Хроники Або

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 7. Олаф и приживалы

Вокруг Олафа царила суета. Новички сходили с корабля, потеряно озираясь, стажеры постарше уже спустились по трапу и ушли вперёд, не задерживаясь.

Из четырех человек у Олафа осталась одна Соня. После драки на Рёлочной первым уехал Ахо, за ним — остальные, никакие уговоры и увещевания Григера не подействовали.

«Если подумать, так это какой-то ужас: выучиться и всю жизнь сидеть в офисе, потом пенсия и смерть, — размышлял Олаф, шагая по тропинке, засыпанной голубыми камешками. Соня семенила рядом, задумчивая. — С другой стороны, в Гардарики смерть найдёт меня быстрее… зато вахми, зато море, зато Велина, зато свобода…».

По широкой дороге дружной толпой сторожилы прошли к высоченной голубой ели. У ели дорога раздваивалась: направо — длинный путь опоясывал скалистый мыс, и сад Библиотеки, налево — короткий, напрямик к главному входу замка Рогервик. Олаф остановился под елью. Придержав Соню за плечо, он пропустил вперёд остальных ребят, не первый год служащих в Десятом отделе. Те свернули налево к замку.

— Подождем у Одиночки, — сказал он Соне, садясь на корни под пушистыми ветвями. — Одиночкой мы называем эту колючую красавицу. Пойдешь к ней, и всегда выйдешь на тропу — никогда не заблудишься.

Соня кивнула.

— Господин Григер! — Олаф обернулся. К нему подбежала Астра и коротко поклонилась. — Все уладилось с родителями?

— Можно и так сказать, — улыбнулся он. — Ты одна? Где Янков? Барс?

— Я здесь, цвету и пахну. Здрасти, — отозвался Николай, он нес разом три сумки и был, как показалось Олафу, на взводе.

— Ну что, как бабуля? — спросил Григер.

— Бабуля отлично, — ответил Николай, выбираясь из-под ветвей. — А Вы будто похудели?..

— Да? — удивился Олаф. — Я и не заметил, сильно плох?

— Не хуже, чем обычно, — Николай опустил сумки.

— Не слушайте, — обратилась к Олафу Астра и тронула его за локоть. Олаф нервно поправлял рукав сюртука. — Вам очень идет форма, и лицо у Вас не худое, а отдохнувшее.

— Спасибо, — улыбнулся Олаф. — Вот, ребята, познакомьтесь. Соня Талерво. Моя единственная подопечная в этом году. Николай Янков, Астра Эклунд, — представил учеников Олаф.

— Здоро́во, как сама? — Янков пожал крохотную Сонину ручку.

— Скажите, что я в порядке, — отвечала она, когда Олаф перевел вопрос.

— Слушай, Астра, а Лейф не мог понести твои сумки? — проворчал Николай. — Вы не подумайте, мне не тяжело, просто лицо у Меркула шибко довольное.

Астра пропустила это замечание мимо ушей и обратилась к Олафу.

— Сегодня на инициации моя сестра, Нора, — Олаф добродушно кивнул, и Астра, понизив тон, продолжила. — Пожалуйста, устройте так, чтобы ее поселили ко мне в комнату.

— Думаю, это можно, — Олаф подмигнул ей.

— Премного благодарна! — довольно улыбнулась она, присев в реверансе, затем отошла к девчушке в толпе и попыталась отобрать зелёную шляпу, но девочка проворно выхватила ее обратно.

— Вы не поверите, все это от большой любви, — выдохнул Николай, закидывая сумки за спину. — Увидимся за завтраком, — махнул Янков, Олафу. — Пока, Соня.

Уходя, Николай замешкался, пропуская вперед многочисленную группу господина Аза́ра Ба́смана, он сопровождал на инициацию детей Гардарики, и за ним следовало с полсотни человек. Соня посмотрела на удаляющуюся спину Азара, затем на кудрявую голову Николая:

— Кто были эти ребята?

— Мои ученики. У нас настоящая команда, — сказал Олаф, но не стал уточнять, что это вся его «команда». Он начал набирать группу всего два года назад, и в то время как другие отряды насчитывают по два, а то и три десятка стажёров, у него по-прежнему было два человека. Олафу давал фору лишь генерал Калев. У генерала табель с учениками всегда пуст.

Почему Астра и Николай пошли учиться к Олафу, он сам не знал. Чтобы выбрать в наставники приживалу, всё-таки нужно обладать недюжинней смелостью и отвергать предрассудки, и за это Олаф был им благодарен.

Свернув направо, следом за Азаром, Григер и Соня по мосту перешли горную речку с водоворотами и завихрениями. За мостом дорога пошла вверх.

Олаф остановился посмотреть на маяк у восточного мыса, место, где он собирался со своей командой.

— Знаешь, у нас тут големы водятся, — как бы между прочим заметил он после долгого молчания.

— М-м-м, — грустно протянула Соня.

— С големом можно поговорить, — продолжал он. — Только один день в году!

— И сегодня именно такой день? — выдохнула Соня.

— Да. Поэтому на «Лире» такое столпотворение. Обычно на Рогервике очень спокойно, даже скучно. В день Гула Земли приезжают охотиться на големов. Я тоже пробовал, но они всегда ускользали. И это очень забавно, потому что големы огромные и неповоротливые, но как-то умудряются прятаться в сосняке.



Нао Хольм

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться