Хранитель Зеркал

Размер шрифта: - +

Глава 10. Арианна

 

Злой ветер бьет в лицо, путает волосы... я снова здесь, и мне не остается ничего, кроме как последовать сну. Цепляясь за траву, ползу вверх. Я знаю, что увижу на вершине - и правда: огромные врата ждут меня, ждут, как обычно. На черном металле знак, который я ненавижу с детства - дерево, чьи крона и корни сплетаются в двойной круг. Ну что ж, добро пожаловать в Лабиринт.

- Подумай, прежде чем войти. Выйти сможешь, лишь умерев, - и я уверена, надпись на вратах нисколько не преувеличивает.

Я поднимаю голову, чтобы осмотреть высокие стены. Подхожу ближе, к самым вратам, провожу пальцами по четко вырезанной линии узора. Откуда-то знаю: надо быть больной на голову, чтобы добровольно вступить в Лабиринт.

Лабиринт - это смерть.

Вздрогнув, я отступаю назад и чувствую, как в сердце проникает боль. Эти сны всегда заканчиваются одинаково. Я поднимаю руку к груди, касаюсь холодного металла... на руках остается кровь. Рубиновые капли стекают в ладонь. Боль, боль, боль... и я...

 

Я резко села. Проморгалась, отбросила с лица волосы. Ненавижу эти кошмары. С тех пор, как умер отец, эти кошмары из случайных превратились в постоянные. Бывало, видела охваченные пламенем города, смерти и величественные здания, оседающие, как замки из песка... Я осторожно прикоснулась рукой к груди, напротив сердца, и покачала головой. Я привыкла к этим снам. А все равно неприятно.

Отец умел прогонять страх; кошмары отступали, пока он был рядом.

А теперь его нет.

- Мне тебя не хватает, - портрет мог передать внешность отца, но нарисованное лицо оставалось мертвым. Гордый седой мужчина с зелеными глазами не имел ничего общего с тем человеком, которого я помнила, - жизнерадостным, веселым и смелым магом огня, который без колебаний отдал жизнь за тех, кого любил.

Я потерла виски. Когда пришло сообщение о смерти отца, я отказалась верить. Но прошел год, другой... отец не вернулся. И все-таки продолжала упрямо повторять себе, что он жив - потерялся, пропал, но жив. Глупо, конечно, да. Но я пообещала, что найду его, живым или мертвым; пообещала, что узнаю его судьбу... и я узнаю.

Хотя бы ради того, чтобы он рассказал, какого шайтан мне вручили от него свиток Хранителя.

- А, ты не спишь? - дверь открылась, и Ханна, в короткой сорочке и пушистых тапках, подошла ко мне.

Даже без макияжа - редкое зрелище - сестра выглядела по-настоящему красивой. Медно-рыжие волосы, мягкими волнами спадающие на плечи, черные глаза с задорным блеском... Ханна - точная копия матери в молодости, даже по характеру. Обе любят внимание, обаятельны, умеют поддержать разговор. Они настоящие светские львицы. На их фоне я казалась пришельцем из другого мира.

- Надеюсь, я тебя не разбудила. Мне нужна темная лента для платья. Раз не спишь, то, будь добра, найди, - в этом вся Ханна. Вместо просьбы - приказы, вместо приветствия - пренебрежение. Она не со зла, такой характер. Но иногда хочется послать ее к шаксу, чтобы не зазнавалась. - И побыстрее, у меня еще парикмахер и ванна.

- Сама найдешь, - огрызнулась я. С утра меня сложно назвать доброй. Тем более в день приема Ардиана Веруда. Вездесущее имя!

- Ой, поду-умаешь! - Ханна танцующей походкой подошла к шкафу и бесцеремонно полезла внутрь. - Хотела тебя предупредить, Ари. Кай мой, и я не горю желанием воевать с тобой за его внимание.

Я чуть не взвыла. Сколько можно! Кай на каждую юбку засматривается - почему именно ко мне Ханна придирается по сто раз на дню? Мы с Каем как дружили, так и дружим; ничего не изменилось.

- Это он тебе сказал? Ханна, он не только твой парень, но и мой друг. Я сама решу, занимать его внимание или нет.

- Я предупредила.

- А я не услышала.

Ханна злобно сощурилась, но, подумав, сменила гнев на милость и улыбнулась.

- Ну пожалуйста, Ари! Ты же не откажешь любимой сестре в маленькой просьбе?

- Любимой сестре... это какой?

- Ты же добрая девочка...

- Я злая тварь, сама недавно просветила, - радостно уточнила я.

- Прошу тебя. Этот вечер для меня важен, - Ханна бросила свои поиски и серьезно на меня посмотрела. Проникновенно. Укоряюще. Прямо как мама, когда той что-то нужно.

Почему - ну почему! - вечно наступаю на одни и те же грабли?!

- Я постараюсь, - тихо вздохнула я. - Лента в ящике, а не в шкафу. И сложи все, как было!

- Правда? - Ханна рассмеялась и запихнула вещи обратно. Так она и сложила, ну конечно! Сгребла в охапку и бросила. - Да, точно, в ящике. В благодарность советую тебе надеть коричневое платье, как раз по моде. Надеюсь, ты не забыла про прием?

Она подмигнула мне и вышла. Коричневое платье... то, которое идет мне меньше всего. Чего еще ждать от Ханны?

- Раз оно тебе так нравится, так и быть. Подарю на день рождения, - я перевела взгляд на календарь и вырвала листок. Денек будет тот еще! Смяв листок в руке, я со злостью бросила его на пол и встала.

Помедлив, подошла к столу, открыла коробку и провела пальцами по фиолетовой ткани платья. Даже маме не к чему придраться. У Тиары безупречный вкус. Платье вышло скромным, но красивым. Воздушное, с жестким корсажем, выбитым черным узором и пышной юбкой до колен, - сомневаюсь, что понравилось бы Ханне, но мне нравилось без оговорок. Я не поклонница роскошных нарядов, но мама права: такие приемы не для удовольствия. Они для того, чтобы бросать другим пыль в глаза.

- "Если мой брат тебя не заметит, то я не Тиара Веруд! Шучу-шучу, не вздумай менять платье", - процитировала я вложенную записку и почти увидела улыбку подруги.

Я аккуратно сложила платье, еще раз провела ладонью по ткани и резко повернулась к зеркалу. Могу поклясться, я что-то видела... или нет? В зеркале отражалась только я и...

- Люи!

Медленно разворачивающаяся в воздухе обертка застыла, и спустя пару мгновений мой личный спирит проявилась в воздухе. Вонзив острые клыки в конфету, Люи постучала ножками по часам.



Виктория Олейник

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться