и перевязочным материалом, которая хранилась в отдельном шкафу как раз для таких непредвиденных случаев.

- А почему мы идем на осмотр? – удивилась, направляясь вслед за Мартиной. – Разве женщинам позволительно лечить мужчину?

- Страж – женщина, - отрезала лекарка. – Не задавай глупых вопросов. Сказано, идти, значит, иди. И пошевеливайся.

Мы покинули лазарет и, пройдя через двор, вошли в казарму охранников.

- Ну, наконец-то, - встретил нас Берн на первом этаже. – Сюда!

Мартина с недовольным видом последовала за мужчиной, а я с сумкой наперевес поспешила за ними.

- Проходите, - открыл перед нами дверь одной из комнат охранник. – Она здесь. Только задремала. Весь день в седле. Ногу подвернула.

- Какую? – деловито уточнила Мартина.

- Понятия не имею, - развел руками в стороны Берн.

- Ладно, - махнула на него лекарка. – Иди. Ты нам только мешать будешь.

- Ну, как знаете, - пожал плечами мужчина и вышел.

Мартина прошла в небольшую вытянутую комнату с кроватью, столом, двумя стульями, узким шкафом и тумбочкой.

- Просыпайтесь, - склонилась она над спящей женщиной и потрясла ее за плечо. – Нам нужно осмотреть вашу ногу. Расскажите, что произошло.

Женщина потерла глаза руками и внимательно посмотрела на лекарку. Затем попыталась привстать, но у нее ничего не вышло. Гримаса боли исказила приятные черты лица, и женщина снова рухнула на подушку.

- Приветствую, - через силу выдавила она. – В лесу неудачно спрыгнула с каплана. Нога попала в яму, подвернулась. В обед осматривала ее, была припухшей. Сейчас не знаю, что там творится. Только боль дикая при каждом движении. Ходить с трудом могу.

- Какая нога болит? – тут же спросила Мартина, придвигая себе стул и усаживаясь на него.

- Правая.

- Так, - засучила она рукава и метнула в меня недовольный взгляд. – Сейчас разберемся. Оливия! Чего застыла в дверях? Бегом сюда! Снимай с нее сапоги. Да поставь ты эту сумку! Не до нее сейчас.

Я поспешно опустила свою ношу на пол и принялась стягивать обувь стража. С левой ноги сапог легко слетел. А вот с правой никак не поддавался. Я потянула его посильнее, но тут женщина вскрикнула, и мне пришлось убрать руки.

- Неумеха! – обозлилась на меня Мартина. – Ничего путного от тебя не дождешься! И почему именно мне выпало с такой бестолочью дежурить?

Лекарка сама принялась тянуть, но эффект был точно таким же. Женщина терпела, как могла, стискивая зубы, но сапог с ее ноги никак не снимался.

- Придется разрезать, - вынесла вердикт Мартина, утирая пот со лба. – По-другому его не снять. Нога сильно распухла. Не пускает.

- Делайте что нужно, - устало выдохнула женщина, прикрывая глаза.

- Достань большие ножницы, - велела мне лекарка. – Да не эти! Неужели не понятно? Вон те. Да. Давай сюда!

Я передала ножницы Мартине, и она быстро разрезала голенище. Стянув остатки сапога, лекарка принялась осматривать поврежденную ногу. Кожа вокруг голеностопного сустава покраснела, из-за отека не было видно даже лодыжек.

- Мда, - протянула Мартина, ощупывая и двигая стопу то в одну, то в другую сторону, от чего женщина взвыла от боли. – Вывих точно есть. Насчет перелома не уверена.

- И что делать? – выдавила женщина сквозь плотно сжатые зубы.

- Сейчас вправлю, - отозвала лекарка. – А утром еще раз осмотрю. Если улучшений не будет, будем накладывать шину. И постельный режим, естественно, нужно будет соблюдать.

- Грын плешивый! – ругнулась женщина, сжав руки в кулаки. – Только этого не хватало.

- Так, - сосредоточилась Мартина, кивком указав мне на поврежденную конечность. – Иди, держи ногу вот здесь. Только смотри, чтобы крепко держала. А то ничего не выйдет. Сейчас нужно будет потерпеть.

Лекарка взялась за стопу, начала ее двигать вверх-вниз, а потом резко дернула. Страж вздрогнула всем телом и охнула от боли.

- Ну, вот и все, - довольно проговорила Мартина, вытирая вспотевшие руки о передник. – Теперь смажем ногу специальной мазью и наложим фиксирующую повязку. Утром отек должен пройти. И наступать будет легче. Но если все сохранится, будем решать, что делать дальше.

- Хорошо, - кивнула женщина. – Спасибо за помощь.

- Не за что, - отмахнулась лекарка и строго на меня посмотрела. – Заканчивай здесь. А я в лазарет пошла. Пациентов нельзя надолго одних оставлять.

Мартина вышла из комнаты, а я принялась рыться в сумке, доставая все необходимое. Пока занималась этим, исподтишка рассматривала стража. Женщина была высокой, стройной, с темно-каштановыми волнистыми волосами до плеч, живыми карими глазами и тонкими губами. На ее лбу выступила испарина, а на бледных щеках полыхал болезненный румянец. Как бы завтра лихорадка не началась.



Полина Краншевская

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться