Хорошая адептка - мертвая адептка

Глава 6.4

Винсент мягко отклонил меня, заставив прогнуться в пояснице. Но я нисколько не сопротивлялась, поскольку доверяла ему, понимала, что нахожусь в руках человека, которого вряд ли кто-то превзойдет здесь по мастерству в этом нелегком деле. Он навис надо мной, и я ощутила на своих губах его разгоряченное и сбившееся от быстрого танца дыхание. Наши лица медленно сближались. От осознания того, что случится с секунды на секунды, сердце пустилось вскачь. И затуманенный разум нисколько этому не противился.

Взрыв аплодисментов вернул нас к реальности. Я несколько раз моргнула, прогоняя прочь наваждение, и в недоумении посмотрела на Винсента, который и сам пребывал в странном оцепенении, граничащим с шоком. В золотисто-карих глазах отражалась взрывоопасная смесь чувств: уже знакомая мне страсть, желание продолжить танец, походивший больше на борьбу, как внутреннюю, так и между нами, и изумление, вызванное моей ответной реакцией. Разве можно что-то скрыть от его проникновенного взгляда?

В отличие от меня, ректору понадобилась всего пара мгновений, чтобы взять эмоции под контроль, а затем одним рывком придать моему телу вертикальное положение. Вроде бы стоило радоваться, ведь Винсент избавил меня от дальнейших угрызений совести, но внутренности скрутились в тугой ком от накатившего чувства покинутости.

Я обвела беглым взглядом танцпол и ужаснулась. Все присутствовавшие ранее на нем пары отошли в сторону и образовали вокруг нас почти ровный круг. На их лицах читалось восхищение. Ненароком мы привлекли всеобщее внимание. Щеки тотчас запылали стыдливым румянцем, захотелось убежать, спрятаться от пытливых глаз гостей в каком-нибудь темном углу или же попросить ректора об одолжении: перенести меня в общежитие, но продолжила стоять истуканом. Видимо, я все еще находилась под воздействием тетушкиного зелья.

Винсент с холодной учтивостью подставил локоть и повел меня к столику, за которым уже сидела Аурелия в компании молодого мужчины. Она была одета в изумительное золотистое платье с глубоким декольте. Этот наряд удачно подчеркивал все достоинства ее фигуры. Я первой поздоровалась с опоздавшими и была уверена, что хорошо справилась с волнением. Даже ощутив на себе ледяной взгляд родственницы, заставивший невольно поежиться, я не потеряла самообладания. Увиденное однозначно ей не понравилось. Но неужели она подумала, что я положила на ректора глаз? Да они же без пяти минут помолвлены! Хотя следовало признаться хотя бы себе, что в последнее время стала грешить мыслями о нем.

Сидевший по левую от Аурелии руку сын лорда Лукаса с интересом смотрел то на меня, то на Винсента. Это был высокий темноволосый молодой человек худощавого телосложения. Правда, по росту он на пять-шесть сантиметров уступал главе академии. Его глаза мне показались весьма необычными - нереально зелеными. Их обрамляли густые черные ресницы, которым могли позавидовать многие модницы. А взгляд с прищуром в сочетании с узким прямым носом, резко очерченными тонкими губами и со слегка выпяченным подбородком придавал его владельцу насмешливое выражение лица.

Едва мы приблизились к столу, Лукас-младший поднялся и отодвинул для меня стул, демонстрируя превосходные манеры. Но перед тем, как опуститься на него, мы все же познакомились.

- Прошу простить нас за опоздание. В больнице возникло срочное и не терпящее отлагательств дело, - его голос оказался приятным, но не вызывал приятной в теле дрожи. - Джордан Лукас, - представился он первым, и мужчины обменялись приветственным рукопожатием. Они решили обойтись без формальностей, невзирая на статус и разницу в возрасте, которая составляла лет пять.

Шатен протянул ко мне широко раскрытую ладонь, в которую я вложила пальцы и уже в следующее мгновение ощутила щекочущее прикосновение мягких губ к своей чувствительной коже. И Винсент, и Аурелия не сводили с нас глаз, наблюдая за ходом знакомства. Возможно, они ожидали повторения плачевного исхода прошлого свидания, но я настолько была поражена танцем с ректором, что не могла собрать воедино разлетевшиеся по задворкам сознания мысли и начать трезво соображать. Не понимала, что забыла здесь, ради чего мы все здесь собрались.

Я заметила, как с тетушкиных губ слетел облегченный выдох, едва Джордан без последствий для здоровья и внешности опустился на прежнее место. А вот Винсент сжал свои в тонкую линию. Мне впервые за два года довелось оказаться в их компании. И хоть это меня никоим образом не касалось, я не собиралась упускать возможности собственными глазами увидеть, насколько они близки, понять, почему в доме ректора нет ни единой вещи, указывающей на присутствие в его жизни моей родственницы.



Маркова Анастасия

Отредактировано: 03.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться