Хамелеон. История одной любви

Размер шрифта: - +

Часть 12.

Зайдя за угол дома культуры я увидела идущего навстречу Сашку. Он был, как всегда, до отвращения обаятелен, со своим открытым взглядом и широкой улыбкой. Совсем недавно я радовалась, когда видела его, мы брались за руку и шли домой. Всю дорогу мы смеялись, и при каждом удобном случае он старался зажать меня в тени какого-нибудь куста и постоянно лез целоваться, при этом заталкивая свой язык куда-то мне в горло. Я часто шутила, что таким образом он хочет перекрыть мне кислород, но при этом никогда не отталкивала. В эти моменты Ритка кривилась с наигранным отвращением, а потом ржала, ведь часто мы ходили домой втроем. Ритка, Сашка… такое чувство, что это было сто лет назад, хотя на самом деле прошло всего несколько дней. С появлением Саввы все так изменилось… Но мне нравились эти перемены, я хотела их, хотя совсем не знала, к чему все это в итоге приведет.

Подойдя, Сашка обнял меня, но как-то настороженно, как будто понимал, что у меня на уме что-то нехорошее. Я же сухо поздоровалась, и предложила пойти в парк, в беседку, где мы часто проводили время в той, как мне уже казалось, прошлой жизни. Парк был совсем неподалеку, и мы шли до него молча, погруженные в свои мысли. Я думала, что мне сказать, как преподнести, как бы выразиться помягче, чтобы его не обидеть. Это были мои первые «серьезные» отношения, и, по сути, я никогда никого не бросала, поэтому не знала с чего начать.

— Саш, нам надо расстаться! — вдруг выпалила я, прямо посреди дороги, так и не дойдя до беседки.

Я шла, смотря под шаркающие по асфальту ноги, боясь поднять на него глаза. Я ждала любого вопроса, самой неожиданной реакции, но он молчал. Просто шел, послушно перебирая ногами. Такое его поведение оказалось еще неожиданнее того чего я не ожидала. «И что дальше? Что в этом случае делать дальше? Мы уже расстались, или еще нет?» — вертелось у меня в голове, а Сашка все продолжал молчать. Я искоса взглянула на его лицо. Он шел, смотря вперед, и лишь на скулах образовались предательские красные пятна. Они покрывали его каждый раз, когда он злился или волновался. Как же хорошо я успела его узнать за годы знакомства — мелькнуло в мозгу, и мне стало немного жаль. Всего жаль. И его, и себя, и нас в целом. Вдруг до меня дошло, что мы идем держась за руки. Его молчание начинало действовать на нервы, но я не решалась сказать что-то, краем глаза отмечая, что красные пятна потихоньку начинают покрывать шею...

Дойдя до беседки, мы сели на исписанную непристойными выражениями скамейку, оставив между собой почтительные двадцать сантиметров. Разговор никак не клеился, и я сто раз пожалела что не курю, было бы хоть чем-то себя занять.

— Саш, ну чего ты молчишь? — не выдержала я.

— А что сказать? — впервые за все время он взглянул мне в лицо. — Ты знаешь, фигово слышать такое. Представь себе.

— Я представляю… — промямлила я.

Ложь. Я понятия не имела, каково это.

— Но почему? Что случилось? Я что-то не так сделал?

И опять он ищет причину в себе. Как всегда.

— Нет, тут во мне дело, ты не при чем, — сразу же попыталась я его разубедить.

— А кто при чем? Слава?

— Его зовут Савва, — поправила я, чем видимо его не на шутку взбесила.

— Мне по хрену как его зовут! — сорвался с места Сашка, и принялся наматывать круги. — Мне неприятно чувствовать себя лохом, понимаешь?

— Саш, у нас с ним ничего не было! Мы просто дружим… Мы друзья, — честно призналась я.

— Мне все равно! Меня просто бесит, что этот фраер нарисовался такой крутой, и думает, что ему все можно.

— Да и не в нем дело, по сути. Я давно об этом думаю.

Очередная ложь.

— Может быть нам стоит взять паузу в отношениях?

Какую паузу? О чем я вообще тогда? Это дословная фраза. Я не помню, что я там тогда смотрела: Рабыню Изауру ли, Дикий Ангел, Тропиканку… но это явно было не моих мозгов дело. Какой-то бред! Пауза! Да что я тогда понимала в отношениях и паузах...

Битый час мы размусоливали тему наших отношений и нашего расставания. Сашка долго бесился и напрочь отказывался признавать себя побежденным. Он заговаривал мне зубы, уговаривал, пытался приставать, но просто развернуться и уйти он явно не собирался. В конце концов все это превратилось в какой-то фарс, я безумно устала и хотела есть, а от понимания, что до дома нам пиликать почти час, я практически кипела от негодования! Кое-как мне удалось вытащить его из этой злосчастной беседки, и наш разговор плавно продолжался до самого моего дома. В подъезде он чуть ли не плакал, уговаривая меня подумать «еще немножко».

— Хорошо Саш, я подумаю, — сдаваясь, устало вздохнула я. — Но пока мы расстались, и если я передумаю, я дам тебе знать, — я пошла вверх по лестнице, оставляя его стоять в одиночестве.

— А когда я могу тебе позвонить? — тройным эхо раздался его голос, чуть искаженный бетонными стенами.

— Пока никогда, — взглянув на него из-за перил, я ускорила шаг.

Именно с того момента я поняла на будущее, что если ты действительно хочешь расстаться с мужчиной, рвать нужно резко. Выдергивать все с корнем, не оставляя ни единого шанса на возобновление отношений. Чтобы потом не было проблем, душевных терзаний, и не приходилось пожинать плоды своего малодушия. Но это если ты точно уверена, что будущего нет.

Мне было шестнадцать, я ни в чем не была уверена, и я смалодушничала.

-

Не буду скрывать, вечером я даже немножко всплакнула на тему: «а счастье было так возможно». Но это были такие, лирические слезы, с легким флёром меланхолии. Сев за письменной стол, я быстренько накатала пару четверостиший, посмотрела его фотки, где он хуже всего получился, и меня отпустило. Вот так. Всего пару часов грусти, и любовь прошла. Моя старшая сестра гостила тогда у нас, она красилась у зеркала стоя в прихожей, а я сидела рядом на полу, и прислонившись к стене, поедала блинчики с творогом.



Агата Лель

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться