Хроники Або

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 26. Астра и цветочный орнамент

Несмотря на свою обычную рациональность, холодность в этот раз пустить ситуацию на самотек у Астры не получалось. После наветов Меркула из дома пришло сдержанное письмо от Розы:

«…Господин Хадарсли ждет нас в Ту́рии… господин Эклунд прибыл домой… ситуация требует скорейшего прояснения…»

В письме были и другие безличные слова ни в чем Астру не уличающие и ни к чему не обязывающие. Но сквозь вежливость сквозила угроза. Астра чувствовала, Лейф «разобрался с ней» наповал. Она решила руководствоваться здравым смыслом, опираться на строгие правила.

Но все эти возвышенные помыслы растаяли, стоило ей представить Марту и Лейфа. Как наяву: вот сидит Лейф с Мартой за столом, склонившись над письмами Астры. Кудри Марты касаются щеки Лейфа и они вместе разбирают ее сбивчивый почерк. И так ярко Астра это представила, что внутри всё поднялось и разом вскипело.

Подъезжая к родовому поместью, где выросло ни одно поколение Эклундов, Астра задернула занавеску, но через полупрозрачную ткань всё равно виднелись очертания белого дома. Её гнев перерос в стыд. Как деревья и горы вырисовались из тумана на горизонте, так же и в памяти стали проступать мелкие воспоминания из детства: голубой пол в гостиной, яблочный сад и в нем множество ворон.

На крыльце ждала Роза. Не успела Астра выбраться из кареты как, тётя кинулась обниматься. Расцеловав племянницу в щёки, она увела Астру в пустой дом. В ту самую гостиную с голубым полом. В доме тепло натоплено.

Подали обед. Роза говорила мало, очевидно, опасаясь сказать лишнего. За едой тётя только внимательно следила за Астрой и при каждом удобном случае старалась погладить её по руке или плечу.

После Астра выглянула в большой сад. Раньше там всегда было много детей поваров и слуг, но хозяйским детям играть с ними было запрещено. Теперь все выросли. Сад стоял совсем одинокий пустой и спокойный.

— Как себя чувствует Нора в Десятом отделе? — Спросила Роза.

— Гораздо лучше, чем я. Николай присматривает за ней в мое отсутствие.

— Это его не утомляет?

— Молчаливость, конечно, не принадлежит к числу добродетелей Норы, но Янков справляется.

Астра отодвинула золотую фигурку слона, державшую раму, намереваясь закрыть окно, и только тогда заметила, с противоположной стороны сада за ней с укором следят строгие глаза. Это были сестры: Полли и Рената Линдел. Миловидные, сентиментальные девушки. Астра кивнула и улыбнулась, с сестрами она давно в дружеских отношениях и даже недолго гостила у Линделов в Загросе. Ответом на приветствие остался холодный и презрительный взгляд.

Улыбка исчезла с тонких губ Астры. Она поняла, враждебность появилась у сестер с тех пор, как Лейф написал в Круг письмо с грязной клеветой. Если бы Астре пришлось обсуждать с сестрами сложившуюся ситуацию, она сказала бы, что Лейф — подлец, каких мало, и больше заслуживает гневных взглядов. Виновата она только в том, что не разглядела нутро Меркула раньше, но рада, что это произошло до свадьбы. Астра заранее знала их ответ. Однако она не принадлежала к числу тех людей, кто любит спорить или оправдываться. Поэтому закрыла окно.

— Давно у нас Линделы?

Почему Роза не предупредила о приезде сестер, Астра спрашивать не стала.

— Приехали вчера. — тётя направились вглубь комнаты, где уютно потрескивал камин, и старая горничная Йон поправляла пледы на тахте. Обратившись к Розе, Астра высказала вслух свою мысль:

— Кажется, я вышла из милости у сестер Линдел. — Смягчить металлические нотки не получилось.

— Ты не знаешь, но они самые восторженные обожательницы красавца Меркула, — Роза смотрела на племянницу удивительно спокойными карими глазами и помолчав добавила. — Следующим, летом состоится помолвка Ренаты с Лейфом.

Астра шумно выдохнула:

— Неужели наш опыт ничему не научил старших Линделов?

— Отец против, но глава семьи сказал последнее слова. Да и сама Рената в полном восторге…

— Как все это глупо! — поморщилась Астра, усаживаясь в мягкое кресло. Горничная зажгла еще пару свечей и удалилась.

Роза взялась за вышивку, а Астра напряженно ждала, пока родители вернуться с собрания. Когда совсем стемнело, отец вбежал в комнату и остановил нежный взгляд на Астре. Она встала, приветствуя его.

— Я надеюсь, ты понимаешь, мы не поверили ни единому слову Меркула! — Георг, сжал дочери руки. Ей страшно хотелось обнять его, разгладить складки сюртука на спине, и заботиться, делать все, что он скажет. Без конца извиняться, каяться, за всё на свете. Наконец рассказать, как она любит его и мать… Но она не смогла пересилить себя.

— Правда, Роза? Ни единому слову, — Георг отнял руки и прошел к сестре.

Роза горячо закивала и сморгнула слезы. При редких встречах с братом она обычно не могла сдержать чувств и плакала после его ухода.

— И что теперь делать? — спросила Астра, когда все сели за круглый стол с разложенным шитьем. — И, все-таки, зачем приехали Линделы?



Нао Хольм

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться