Хроники Або

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 45. Нао и жемчужные франки

Собрав все вещи, они легко уместились в одну походную сумку, Нао спешно покинул дом фельдшера Генри и отправился куда глаза глядят.

Хольм точно знал, теперь за ним следит Наван и РК. И в первом и во втором случае, неприятности случились, потому что Нао не смог удержаться. Не удержался и пошел к аптекарю Бауэру за Карпензиумом, хотя зарекался не иметь со Скупкой дел. И не удержался — решился заговорить с эмпатом, хотя зарекался не иметь дел с РК.

«Ну кто знал, что этот Марич такой отчаянный? — оправдывался перед собой Нао. — Ведь я решил будто он выдохся… С другой стороны, я сбежал. Значит мы еще повоюем.»

Хольм сбежал на Скупку. Лучшего места для того чтобы залечь на дно он не придумал. Но даже на скупке без жемчуга не прожить и через два дня скудные запасы Нао предательски иссякли. Выход оставался один — идти в редакцию. И сняв на последние деньги лучшую из худших комнат в ночлежке, Нао сел писать, облизывая грифель карандашного огрызка чтоб писал темнее. благо Хольму было, что сказать. Но пришлось отложить блокнот: мальчишка—«потеряшка» постучал в окно и сунул в огромную щель между стеклом и рассохшейся рамой записку.

Нао прочел, помрачнел и даже ругнулся. Ему придется отправиться в Гадару.

После того как он попрощался с Белояром и покинул Рогервик Хольм неизменно чувствовал спиной слежку. Он успел запомнить, как минимум двоих. А один из них серый, бесцветный будто и кожа, и ботинки у него одного цвета с дорогой и грязным снегом. Бывало прилипнув к Нао не отходил ни на шаг. Несколько дней пришлось «вилять хвостом» по барам, докам и папертям Загроса и Артакаты. Как раз после той беготни Нао и решил залечь на Скупке Ятреба.

Отправляясь в «магазин» табличек, за третий столик знаменитого вонючего притона, Хольм придумывал как уговорить скупщика отдать таблички в долг. Но одновременно с этим Хольм анализировал свое положение. Он под колпаком как не крути и по хорошему пришло время покинуть свое залеженное дно и опуститься еще ниже — бежать из Гардарики. Раздобыть жемчуг и возвращаться на материк, во Францию.

Искать сейчас встречи с Нюхачем, не смотря на то, что за Нао следят, значит подвести под виселицу и Нюхача и всех его связных.

С боем, но не ожесточенным, как ждал Нао, он достал два билета в рассрочку к Гадаре и оттуда на Ятреб.

«Поменяю жемчуг на франки. — думал Нао, выбираясь из вони притона на свежий воздух. Сражение со скупщиком закончилось под утро, пора отправляться в Гадару. — Флибустьеры хороша заплатят. И все! Баста! Прощай тухлая похлебка здравствуйте хот—доги и интернет!»

Но Нао не мог просто уйти. Нужно было выжать из этого как можно больше пользы. И он видел эту пользу в том, чтобы все—таки рискнуть на вояж в Гадару и на встречу с Нюхачем.

***

Поборов себя, Нао прогулочным шагом вышел из подворотни на тротуар проспекта Гадары и направился к дворнику убирающему слежавшийся снег.

— Милейший, ищу магазин «Щит и голубь», вроде идти вверх по улице Вятки… — спросил Нао, запуская руки в свою сумку по самые локти и, только убедившись, что дворник разглядел лежавшие в сумки бумаги, достал карту.

— Я безграмотный. — Тут же буркнул дворник, и еле слышно протянул, — Хольм, когда ты мне напоминаешь об этом, я тебя люто ненавижу.

— А как я тебя ненавижу, Нюхач! — Так же тихо отозвался Нао, пряча карту обратно в сумку. — Зачем оставил протоколы в доках? Ладно, если бы их кто забрал, могли и выкинуть…

— Нет у меня времени думать, как за тобой подчистить.

—Я тебя в столице трое суток ждал, ты так и не объявился! Здесь, — Нао, запнулся и поправил ремень сумки, при этом вечная спутница Хольма, ложечка в железном стакане на дне сумки, звякнула, — точно названо имя второго патрульного?

Нюхач, переминаясь с ноги на ногу, поглядывал в соседний темный переулок.

— Не «его», а «ее»! — неожиданно коротко ответил. И так это было резко, что Хольм вздрогнул. — За мной приходили…

Ранним воскресным утром улицы Гадары пустовали, но дворник продолжал кого-то высматривать. Нао отвернулся, отстранившись от Нюхача и, глядя с тоской на море, по голубой глади которого, он планировал сбежать в Париж к свободной жизни. Здесь в Гадаре он даже дышал с трудом, все время мерещились недруги, слежка, дурной глаз и Лазарет, в котором ничем не пахнет. Нао даже хотел сходить на ту площадь где недавно вздернули Лихорадку, но времени не было на экскурсии.

— Скажи-ка мне, друг дорогой, что тут думают об убийстве?

Дворник подступил, усердно сметая снег Нао на сапоги.

— Режешь без ножа! — Хольм нехотя отдал дворнику розовую жемчужину. — По твоей милости мне теперь ночевать на улице.

Нюхач пожал плечами и ответил:

— Ну-у... что тут... Никто в Гадаре на пиратов не думает... Есть такие, что сделают и без скупщиков…

— Как без скупщиков? Да в Гадаре и не все шишки на Ятребских контрабандистов? Не верю. Нужно точнее.



Нао Хольм

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться