Хроники Або

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 42. Ларс и тертые яблоки

В очередное воскресенье, Басман оставил Ларса доплетать амулеты. С тех пор, как Олаф перестал выдавать им срочные Нормы, Ларсу оставалось только сосредоточиться на сдаче долгов Басману. Он лениво перебирал красные нити амулетов и корил себя за бестолковость. Амулеты выходили у него из рук вон плохо, несмотря на старания Олафа, Николая и Астры.

Затем Ларс задумался о последней партии питца на маскараде, той самой, во время которой Элинор точно с цепи сорвалась и «уронила» веер прямо на поле. Ларс, конечно, предложил расставить все камни по местам, но Николай и сторожилы повздыхали, повздыхали и разошлись.

Янков тогда попытался сыграть против Ларса из центра — наглец. И Ларс погрузился в размышления, как бы он вывернулся из ситуации, когда его стали бы давить из середины, как бы он себя повел, когда бы его приперли к стенке?

За размышлениями не заметил, как стемнело. Решив, на сегодня хватит, он отправился на поиски Басмана, чтобы расписаться в табеле. Оставалось сдать еще две Нормы с семьюдесятью амулетами, и Ларс станет свободен.

Но Басмана нигде не было, ни в гостиной, ни в кабинете. Когда наставника не оказалось и у Авсеня, Ларс свернул к приемной Стража. Столкнулся с Найденом. Тот запирал дверь одной рукой, в другой держал большую корзину.

— Что у тебя там? — спросил Ларс.

— В корзине? — улыбнулся Найден. — Варенье малиновое, ватрушки и тертые яблоки с сахаром. Хочешь, пошли к Авсеню выпьем чаю.

— Хочу! — обрадовался Ларс. — Только я сначала загляну к господину Басману, и потом сразу к тебе. Кстати, не знаешь, где он?

— Как не знаю? Знаю! Сегодня к нему приехали за Нормами из Патестатума. Кажется, Второй отдел. По-моему, они в канцелярии. Вроде с табелями вышли накладки, и они ищут документы, сбегай туда, если у тебя пустяковое дело. А я тебя подожду.

Ларс кивнул и побежал на третий этаж к канцелярии. Осторожно приоткрыл дверь и уже открыл рот чтобы поздороваться, но осекся, услышав, как на Басмана кто-то ругается грубым, солдатским тоном.

А сам Басман, отвечая, срывался и заикался от волнения. Ларс оставил сумку в коридоре, чтобы случайно не задеть чего-нибудь, в канцелярии ужасно тесно, и протиснулся между стеллажами. Басман с визитером были где-то в глубине. Ларс крался и жалел, что надел новый костюм. Костюм был словно деревянный и казалось, скрипит от каждого шага.

— Признавайся по добру, как ты пропустил амулет…

Ларс похолодел и поспешил вперед. В горле встал ком. Он наклонился и чуть отодвинул папку. Выглянул в щель. К Басману пришли двое, неизвестный господин в светлом кителе Второго отдела и дама с тремя посохами на поясе.

— У меня, честно говоря, доже ума не хватило проверять амулеты на такую глупость, тройной узел вместо одинарного, Азар! Человек руку потерял!

Басман стал оправдываться тем же срывающимся тоном. А сторожила в кителе забавно прищелкивал пальцами, точно джазовый музыкант, каждый раз, когда господин Басман сбивался с мысли или с буквы.

— Хорошо, мое дело… — наконец собрался Басман, но дама жестко его прервала.

— Ваше дело провалено. Там уже догадались, что Белехан проклят. Но догадались не по твоей вине…

— Только поэтому ты еще жив. — жестко заметил сторожила.

—… Промашка с амулетом всего лишь вызвала подозрение. Хольм «поделился» с РК секретом нашего уважаемого аптекаря.

Как только Ларс услышал про проклятье и амулеты, сразу понял, что к Найдёну на тертые яблоки он не попадет.

— А я считаю, — не согласился сторожила с дамой. — провал с Белеханом на твоей совести, Азар, еще промахи…

— Я не хочу тебя терять, Басман. Будь внимателен.

— А что Хольм? Вы добрались до журналиста, он сущий мальчишка…

Басман опешил и даже согнул колени. Он видимо не ожидал, что говорит так громко.

— Я знаю Хольма девять лет. — Прикрикнула дама. — Стоит ему улизнуть из Гарадарики и все концы вводу. Поминай, как звали. — Она тоже смешалась. — Нервы задают, простите. Мы должны успокоиться. Хольм добрался до протоколов.

— Кто?

— Нюхач выкрал, шельмец. С ним я решу… на ветру его повыветрю. — ответил сторожила. — Но с журналистом повезло. Хольм попался Янкову. Я заберу журналиста из камеры.

— Из страны он не выберется живым. — подтвердила дама. — Не видать ему Парижа как своих ушей.

Замолчали. Они словно чего-то ждали. Сердце у Ларса ёкнуло. Неужели заметили? Но оказалось дама и Басман ждали решения сторожилы.

— Хорошо. Положения наше тяжелое, но не фатальное. Аптекарь рассказал, как снять проклятье. Если мы перехватим каменное масло…

«Каменное масло! — запомнил Ларс. — Панацея от проклятья. Только где его раздобыть в Гардарики?!»

—… Вы, — обратился сторожила к даме, — добейте Хольма. А вы дожмите мальчишку. Так и тылы и фронта восстановим.

— Если я надавлю еще, мальчишка сломается. Сорвётся и провалит дело.

— Тогда Цесар свернет вам шею Басман. Хотя… — сторожила задумался. — Либо наши, либо РК, но кто-то обязательно вам шею свернет. — и добавил с притворным сочувствием. — нельзя ведь так подставляться, в самом деле…

Нервы Ларса не выдержали, и он покрался назад. В коридоре схватил сумку, притворил дверь канцелярии и выскочил за поворот. Бросился в кабинет Басмана и там сжег в камине все амулеты, которые подготовил для Нормы. Еще не хватало, чтобы амулеты Ларса достались Навану как трофей.

«Думают, я испугаюсь? Не испугаюсь. — Ларс достал из коробок с Нормами остальные амулеты и все сжег. И, глядя, как амулеты потрескивают и съеживаются на углях, всерьёз задумался. — Почему мне не страшно? Не потому ведь, что я храбрец. Я трус. Я сейчас пойду и расскажу все Янкову. Расскажу, как было, и он скажет, как мне быть».



Нао Хольм

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться