Хорошая адептка - мертвая адептка

Глава 14

Стоило Аурелии сорваться с места с криком “Ах ты паршивая овца!”, и мы оказались в спальне Винсента. Ректор решил перенести нас в свой дом, чтобы избавить меня от разборок со слетевшей с катушек тетушкой. И я была безмерно благодарна ему за стремительный побег, поскольку мое состояние не располагало к выслушиванию незаслуженных обвинений и оскорблений. Тем более от той, которую некогда считала близкой подругой.

Винсент бережно опустил меня на мягкий ковер и, убедившись, что я уверенно стою на ногах, отстранился. Первым делом я осмотрелась. Ничто в комнате не указывало на бурно проведенную здесь ночь, однако это не помешало моим щекам залиться багряным румянцем при виде заправленной постели.

- Может, мне лучше к себе? - нерешительно спросила я, переведя взгляд на главу академии, у которого на скулах играли желваки.

В его глазах полыхало расплавленное золото. Ректор злился. Хотя нет, он был в ярости.

- Ни в коем случае! Пока все не закончится, побудешь у меня. Здесь тебя не достанут ни таргеринцы, ни тетушка. Что на нее вообще нашло?

- Пришла в бешенство, ведь ее хрупкий замок из песка все-таки рухнул, - пожала я плечами и сложила руки на груди.

- Можно поподробнее? - голос Винсента прозвучал немного резко.

- А? Что? Разве я что-то говорила? - пошла я на попятную, сделав вид, что и вовсе ничего не отвечала.

- Неужели до сих пор на что-то надеялась? Я ей четко дал понять, что между нами никогда ничего не будет, - он запустил пальцы в волосы и слегка взъерошил их. - В любом случае, я никому не позволю оскорблять тебя.

С этими словами он подошел к шкафу, выбрал майку, положил ее на покрывало, а затем заключил меня в объятия. Рядом со мной он заметно смягчился, хотя я по-прежнему ощущала напряжение в его теле.

- Тебе сегодня изрядно досталось, так что ложись и отдыхай.

- А ты? - я позволила себе вольность, и волна жара в тот же момент пронеслась по венам.

- С удовольствием составил бы тебе компанию, но не могу, - ухмыльнулся ректор, вглядываясь своими золотисто-карими глазами в мое лицо, словно хотел запомнить каждую черточку, каждый изгиб. - Появилось несколько непредвиденных дел.

- Каких?

- Надо отдать указание, чтобы в лаборатории навели порядок, а то магистра Триннес точно хватит инфаркт, - едва Винсент заговорил о порядке, под которым подразумевал тела таргеринцев, у него на лбу появилась глубокая вертикальная складка. - Да и с Аурелией не мешало бы переговорить, а то ей совсем крышу снесло. Она может тебе как-нибудь навредить, если не услышит меня?

Забота ректора вызвала приятный трепет в груди, поскольку не припомнила, чтобы кто-то так сильно волновался обо мне в последнее время.

- Помимо того, что рассказать о нас родителям, нет, - без толики сомнений ответила я, и Винсент снова напрягся.

- И как, думаешь, они воспримут новость?

- Понятия не имею. Не стану лгать, папа не очень любит боевых магов после истории с Говардом. Но многое зависит от того, каким образом тетушка все преподнесет. Хоть ничего такого и не было сказано, Аурелия может приврать и заявить, что я чуть ли не каждую ночь провожу в твоей постели. И опровергнуть ее слова мне уже не под силу.

Я ощутила, как с лица схлынывает кровь, едва представила, в какой ужас придет мама, едва узнает о моем неподобающем поведении.

- Если она так поступит, то окончательно упадет в моих глазах, однако тем самым Аурелия окажет нам услугу. Ведь лорд Стерн потребует от меня незамедлительно жениться на тебе, а я буду этому несказанно рад, - губы Винсента изогнулись в обворожительной улыбке. - А как ты смотришь на то, чтобы не дожидаться, пока она доберется до твоих родителей, а первыми известить их о нашем намерении сыграть в ближайшее время свадьбу?

- А если они не одобрят наш союз?

- Скажем, что ты беременна. Тогда точно одобрят, - совершенно спокойным голосом произнес он.

У меня перехватило дыхание от услышанного. Эта новость убьет маму.

- Но это не так! - выпалила я, разозлившись на Винсента, и отстранилась.

- Во-первых, откуда им знать, во-вторых, поработаем над этим моментом.

- Лорд Эванс, мне еще учиться три года, между прочим!

Услышав в моем голосе ледяные нотки, любимый нахмурился.

- Разве я отчисляю тебя из академии или заставляю бросить учебу? - его бровь вопросительно изогнулась.

- С ребенком будет сложно закончить академию.

- Сложно, но мы справимся. Наймем няню, подключим бабушек, - весомые доводы ректора умерили мой пыл. Однако на смену гневу пришел страх. Ведь не стоило забывать и о Эвансах.

- А как отреагируют твои родители?

- Придут в восторг. Ты же знаешь, как они тебя любят. Мама всегда стояла за тебя горой.

Внезапно его нежная улыбка померкла, а в глазах промелькнуло чувство вины и сожаления, вызванные, скорее всего, воспоминаниями о первых днях нашего знакомства. Но ему нечего было стыдиться, ведь и я раньше считала его сухарем и высокомерным занудой.



Маркова Анастасия

Отредактировано: 03.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться