Хозяин горы

Хозяин горы

А табачок у тебя дрань, лейтенантик. Никудышный совсем. Небось, трофейный?.. Не у Макарки ли Блохи заимствован, старосты здешнего? Он-то у нас завсегда разную дрань курит. Почему дрань, а не дрянь? Так не с души табачок-то погаными словами обзывать. Не правильно как-то. Вот ефрейтор твой, лейтенантик, дрянь, сразу видно. О-о! Гляди, как у него рожу перекосило-то с обиды. Не нравится. А как девку деревенскую на сносях под мамкин крик в сенях топтал, нравилось?.. Во-от. Так что дрань-то оно к сердцу ближе. Роднее. Вроде одежонки сношенной, а для житейского дела вполне годящейся. Понимаешь о чем я, младшой?.. Понимаешь...

  Так не Макарки Блохастого говоришь?.. С офицерского пайка?.. ШтандартЪ?.. Ну, не знаю. Ваш-то штандартЪ позабористей нашего будет, покрепше. А этот прелый совсем, даром что пайковый. Эй, рябой?! Да ты, ну! Чего молчишь? Правду я говорю али нет? Дранной табачок-то?!.. Хм. Ну, молчи, молчи, коли правда в том есть. А мы с младшим люди не гордые, дальше о своем разговор поведем. Да не кричи ты! Не кричи, лейтенантик! Не ответит он. Что поделать, не разговорчивый сослуживец тебе попался, не компанейский, с таким в походе с тоски помрешь. Как, говоришь, звать-то его?.. Как?.. Пэтэр Винтерльху... Чего?.. А-а, Пэтэр Винтерхультер. Петр, значит. Ну, коли Петр, то это хорошо. Хорошо, говорю, что Петр!.. А что из хульты - так мне один черт.

  Слышь, Петруха! Налью-ка я и себе шнапсу чуток - горло промочить. А то тяжко на душе, паскудно, на тебя глядячи. Топко. Да не жалей, не жалей ты, сквалыжная твоя душонка... Эк, как глаз недобро косит. На том свете сочтемся.

  А это у тебя, лейтенантик, чего из кармашка торчит? Фотокарточка вроде... Так я погляжу?.. Вот так, под луной-то оно виднее. И написано чего-то на оборотке не по-нашему... Sommer 1939. An Landhaus. Greta, Anna, Bridget und ich. Mit Buch ist Emil.* О, вон оно что... С книгой Эмиль, значит. Хм. Вот, младшой, и познакомились. А это, посередке, кто такая светлоглазая? Мамка твоя, что ли?.. Фрау Марта?.. Красивая. А девичий цветник, небось, сестры. Семья, говоришь? Ну, я так и подумал. Похожи. А папка, что же?.. Папки-то что на фотокарточке нет?.. Помер али как?.. В тридцать пять? От инфлюэнцы?.. Ты гляди, как оно бывает.... Слабый здоровьем был, что ль? Нет? А-а, шахтер. Ну, тогда понятно. Держи снимок обратно, лейтенантик.

  Эк тебя угораздило, младшой, под мою гору попасть. Что ж тебя мамка возле подола с сестрицами не удержала, кормильца-то своего?.. Чего не уберегла? Сам, небось, воевать выспросился, с молоком-то неотертым на губах? Что?.. Ну-у, под конец они всех гребешком-то погнали, понятно. Погонов понавешали... Черти! Слышь, а, может, не твой это мундир, а?.. Чей, чей... Не знаю. Не хочешь не отвечай. Только я и так вижу. Лет-то тебе, поди, и двадцати нет?.. Почти девятнадцать?.. Говорю же, сопляк еще.

  Чего шепчешь, младшой?.. Да молчит твой Петька, на что мы ему?! Я уж и так и эдак звал, молчит и знай на шнапс косится. Правда, что ли, друган твой?.. С одного городка.... А что гефрайтер?! И ефрейтор молчит. От него на этом свете уж чуток осталось - носопырка да пальцы корявые. Я в том смысле, что болотце-то здешнее ко всякой дряни жадное. Вмиг в омут утянет, и за грехи у Бога испросить не успеешь. Ну, Бог это Бог, он за свое сам разберется, а ты-то уж его сейчас прости. Глядишь, ему на дне не так тяжко будет. С дури он в тебя пальнул, с обиды, что за девку брюхатую да мамку ее заступился. Вспомнить себе обещался. А как топнуть стал, так со страху по вам с Петькой и.... Думал, уйдете... Дрянь-то она по себе мерку снимает.

   А девка, Настасья, добрым словом тебя вспомнила. Позвала вот меня. Да только не люблю я в ваши дела мирские лезть, мне своих хватает. У меня на горе давеча обвал случился - подземник постарался, ручей, что в деревню бежит, камнем завалило. Хочешь не хочешь, разгребать пришлось. Гнездо с орлятами в том обвале сгинуло. Хорошие были орлятки, путные, только оперились и на тебе... Теперь надо сызнова птицу завлекать. А еще самое время подлесок хвойный на гору вести. К камню приучать. Непутевый он после пожара, всего боится. Прям как зверье малое. У тебя-то дома, младшой, гора есть, нет?.. Холм Елены?.. Ишь, ты! Названье-то какое девичье. А-а, зазнобу так звать? Живет там? На нашу Настьку похожа?.. Ты гляди, видать красавица. Свезло тебе, лейтенантик. А холм это хорошо. Я с холмовыми знаюсь. Сам когда-то холмовым был, а теперь вот горой обзавелся. Хозяйничаю.

  Да ты не слушай меня, коли не хочешь. С бормотанья моего толку мало. А что про песню, так то не я пою. Куда мне. Я больше слушать гаразд. Вот за руку тебя возьму, младшой, вместе и послушаем. Раскурим дранной табачок-то. А на заутренней разойдемся. Тебе-то спешить некуда, а мне надо далее гору свою стеречь. А покуда посидим, поболтаем, одному помирать-то оно невесело.

  

  *Лето 1939. На даче. Грета, Анна, Бриджит и я. С книгой Эмиль. )




Пожаловаться